КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

— Сядьте, мадам.—Тон Пуаро был мягкий, но достаточно настойчивый.
Сисели повиновалась. Пуаро занял место на стуле, рядом с ней. Манеры
его были отечески нежны, успокаивающи.
— Мадам, умоляю, смотрите на меня как на друга. Я хочу дать вам совет.
Я знаю, вы в серьезной беде.
Она слабо пробормотала:
— Я не…
— Ecoutez, мадам, я не собираюсь выведывать у вас ваши секреты. Это не
нужно. Я их все знаю. В том, чтобы знать,—сущность хорошего детектива.
— Детектива? — ее глаза расширились.— О! Помню… Вы были в
самолете… Это вы?..
— Совершенно верно, это был я. А теперь, мадам, перейдем к делу. Как я
только что сказал, я не настаиваю, чтоб вы мне доверялись. Вы ничего не
будете МНЕ рассказывать. Я буду рассказывать ВАМ. Сегодня утром, около часа
назад, у вас был посетитель. Он… кажется, его имя Браун?..
— Робинсон,—шепотом поправила Сисели.
— Все равно: Браун, Смит, Робинсон-этими именами он пользуется
поочередно. Робинсон приходил шантажировать вас, мадам. Этот человек
обладает определенными доказательствами… э-э… одного вашего
неблагоразумного поступка. Улики эти принадлежали в свое время мадам Жизели.
Теперь они попали в руки к этому человеку. Он предлагает вам откупиться от
него, очевидно, за шесть-семь тысяч фунтов?
— Восемь.
— Значит, за восемь. А вы, мадам, не находите, что достать такую сумму
в короткий срок затруднительно?
— Я не могу этого сделать!.. Просто не могу!.. Я уже вся в долгах. Не
знаю, как мне поступить…
~ Успокойтесь, мадам. Я пришел, чтобы помочь вам. Ведь я — Эркюль
Пуаро. Не бойтесь, положитесь на меня, я рассчитаюсь с этим мистером
Робинсоном.
— Да,—резко сказала Сисели.—А сколько вы захотите? Эркюль Пуаро
поклонился:
— Я хотел бы иметь фотографию прекрасной леди, фотографию с
автографом… Поверьте Эр-кюлю Пуаро. Мадам, мне нужна правда, только
правда, ни о чем не надо умалчивать, иначе моя инициатива будет связана.
Торжественно клянусь вам, что вы никогда в жизни больше не услышите о
мистере Робинсоне!
— Хорошо,—утирая слезы, сказала Сисели.— Я расскажу вам все.
— Отлично. Итак, вы занимали деньги у Жизели? Леди Хорбари кивнула.
— Когда это было? Я хочу сказать, когда это началось?
— Восемнадцать месяцев назад. Я была в Затруднительном положении. Я
играла. Мне ужасно не везло.
— А она ссужала вам столько, сколько вам было необходимо?
— Сперва нет. Только небольшие суммы.
— Кто вас направил к ней?
— Раймонд-мистер Барраклоу. Он сказал мне, что она одалживает деньги
светским женщинам.
— Впоследствии она стала больше доверять вам?
— Да. Давала мне столько, сколько я хотела. По временам казалось, что
это какое-то чудо.
— Особое чудо мадам Жизели,—сухо уточнил Пуаро.— Это еще до того,
как вы и мистер Барраклоу стали… э-э… друзьями?
— Да.
— Но вы опасались, как бы обо всем этом не узнал ваш супруг?
Сисели зло закричала:
— Стивен педант, формалист! Он устал от меня! Он мечтает жениться на
другой… Он тотчас ухватится за мысль о разводе!
— А вы не хотите развода?
— Нет. Я… я…
— Вам понравилось ваше нынешнее независимое положение, а кроме того,
вы наслаждаетесь обильным доходом. Совершенно справедливо. Les femmes,
разумеется, должны следить за собой.
Но продолжим. Вставал перед вами вопрос выплаты долга?
— Да, а я… я не могла выплачивать. Тогда мерзкая старуха
разозлилась. Она знала обо мне и Раймонде. Она раздобыла адреса, даты… не
знаю даже, что еще.
— У нее были свои методы,— сухо сказал Пуа-ро.—И она, вероятнее
всего, угрожала в случае неуплаты долгов передать все это лорду Хорбари? Так
что для вас ее смерть оказалась… благом?
Сисели искренне ответила:
— Это все показалось мне чудом.
— Да, в самом деле. Но ведь все это заставило вас немного
понервничать? Ведь в конце концов, мадам, у вас единственной в самолете были
причины желать ее смерти.
Сисели резко перевела дыхание:
— Я знаю. Это было невыносимо. Я находилась в ужасном состоянии.
— Особенно после того, как вечером, в Париже, накануне ее отъезда, вы
посетили ее и устроили сцену.
— Старая ведьма! Она не уступала ни на йоту! Казалось, она
забавляется! О, какая же это была скотина! Я ушла оттуда совершенно
измотанная.
— А на дознании вы сказали, что никогда прежде ее не видели?
— Ну что же еще я могла сказать?
Пуаро задумчиво поглядел на нее.
— Вы, мадам, больше ничего не могли сказать
— Это ужасно! Ложь, ложь, ложь! Этот отвратительный инспектор снова и
снова приходил и пытался заставить меня проговориться! Донимал вопросами. Но
я считала, что я в безопасности и только наблюдала за его попытками. Ведь он
ничего не знал. А потом,— продолжала Сисели,— я почувствовала, что если
что-то должно всплыть, то уж всплывет все сразу! Я была в относительной
безопасности до того, как вчера получила это ужасное письмо.
— И все это время вы за себя не боялись? Ни разоблачения, ни ареста за
убийство…
Краска сбежала со щек Сисели:
— Убийство?… Но я не… О! Не верьте этому! Я не убивала ее! Нет…
Вы должны верить мне, должны! Я не вставала с места, я…
Внезапно Сисели замолчала. Ее красивые голубые глаза с мольбой глядели

на Пуаро.
— Я верю вам, мадам, верю по двум причинам. Во-первых, потому, что вы
женщина. А во-вторых — была оса. Но вам это ни о чем не говорит. Тогда —
за дело. Я разделаюсь с этим вашим мистером Робинсоном. Даю вам слово, вы о
нем никогда больше не услышите и не увидите его. Уж я с ним расправлюсь! Но
сперва я приступлю к выполнению своих обязанностей и должен буду задать вам
два вопроса. Был ли мистер Барра-клоу в Париже накануне дня убийства?
— Да. Мы обедали вместе. Но он счел за лучшее, если к старухе я
отправлюсь одна.
— Ах, вот как! И еще один вопрос, мадам: ваше сценическое имя, до того
как вы вышли замуж, было Сисели Бланд. Это ваше настоящее имя?
— Нет, мое настоящее имя Марта Джебб. А другое…
— А другое больше подходит для профессии. А где вы родились?
— В Донкастере. Но зачем это вам?..
— Простое любопытство. А теперь, леди Хорбари, позвольте мне дать вам
совет: почему бы вам не уладить ссору с мужем и благоразумно развестись?
— И позволить ему жениться на той женщине?
— Совершенно верно. У вас великодушное сердце, мадам; а кроме того, вы
будете в безопасности, а ваш муж будет выплачивать вам содержание.
— Очень мизерное!
— Eh bien, но вы будете свободны и сможете выйти хоть за миллиардера!
— Их теперь нет…
— Ах, не верьте этому, мадам. Человек, у которого есть три миллиона,
теперь, впрочем, может быть, два — еще существует.
Сисели невольно рассмеялась
— Вы говорите так убедительно, мсье Пуаро.
А вы и в самом деле уверены, что этот отвратительный тип никогда больше
не станет меня преследовать?
— Слово Эркюля Пуаро! — с торжественным поклоном как истинный
джентльмен провозгласил мсье Пуаро.

ГЛАВА XX. НА ХЭРЛИ-СТРИТ

Инспектор Джепп торопливо шагал по Хэрли-стрит, затем, заглянув в
бумажку, остановился возле чьей-то двери и позвонил. Дверь открылась. Он
спросил доктора Брайанта.
— Вы на прием, сэр?
— Нет, я сейчас напишу несколько слов.
Он написал на визитной карточке:
«БУДУ ВЕСЬМА ОБЯЗАН, ЕСЛИ ВЫ СМОЖЕТЕ СЕЙЧАС УДЕЛИТЬ МНЕ НЕСКОЛЬКО
МИНУТ. Я НЕ ЗАДЕРЖУ ВАС НАДОЛГО».
Вложив карточку в конверт, он отдал ее дворецкому. Джеппа провели в
приемную там уже сидели две женщины и мужчина. Джепп опустился в кресло и
раскрыл старый номер «Панча». Вскоре снова появился дворецкий и вполголоса
проговорил:
— Если вам угодно немного подождать, сэр, то доктор сможет повидаться
с вами; он очень занят сегодня.
Джепп кивнул. Он ничего не имел против того, чтобы подождать; наоборот
— он даже приветствовал это. Женщины начали болтать. Они были высокого
мнения о достоинствах доктора Брайанта. Пришли еще несколько пациентов.
Доктор Брайант, очевидно, преуспевал.
«Здорово делает деньги,— думал Джепп.— Не похоже, чтобы он брал в
долг; но, разумеется, не исключено, что он мог занимать под проценты
когда-то давно. Как бы то ни было, практика у него отличная; из-за скандала
он мог бы обанкротиться. Поэтому-то и плохо быть врачом…»
Через четверть часа дворецкий пригласил:
— Пожалуйте, сэр. Доктор может принять вас. Джепп прошел во врачебный
кабинет Брайанта — комнату с большим окном, находившуюся в глубине дома.
Доктор сидел у рабочего стола. Он встал и пожал руку детективу. На его лице
с приятными чертами лежала печать усталости, но он не казался ни
взволнованным, ни смущенным визитом инспектора.
— Чем могу быть полезен, инспектор? — спросил, снова усаживаясь,
доктор и жестом предложил Джеппу занять стул напротив.
— Прежде всего я должен извиниться, что отвлекаю вас в приемные часы,
но я не надолго, сэр.
— Ладно. Вы, полагаю, пришли по поводу смерти в самолете?
— Совершенно верно, сэр. Я пришел задать вам несколько вопросов. Не
могу раскусить задачки со змеиным ядом.
— Я не токсиколог, как вам известно,—сказал доктор Брайант,
улыбнувшись.—Это не по моей части. У вас же есть Уинтерспун.
— Да, но видите ли, доктор, Уинтерспун — эксперт. А знаете, что такое
эксперты? Они изъясняются так, что обычному человеку их не понять. Но
насколько я все-таки понял, у этого дела есть медицинская сторона. Правда
ли, что змеиный яд вводят иногда при эпилепсии?
— Я не специалист по эпилепсии,— ответил доктор Брайант.— Но знаю,
что инъекции яда кобры при лечении эпилепсии давали в отдельных случаях
отличные результаты. Но, я уже сказал, это не по моей части.
— Знаю, знаю. Важно вот что: я почувствовал, что вы этим делом
заинтересовались, к тому же вы лично были в самолете. Вот я и решил, что у
вас теперь могут появиться кое-какие мысли, полезные для меня. Много ли
толку от того, что я обращусь к эксперту, если я не имею понятия, о чем мне
следует его расспрашивать!
Доктор Брайант улыбнулся.
— В ваших словах есть доля правды, инспектор. На земле нет, наверное,
человека, который остался бы совершенно равнодушным, столкнувшись с
убийством… Я заинтересован, да. Я довольно много размышлял, строил разные
версии, предположения. Это дело занимает меня; все в нем весьма необычно…
Поразителен самый способ совершения убийства! Но, я полагаю, возможен лишь
один шанс из сотни, что убийцу никто не видел. Должно быть, это был человек,
безрассудно пренебрегший опасностью! Да и выбор яда поистине удивителен!
Каким образом мог убийца достать этот яд? Где? По-видимому, едва ли найдется
один человек из тысячи, слышавший о существовании древесной змеи! И еще
меньше найдется таких, что смогли бы раздобыть яд этой змеи. Я врач, сэр, но
сомневаюсь, что когда-нибудь смог бы достать его. У меня есть друг,
занимающийся научными исследованиями в тропиках. В его лаборатории много
образцов сухих змеиных ядов. Кобры, например. Но я не помню, чтобы там был
яд древесной змеи.
— Вы, наверное, сможете помочь мне…— Джепп вытащил из кармана
листок бумаги и вручил его доктору.—Уинтерспун записал здесь несколько имен
и сказал, что я могу получить информацию у этих лиц. Вы не знакомы с
кем-либо из этих людей?
— Я немного знаю профессора Кеннеди. Гейдлера я знаю хорошо; сошлитесь
на меня, и он сделает для вас все, что сможет. С Кармайклом я лично не

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *