КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

— Да, около месяца назад. Неплохая пьеса. Американская.
— Помните, роль Гарри играл мистер Раймонд Барраклоу?
— Да. Он был великолепен. Ужасно привлекательный!
— Только это или он еще и хороший актер?
— О, я думаю, он играет очень хорошо.
— Я должен повидаться с ним,— сказал Пуаро. Джейн озадаченно глядела
на него. Странным был этот маленький человечек, перескакивающий с темы на
тему, как птица с ветки на ветку! Угадав ее мысли, Пуаро улыбнулся:
— Вы не одобряете моих действий, мадмуазель? Или моих методов? Я
следую своим курсом логично и последовательно. На вывод нельзя просто так
наскочить. Нужно действовать м е т о д о м и с к л ю ч е н и я.
— Действовать методом исключения? — переспросила Джейн.— Вы так и
поступаете? — Она немного подумала.— Понимаю. Вы исключили мистера
Клэнси…
— Возможно,—сказал Пуаро.
— Вы исключили нас; а теперь, наверное, собираетесь исключить леди
Хорбари. О! — Она умолкла, пораженная неожиданной догадкой.—То упоминание
о попытке убийства — это было и с п ы т а н и е?
— Вы торопитесь, мадмуазель. Да, но это лишь частично та цель, которую
я преследую. Упоминая о попытке убийства, я наблюдаю за мистером Клэнси,
наблюдаю за вами, наблюдаю за мистером Гэйлем — и хоть бы один из вас троих
отреагировал на это! Ну, пусть бы моргнул! Впрочем, позвольте вам сказать,
что невозмутимостью меня не обманешь. Убийца может быть готовым к любой,
атаке, которую он предвидит. Но запись о попытке убийства я отыскал в
маленькой записной книжечке мадам Жизели. О существовании этой записи ни
одному из вас не могло быть известно. Так что, видите ли, я удовлетворен.
— Какой же вы ужасный хитрец, мсье Пуаро,—сказала Джейн, вставая.—Я
никак не пойму, зачем вы обо всем этом нам рассказываете!
— Очень просто. Чтобы обо всем узнавать.
— Мне кажется, вы идете кружным путем!
— Есть один весьма простой способ все узнать.
— Какой же?
— Люди должны рассказывать обо всем сами.
— А если они не пожелают? — Джейн рассмеялась.
— О, почти каждый любит говорить о себе.
— Пожалуй, вы правы,— согласилась Джейн.
— Именно так знахари наживают себе богатство. Они уговаривают
пациентов приходить к ним и для начала велят рассказывать о себе. Человек
сидит и вспоминает, как вывалился из коляски, когда ему было два годика; как
мама когда-то ела грущу и сок запачкал ее оранжевое платье; как, когда ему
было полтора года, он тянул отца за бороду. Потом знахарь говорит ему, что
отныне он больше не будет страдать бессонницей, и берет за визит две гинеи;
и человек уходит, успокоенный; а возможно, и отправляется спать… И спит!
Крепко, как дитя!
— Как странно,—сказала Джейн.
— Не так странно, как вам кажется. Все основано на естественной
потребности человеческой натуры — потребности общения, потребности
открываться и открывать. Вы сами, мадмуазель, разве не любите рассказывать о
детстве?
— О, в моем варианте это неприменимо. Я выросла в приюте для сирот…
— О-о, мисс Джейн, тогда другое дело. Извините, прошу вас.
— Я… мое детство… Мы все были сиротами из благотворительного
заведения… Такие дети всегда выходят на улицу в алых чепчиках и одинаковых
накидках-плащах. Но там, помню, было довольно весело.
— Это было в Англии?
— Нет, в Ирландии, вблизи Дублина.
— Вы ирландка! Так вот почему у вас такие чудесные темные волосы и
серо-голубые глаза с таким выражением…
— …словно их потерли грязным пальцем…—весело подсказал Норман
Гэйль.
— Comment? Что вы хотите сказать?
— Это поговорка об ирландских глазах: они такие, мол, будто их потерли
грязным пальцем.
— В самом деле! Не очень элегантное, но, простите, довольное меткое
выражение.— Пуаро поклонился Джейн.— Эффект поразительный, мадмуазель.
Джейн засмеялась, когда он встал:
— Вы вскружите мне голову, мсье Пуаро. Доброй ночи и спасибо за ужин.
Вам придется угостить меня еще раз, если Норман из-за вашего шантажа угодит
в тюрьму!
Норман нахмурился. Пуаро пожелал молодым людям доброй ночи.
Придя домой, мсье Пуаро выдвинул ящик письменного бюро и достал список
из одиннадцати имен. Против четырех из них он поставил галочки.
— Кажется, я уже знаю,— пробормотал он.— Но нужна полная
уверенность. Il faut continuer.

ГЛАВА XVII. В ВЭНДСВОРСЕ

Мистер Генри Митчелл как раз собирался приступить к ужину, состоявшему
из сосиски с картофельным пюре, когда его пожелал видеть какой-то
посетитель. К великому изумлению стюарда, посетителем оказался усатый
джентльмен, один из пассажиров фатального «Прометея».
Манеры мсье Эркюля Пуаро были чрезвычайно любезны и приятны. Он
настоял, чтобы мистер Митчелл продолжал ужин, сказал элегантный комплимент
миссис Митчелл, глядевшей на него с нескрываемым любопытством, принял
приглашение сесть, заметил, что для этого времени года погода стоит
необычайно теплая, а затем окольными путями подобрался к цели своего визита.
— Боюсь, что Скотланд-Ярд не особенно подвигается в деле,— сказал он.
Митчелл покачал головой.
— Это удивительное дело, сэр, удивительное. Даже не представляю себе,
как они там могут в этом разобраться. Еще бы, ведь никто в самолете ничего
не видел, такое любого озадачит!
— Ужасно беспокоюсь, как Генри выпутается! — вставила миссис
Митчелл.— Не могу спать по ночам.
Стюард откровенно признался:
— Такое несчастье свалилось на мою голову, сэр, что мне страшно! В
компании ужасно сердились. Скажу вам прямо, вначале я даже боялся, что
потеряю работу!..

— Генри, но разве они могли с тобой так поступить?! Это было бы
жестоко и несправедливо…
Жена Митчелла негодовала. Это была миловидная женщина с живыми темными
глазами.
— Не всегда жизнь справедлива. Рут. Все обошлось много лучше, чем я
думал. Они освободили меня от ответственности. Но все же происшествие на
меня сильно подействовало, понимаете, сэр? Ведь я старший стюард, сэр.
— Понимаю ваши чувства,—сказал Пуаро с симпатией.—Уверяю вас, вы
очень добросовестны. Все случилось не по вашей вине.
— Вот и я так говорю, сэр,—вставила миссис Митчелл.
Генри покачал головой:
— Я должен был раньше сообразить, что леди мертва. Если бы я попытался
разбудить ее сразу, когда разносил счета…
— Ничего бы не изменилось. Смерть, полагают, наступила мгновенно.
— Он так волнуется,—сказала миссис Митчелл.— Я советую ему не
расстраиваться. Кто знает, какие у иностранцев причины, чтобы убивать друг
друга? По-моему, это всего лишь грязный трюк, умышленно проделанный
французами в британском самолете.— Она закончила сентенцию негодующим
патриотический фырканьем.
Митчелл снова озадаченно покачал головой.
— Это угнетающе действует на меня. Каждый раз, когда я иду на
дежурство, я волнуюсь А тут еще джентльмены из Скотланд-Ярда снова и снова
спрашивают, не случалось ли чего-нибудь необычного или неожиданного во время
рейса. Появляется чувство, будто я непременно должен был забыть о чем-то! Но
я-то знаю, что ничего не забыл. Рейс, когда ЭТО случилось, был самым что ни
на есть заурядным.
— Трубки, дротики… Я лично называю все это язычеством! — сказала
миссис Митчелл.
— Вы правы,— согласился Пуаро, обернувшись к миссис с таким видом,
словно он поражен ее замечанием.— Преступление совершено не по-английски.—
Он помолчал.— А знаете, миссис Митчелл, я почти безошибочно могу отгадать,
из какой части Англии вы родом.
— Из Дорсета, сэр, недалеко от Бридпорта. Это моя родина.
— Вот именно,— согласился Пуаро.— Чудесная часть света.
— Да, Лондон ничто в сравнении с Дорсетом. Наша семья в Дорсете
проживает вот уже более двух веков, и во мне, можно сказать, течет чистая
дорсетская кровь.
— В самом деле? — Пуаро снова повернулся к стюарду: — Я бы хотел кое
о чем спросить вас…
Брови Митчелла сошлись:
— Я уже рассказал вам все, что знаю, сэр.
— Да, да, разумеется, но это сущий пустяк. Мне только хотелось бы
узнать у вас, не был ли столик мадам, я имею в виду столик мадам Жизели,—
не был ли он в беспорядке? Ложки, вилки, солонка или еще что-нибудь в этом
же роде?
Стюард покачал головой:
— Ничего этого на столике не было. Все было убрано, за исключением
кофейных чашек. Я ничего необычного не заметил. Хотя я бы, пожалуй, и не
обратил внимания, даже если б что-то было не так. Я был слишком взволнован.
Но полицейские увидели бы, сэр, ведь они осмотрели весь самолет.
— Ну что ж, ладно,— согласился Пуаро и добавил: — да это и неважно.
Мне хотелось бы еще переговорить с вашим коллегой — Дэвисом.
— Он на раннем рейсе, в 8.45, сэр.
— Происшествие очень расстроило его?
— О сэр, ведь он молодой парень. По-моему, он здорово всем этим
забавляется. Сейчас из-за этого убийства повсюду возбуждение, и ему ставят
выпивку и хотят послушать обо всем.
— Нет ли у него юной леди? — спросил Пуаро.— Несомненно, то, что он
имеет какое-то отношение к убийству, будет очень волновать ее.
— Он ухаживает за дочкой старого Джонсона из «Короны и
Шипов»,—сказала миссис Митчелл.— Она разумная девушка и не одобряет
причастности Дэвиса к делу об убийстве.
— Очень обоснованная точка зрения,—заметил Пуаро, вставая.—
Благодарю вас мистер Митчелл, и вас, миссис Митчелл, и прошу вас не
расстраиваться, мой друг.
Когда он ушел, Митчелл сказал.
— Тупицы присяжные на дознании думали, что это он натворил, а
по-моему, он сам из секретной службы.
Пуаро необходимо было теперь переговорить со вторым стюардом, Дэвисом.
Через некоторое время в баре «Корона и Шипы» Пуаро задал Дэвису тот же
вопрос, что и Митчеллу.
— На столике не было беспорядка, сэр. Вы имеете в виду-что-нибудь
опрокинутое?
— Я имею в виду, что, может, там чего-нибудь недоставало или, может
быть, было что-то такое, чего обычно не бывает на столике…
Дэвис мгновение подумал, затем медленно сказал:
— Такое что-то, пожалуй, было, я это заметил, когда уносил посуду; но
я не думаю, что это именно то, о чем вы спрашиваете. Просто у мертвой леди
были две кофейные ложечки на блюдце. Так иногда в спешке случается. Я
заметил это только потому, что есть примета: говорят, будто две ложки на
тарелке — примета… они означают свадьбу.
— А на каком-то из других столиков совсем не было ложки?
— Нет, сэр, такого я не заметил. Митчелл или я, должно быть, разносили
чашки и блюдца по этой стороне, а потом кто-то из нас, в спешке не заметив,
положил вторую ложку. Да вот всего неделю назад я сам положил на стол два
набора ножей и вилок. Это даже лучше, чем вовсе не положить! Тогда
приходится бросать все и срочно бежать за ножом или еще за чем-нибудь…
Пуаро задал еще один вопрос — вроде бы шутливый:
— Что вы думаете о французских девушках, Дэвис?
— Для меня и английские хороши, сэр. И Дэвис добродушно улыбнулся
полненькой белокурой девушке за стойкой.

ГЛАВА XVIII. НА УЛИЦЕ КОРОЛЕВЫ ВИКТОРИИ

Мистер Джеймс Райдер удивился, когда ему принесли карточку с именем
мсье Эркюля Пуаро. Имя казалось ему знакомым, но он не мог вспомнить почему.
Затем он сказал себе: «Ох, да это же тот самый!»-и велел клерку ввести
посетителя.
Мсье Эркюль Пуаро выглядел весьма изящно. С тростью в руке, с белой
гвоздикой в петлице.
— Простите меня за беспокойство,— сказал Пуаро.—Я по делу об
убийстве мадам Жизели.
— Да? — удивился мистер Райдер.— Ну, так что же? Присаживайтесь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *