КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

предмете.
— Это не выдержал мой язык, а не ум. Я наслаждалась: ее глаза были
точь-в-точь, как у ее проклятого китайского мопса, они едва из орбит не
выскочили! Ну, все! Теперь приходится искать другую работу, но сперва я так
хотела бы поехать в Париж!..
— Договорились. По дороге я дам вам необходимые инструкции.
Пуаро и его новая секретарша не полетели самолетом, за что Джейн была
крайне благодарна мсье Эркюлю. Ей не хотелось бередить себя воспоминаниями о
лежащей у кресла на полу мертвой женщине в порыжевшей от пыли черной
одежде…
На пути из Кале в Париж у них было отдельное купе, и Пуаро посвятил
Джейн в свои планы.
— Мне нужно будет повидать в Париже нескольких человек. Адвоката —
мэтра Тибо. Мсье
Фурнье из французской сыскной полиции-меланхолика, но умницу. Мсье
Дюпона-отца и мсье Дюпона-сына. Я займусь отцом, а вам, мадмуазель Джейн,
предоставлю сына. Вы очаровательны, и, полагаю, он вас помнит еще с
дознания.
— Мы повстречались потом еще раз… после того,—созналась вдруг
Джейн, залилась румянцем и описала мсье Пуаро случайную встречу в
Конер-Хауз.
— Превосходно, все к лучшему. Ах, это была превосходная идея —
захватить вас с собой в Париж! Теперь внимательно слушайте, мадмуазель
Джейн. По возможности избегайте обсуждения дела Жизели, но не уклоняйтесь от
этой темы, если такой разговор начнет Жан Дюпон. Хорошо, если б вы
намекнули, что в преступлении подозревается леди Хорбари. Цель моей поездки
в Париж, можно сказать, такова: посовещаться с мсье Фурнье и разузнать от
отношениях леди Хорбари с убитой.
— Бедная леди Хорбари! Или вам попросту нужен предлог, чтоб еще раз
повидать ее?
— О! Она не того типа, какой мне нравится. Впрочем, еще раз увидеть ее
будет полезно!
Джейн минутку поколебалась, затем спросила:
— А вы не подозреваете в преступлении мсье Дюпона-младшего?
— Нет, нет, мне просто нужна информация.— Пуаро проницательно
взглянул на Джейн: — Он симпатичен вам, этот молодой человек, а?
— Нет,— улыбнулась Джейн,— я сказала бы не так: он прост и вместе с
тем с ним интересно и приятно.
— Вот как, по-вашему, стало быть, прост?
— Очень. Я думаю, это потому, что он ведет несветскую жизнь.
— Пожалуй…— согласился Пуаро.— Например, он не лечил ничьих зубов.
Он не был разочарован при виде героя, дрожащего от страха в кресле дантиста.
Джейн рассмеялась:
— Не думаю, чтобы Норман заманивал к себе таких героев.
— Он терпит неудачи, коль собирается ехать в Канаду.
— Теперь он уже поговаривает о Новой Зеландии. Думает, что тамошний
климат будет для меня более подходящим.
— Во всех случаях он патриотичен, всегда останавливает свой выбор на
британских доминионах.
— Надеюсь,—сказала Джейн,—что это окажется ненужным!—Она
вопросительно взглянула на Пуаро.
— Вы доверяете старому Пуаро? Что ж, обещаю вам сделать все, что
смогу, обещаю вам. Но учтите, мадмуазель, существует персона, не выходившая
до сих пор на сцену: она еще не сыграла в нашем деле своей роли… пока что
не сыграла…—Он, нахмурясь, покачал головой.— В этом деле, мадмуазель,
существует еще один не известный нам фактор. Все указывает на его
присутствие…
Через два дня по прибытии в Париж мсье Эркюль Пуаро и его секретарша
обедали в небольшом ресторанчике, Дюпоны — отец и сын — были гостями
Пуаро.
Мсье Дюпона-старшего Джейн находила таким же очаровательным, как и его
сына, но Пуаро монополизировал его с самого начала. Впрочем, ладить с Жаном
было ничуть не обременительно;
Его мальчишеская живость нравилась Джейн, как и тогда, в Лондоне. Он
был так же прост и дружелюбен. Но, даже болтая с ним и смеясь, девушка
настороженно ловила обрывки разговора старших. Она искренне удивлялась;
какую же информацию хотел получить Пуаро? Насколько ей удалось расслышать,
беседа ни разу не коснулась убийства. Пуаро искусно вызывал своего
компаньона на разговор об истории, раскопках, о древностях… Его интерес к
археологии казался и глубоким, и неподдельным. Мсье Дюпон наслаждался
беседой и собеседником как никогда. Ему редко попадался такой умный и
симпатичный слушатель.
Вскоре молодые люди отправились в кино, и, едва они ушли, Пуаро
придвинул стул поближе к своему собеседнику.
— В наше время, когда так трудно с финансами, вам, вероятно, очень
сложно увеличить ваш капитал? Вы соглашаетесь принимать частные денежные
пожертвования?
Мсье Дюпон обрадовался:
— Друг мой, да мы умоляем об этом буквально на коленях! Но наши
скромные раскопки никого не привлекают. Людям подавай эффектные результаты!
Помимо всего, они еще любят золото-огромное количество золота! Удивительно,
говорят они, как это нормальный человек может в нашу эпоху интересоваться
битыми черепками!.. А ведь в керамике, если угодно, выражена вся романтика
человечества! Узор, форма, обжиг…
Мсье Дюпон увлекся и предостерегал, чтобы мсье Эркюля не сбили с толку
псевдоправдоподобные публикации некоего В…! Подтверждал, что поистине
преступно неверное датирование в трудах некого Л…! И настоятельно просил
помнить о том, сколь безнадежно ненаучна стратификация в работах почтенного
Д…! Пуаро торжественно обещал, что его не собьет с толку ни один из трудов
сих ученых мужей! Затем он сказал:
— Не могло бы пожертвование суммы, скажем, в пять тысяч фунтов…
Мсье Дюпон перегнулся через стол в возбуждении:
— Вы… вы предлагаете? Нам?! Помочь в исследованиях? Это же
великолепно, изумительно! Самое значительное пожертвование из всех, что мы
когда-либо получали!
— Я рад, если для вас это помощь..
— О да, souvenir… Мы сможем найти новые образцы керамики!..

— Я хотел бы еще…— перебил археолога Пуа-ро.— Моя секретарша —
это очаровательная девушка, вы видели ее сегодня вечером,— было бы
преотлично, если бы она могла нас сопровождать!
Мгновение мсье Дюпон казался ошеломленным.
— Что ж,—сказал он наконец, дернув себя за ус,—это возможно. Я
посоветуюсь с сыном. С нами поедут мой племянник с женой. Предполагалась
вообще-то семейная поездка. Но я переговорю с Жаном…
— Мадмуазель Джейн горячо интересуется керамикой. Древность с детских
лет очаровывает ее. Раскопки — мечта всей ее жизни. А кроме того, она
замечательно штопает носки и пришивает пуговицы.
— Ценные достоинства!
— Разве нет? Но, позвольте, что вы рассказывали мне о сузских
гончарных изделиях?..
Счастливый мсье Дюпон увлеченно продолжал монолог о Сузе Первой и Сузе
Второй… Возвратившись в отель, Пуаро застал Джейн в холле.
Она желала доброй ночи Жану Дюпону. Когда они поднимались в лифте,
Пуаро сказал:
— Я подыскал для вас интересную работу. Весной вы будете сопровождать
Дюпонов в их поездке в Персию.—Джейн ошеломленно глядела на него.— Вам
будет официально сделано такое предложение, и вы тотчас согласитесь,
выказывая как можно больше восторга!
— Я решительно отказываюсь! Я ни за что не поеду в Персию! Я
возвращусь на Мюзвелл-Хилл или отправлюсь в Новую Зеландию с Норманом!
Пуаро нежно подмигнул ей.
— Дитя мое,—сказал он,—до будущего марта еще несколько месяцев.
Выразить восторг еще не значит купить билет! Кстати, я говорил сегодня о
пожертвовании, но чека не выписал. Между прочим, утром я должен достать для
вас руководство или справочник по допотопной керамике Ближнего Востока. Я
сказал Дюпону, что вы страстно интересуетесь… керамикой!
Джейн вздохнула.
— Быть вашим секретарем — это не синекура! Что-нибудь еще?
— Да. Я сказал, что вы превосходно штопаете носки и пришиваете
пуговицы.
— Представление прикажете устраивать завтра?
— Наверно, да,—сказал Пуаро,—разумеется, если они учтут словечко,
которое я за вас замолвил!

ГЛАВА XXIII. АННА МОРИСО

В половине одиннадцатого на следующее утро меланхоличный мсье Фурнье
вошел в гостиную и тепло пожал руку коротышке-бельгийцу. Он был оживленнее
обычного.
— Мсье,—воскликнул он,—я должен вам кое-что сказать. Думаю, я нашел
в трубке ту особенность, о которой вы говорили в Лондоне!
— А-а! — произнес Пуаро, просветлев.
— Да,—сказал Фурнье, присаживаясь на краешек стула.— Я много
размышлял над вашими словами. И опять, и опять повторял себе: «Невозможно,
чтобы преступление было совершено тем способом, в который мы поверили». И в
конце концов я увидел связь между фразой, которую я повторял, и тем, что вы
сказали о найденной трубке!
Пуаро внимательно слушал, но молчал.
— Тогда, в Лондоне, вы сказали: «Почему была найдена трубка, если ее
так легко было выбросить в вентилятор?». Теперь, я думаю, у меня есть ответ.
«Трубка была найдена, потому что убийца хотел этого».
— Браво! — воскликнул Пуаро.
— Это вы тогда имели в виду? Хорошо, я до этого додумался. Теперь
дальше. Я спросил себя:
«Почему убийца хотел, чтобы трубку нашли?». И получил ответ: «Потому
что трубка не была использована».
— Браво! Браво! Таково и мое мнение!
— Я сказал себе: отравленный дротик-да; но не трубка. Тогда что-то еще
было использовано для того, чтоб послать стрелу,— нечто такое, что мужчина
или женщина могли бы приложить к губам и чтобы это движение осталось
незамеченным. Тут я вспомнил, как вы настаивали на составлении полного
перечня вещей, которые были у пассажиров. Мое внимание в списке особо
привлекли следующие пункты: у леди Хорбари было два мундштука для сигарет, а
на столе перед Дюпонами лежало множество курдских трубок…
Фурнье умолк и поглядел на Пуаро. Пуаро сидел с непроницаемым видом.
— Эти предметы вполне естественно можно было приложить к губам, и
никто бы в этом ничего особенного не усмотрел!.. Я прав, не так ли?
Пуаро поколебался, затем сказал:
— Вы на правильном пути; продолжайте. Но не забудьте об осе.
— Осе? — Фурнье казался озадаченным.— Нет, в этом я не последую за
вами. Не вижу, при чем здесь оса!
— Не видите? Но я же…
Пуаро прервал телефонный звонок. Он взял трубку.
— Алло!.. А-а, доброе утро. Да, да, я, Эркюль Пуаро. Это мэтр
Тибо…—сказал Пуаро тихонько, обращаясь к Фурнье.—Да, да, в самом деле.
Очень хорошо. А вы? Мсье Фурнье? Совершенно верно. Приехал. Сейчас здесь.—
Пуаро положил трубку на стол.— Мэтр Тибо пытался добраться до вас в сыскной
полиции. А там ему сказали, что вы отправились ко мне. Поговорите с ним.
Кажется, он взволнован.
Фурнье взял трубку.
— Алло… Фурнье вас слушает… Что?.. Не может быть! В самом деле?
Да, уверен, что будет. Мы сейчас же придем.
Он повесил трубку и поглядел на Пуаро:
— Это дочь. Дочь мадам Жизели приезжала к нему, чтобы заявить о правах
на наследство.
— Откуда же она приехала?
— Из Америки, насколько я понял. Тибо пригласил ее для делового
разговора приехать к половине двенадцатого. Он полагает, что и мы зайдем на
минутку.
— Ну, разумеется. Мы немедленно отправляемся… Я только оставлю
записку для мадмуазель Грей.
Мсье Пуаро торопливо написал:
«Неожиданное событие заставляет меня выйти из дому. Если позвонит или
придет мсье Жан Дюпон, будьте с ним любезны. Говорите пока о носках и
пуговицах, но только не о доисторических гончарных изделиях. Он в восторге
от вас, но он интеллигентен!
До встречи.
ЭРКЮЛЬ ПУАРО».
— А теперь идемте, мой друг,— сказал он, вставая.—Это именно то,
чего я ждал: на сцену вышел еще один неясный пока для нас персонаж,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *