КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

тревоги, все заботы. Улыбаясь, поднес флейту к губам и снова опустил. Рядом
посапывал маленький человечек с усами.
Самолет вдруг так резко качнулся, что в глазах позеленело. Доктор
Брайант порадовался, что не страдает ни морской, ни воздушной болезнью.
Мсье Дюпон-отец возбужденно закричал мсье Дюпону-сыну:
— В этом не приходится сомневаться! Все они ошибаются — немцы,
англичане, американцы! Они неверно указывают даты изготовления древних
гончарных изделий! Возьмем, к примеру, самаррские изделия…
Жан Дюпон, рослый, благовоспитанный, несколько увалень с виду, возразил
мягко:
— Вы должны это всесторонне мотивировать! Есть же еще Толл Калаф в
Сакье ГTз…
Мсье Арман Дюпон подергал, стараясь открыть, замок видавшей виды
авиационные сумки:
— Погляди, кстати, на эти курдиские трубки, вот такими они их
изготавливают сейчас. Украшения на них весьма напоминают росписи пятого
тысячелетия до нашей эры…
Своим красноречивым жестом мсье Арман едва не смахнул на пол тарелку,
которую минутой раньше поставил перед ним стюард.
Мистер Клэнси, писатель, автор множества детективных романов, поднялся
с места подле Нормана Гэйля, прошагал в конец самолета, вытащил там из
кармана своего плаща журнал «Континентальное обозрение» и возвратился с ним
в руках, дабы доказать таким образом свое полное, с профессиональной точки
зрения, алиби.
Мистер Райдер, сидевший позади мистера Клэнси, думал: «Я хочу, я должен
держаться до конца, чего бы то мне ни стоило! Я не знаю, смогу ли поднять
свои дивиденды… Если все пройдет благополучно-дело сделано… О, небо!»
Норман Гэйль поднялся и направился в туалет. Едва за ним закрылась
дверь, Джейн тотчас вытащила из сумочки зеркальце и, взволнованно оглядев
себя, припудрила нос и помадой подрисовала контуры губ.
…Стюард поставил перед нею кофе. Джейн посмотрела в окно. Внизу
солнечной голубизной сверкал Ла-Манш.
Оса с надоедливым жужжанием вилась над головою мистера Клэнси как раз
тогда, когда он всецело был поглощен тем, что в 19.55 происходило в некоем
городе Цариброде с персонажами его нового романа. Клэнси отмахнулся от осы,
и она полетела дальше — исследовать чашки Дюпонов.
Точным ударом отважный Жан Дюпон прихлопнул ее.
Воцарилась тишина. Разговоры прекратились, и только мысли каждого
следовали своим путем.
В глубине салона, в кресле ¦ 2, голова мадам Жизели вдруг поникла.
Казалось, чуть склонившись вперед, мадам задумалась или дремлет.
Но мадам уже не думала и не спала.
Мадам Жизель была мертва…

ГЛАВА II. «…ВАШ СЧЕТ, МАДАМ»…

Генри Митчелл, старший стюард, осторожно ходил от кресла к креслу,
подавая пассажирам подготовленные заранее счета. Через полчаса самолет
должен был прибыть в Кройдон. Генри собирал банкноты и серебро, кланялся и
неустанно твердил привычное: «Благодарю, сэр. Благодарю, мадам». У столика,
за которым сидели французы, ему пришлось минуту-другую подождать, так
увлеченно они о чем-то разговаривали и столь выразительно жестикулировали.
«Тут, пожалуй, чаевых не получишь»,— подумал Генри угрюмо.
Двое пассажиров спали: маленький человечек с усами и пожилая дама в
конце самолета. Она всегда щедро вознаграждала стюардов за услуги:
Генри помнил ее, этим рейсом она летала уже несколько раз. Вот почему
он и не стал будить ее заранее.
Маленький человечек с усами, едва Генри приблизился, тотчас проснулся и
уплатил за бутылку содовой и за тонкие «капитанские» бисквиты- все, что он
позволил себе.
Митчелл долго не беспокоил пассажирку. Наконец, минут за пятнадцать до
Кройдона, он осмелился обратиться к ней:
— Простите, вот ваш счет, мадам…
Он осторожно коснулся рукой плеча женщины. Она не проснулась. Он слегка
потормошил ее. Неожиданно леди безвольно сползла с сиденья. Митчелл, холодея
от испуга, наклонился над дамой, затем, побледнев, выпрямился…
Альберт Дэвис, второй стюард, воскликнул недоверчиво:
— Ну да! И ты что, решил, она умерла?
— Говорю тебе, мертвая! — Митчелл дрожал.
— Ты уверен, Генри?
— Неужели это такой глубокий обморок?
— Кройдон через несколько минут!
— Но, может, ей действительно чересчур плохо? Мгновение они пребывали
в нерешительности, затем начали действовать. Дэвис пошел к пилотам, Митчелл
вернулся в салон к пассажирам. Он переходил от кресла к креслу и тихо
шептал:
— Простите, сэр, вы случайно не врач? Норман Гэйль сказал:
— Я дантист. Но, быть может, я смогу вам помочь?..— Он привстал со
своего места.
— Я врач,—сказал доктор Брайант.—А что произошло?
— Там, на втором месте, одна леди… Мне не нравится, как она
выглядит…
Доктор Брайант поднялся и последовал за стюардом. Маленький усатый
человечек, поняв, что произошло нечто из ряда вон выходящее, незаметно
покинул свое кресло и тоже пошел за ними.
Доктор Брайант склонился над распростертой на полу дамой. Это была уже
далеко не молодая и достаточно полная женщина, одетая в черный дорожный
костюм.
Осмотр закончился быстро. Доктор уверенно заявил:
— Она скончалась.
Митчелл спросил:
— Как вы думаете, она умерла от приступа?
— Этого я не могу утверждать без тщательного освидетельствования.
Когда вы в последний раз видели ее — живой, я имею в виду?
Митчелл задумался.
— Я подавал ей кофе, она была вполне здорова.
— Как давно это было?

— Примерно три четверти часа тому назад или что-то около этого А
позже, когда принес счет, я решил, что она задремала…
Их разговор начал привлекать внимание — головы пассажиров
поворачивались в их сторону, шеи вытягивались.
— Я думаю, это скорее всего припадок,— проговорил Митчелл с надеждой
в голосе. Ему хотелось верить в лучшее. Он даже подвел под случившееся свою
теоретическую основу. У сестры его жены, сказал он, часто бывают припадки.
Лично он считает, что припадки — дело обычное, каждый легко может себе
представить, что это такое.
Доктор Брайант вовсе не собирался принимать на себя ответственность за
происходящее. С выражением крайней озадаченности он покачивал головой.
Неожиданно послышался голос укутанного в теплый шарф маленького усатого
толстяка:
— Прошу вас, посмотрите, господа, на шее у нее заметен след какого-то
укола. Это явное пятно…
Голова женщины была запрокинута, и на шее отчетливо просматривался
точечный красный след.
— Pardon ,— вмешался, подходя к группе, Жан Дюпон.— Вы говорите,
женщина мертва, и на шее у нее след укола?
Говорил Жан Дюпон медленно, словно размышляя вслух.
— Могу я высказать свое предположение? Тут недавно летала оса. Я ее
прихлопнул.—Он показал на осу, лежавшую в его кофейном блюдечке.— Не могло
ли быть так, что несчастная леди скончалась от укуса осы, я слыхал, такое
вполне возможно…
— Что ж, допустимо…—согласился Брайант.— Медицине известны такие
вот случаи. Это вполне вероятно, в особенности если у человека слабое
сердце.
— Могу ли я хоть чем-нибудь быть полезен? — спросил стюард
Митчелл.—Через несколько минут мы будем в Кройдоне.
— Прежде всего сохраняйте спокойствие! —сказал доктор
Брайант.—Делать ничего не надо. Ни в коем случае нельзя ни трогать ни
перемещать тело.—Д-р Брайант собрался возвратиться к своему креслу и с
удивлением посмотрел на маленького, укутанного в шарф иностранца, который
даже не тронулся с места.
— Дорогой сэр,—сказал доктор Брайант,—самое лучшее, что вы можете
сделать в данном случае, так это вновь занять свое кресло. Сейчас мы будем в
Кройдоне.
— Совершенно верно, сэр,— сказал, стюард. Он повысил голос.—
Пожалуйста, господа, займите свои места, прошу вас!
— Pardon,—произнес маленький человек,—но здесь, как я вижу, есть еще
кое-что…
— Кое-что?
— Mais oui; кое-что, чего здесь никто не заметил!..
Носком ботинка он указал на нечто, поясняющее его слова. Стюард и
доктор Брайант проследили глазами за его движением. На полу виднелся
небольшой желто-черный предмет, прикрытый краем черной юбки.
— Еще одна оса?—удивился доктор. Эркюль Пуаро опустился на колени,
достал из кармана пиджака сверкающий металлический пинцет и с изящной
осторожностью подхватил то самое «кое-что», как он сказал. Бережно держа
свою добычу, он выпрямился:
— Да, пожалуй, это весьма похоже на осу. Но все же это не оса!
Он поворачивал предмет и так, и этак, чтобы и доктор, и стюард могли
видеть его находку со всех сторон. Это был небольшой пучок пушистого
оранжево-черного шелка, прикрепленного к длинному, странного вида острию с
бесцветным тончайшим жалом на конце.
— Боже мой! Боже мой!—вырвалось у мистера Клэнси, также вставшего со
своего кресла и пытавшегося хоть что-нибудь разглядеть из-за широкого плеча
стюарда Митчелла.— Поразительно! В высшей степени странная вещь!
Удивительнейшая из всех, которые я когда-либо видел в жизни! Никогда бы ни
за что такому не поверил!
— Вы, должно быть, могли бы нам кое-что объяснить, сэр? — спросил
стюард.— Вы знаете, что это такое? Вы узнаете эту штуковину?
—Узнаю ли? Разумеется, узнаю!—Мистер Клэнси напыжился от гордости и
сознания собственного превосходства.— Это предмет, джентльмены, не что
иное, как туземный дротик! Таким дротиком стреляют, выдувая его из
специальной трубки. Трубками подобного рода вооружены воины у некоторых
племен… хм… Я, пожалуй, не смогу сейчас с точностью утверждать,
южноамериканских или же островитян с Борнео… Но это, вне всякого сомнения,
именно такой туземный дротик, выпущенный из стреляющей трубки, и я
подозреваю, что его острие…
— Было смазано знаменитым ядом южноамериканских индейцев,— закончил
его фразу Эркюль Пуаро. И добавил: — Mais entfin! Est-ce que c’est
possible?
— Это и впрямь совершенно необычно! — продолжал мистер Клэнси, все
еще сиявший от сознания своей полезности, от профессиональной гордости и
восхищения собою.— Я же говорю, это весьма необычно! Я сам сочиняю
детективные романы, но чтобы вот так, в жизни, неожиданно столкнуться с
подобным…
Мистеру Клэнси попросту не хватило слов, чтобы выразить чувства,
которые обуревали его.
Самолет накренился, и те из пассажиров, которые все еще толпились в
проходе между креслами, едва не попадали. «Прометей» заходил на посадку и,
описывая над аэродромом первый круг, лег на крыло. Внизу раскинулся Кройдон.

ГЛАВА III. КРОЙДОН

Стюард Митчелл и доктор уже больше не были центром внимания в
создавшейся на борту самолета трагической ситуации. Их отстранил и завладел
положением нелепо выглядевший человечек, тепло укутанный вязаным шарфом.
Говорил он столь авторитетно, что никто не посмел возражать ему или задавать
вопросы. Он шепнул что-то Митчеллу, тот кивнул и, протиснувшись между
пассажирами, стал у двери, ведущей в переднюю часть самолета.
Самолет бежал по посадочной полосе. Когда заглохли моторы. Митчелл
повысил голос:
— Прошу всех, леди и джентльмены, оставаться на своих местах, пока
сюда не придет кто-либо из представителей власти. Я думаю, вас долго не
задержат.
Разумность этого приказа была одобрена большинством пассажиров, лишь
один голос решительно запротестовал.
—Чепуха!—сердито закричала леди Хорбари.— Разве вы не знаете, кто я
такая? Я требую, чтобы меня немедленно отпустили!
— Весьма сожалею, леди. Но даже для вас я не могу сделать исключения.
— Но ведь это полнейший абсурд! — Сисели сердито топнула ногой.— Я

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *