КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

несчастного мистера Клэнси?
—И вы также!—с завидной проницательностью заметила Джейн.— Иначе вы
не были бы здесь!
Пуаро задумчиво посмотрел на нее.
— Думали ли вы когда-нибудь об убийстве, мадмуазель? Я имею в
виду-отвлеченно, хладнокровно и беспристрастно.
— Я никогда не думала об этом раньше, вплоть до последнего времени.
Эркюль Пуаро кивнул:
— Разумеется, но теперь вы думаете об этом, потому что убийство
коснулось лично вас. Я же сталкиваюсь с подобными делами вот уже много лет.
У меня свой собственный взгляд на вещи. Как вы полагаете, что самое важное в
раскрытии убийства?
— Найти убийцу,—сказала Джейн.
— Правосудие,—сказал Норман Гэйль.
Пуаро покачал головой:
— Есть более важные цели, нежели обнаружение убийцы. А правосудие —
красивое слово, хотя порою бывает трудно точно сказать, что именно оно
обозначает. По-моему, важно прежде всего установить невиновность.
— О, конечно,— согласилась Джейн.— Это само собой разумеется. Если
кто-либо ложно обвинен…
— Даже не совсем так. Может и не быть обвинения. Но пока кто-либо
кажется виновным из-за всевозможных сомнений, каждый, кто так или иначе
убийству сопричастен, может в определенной степени пострадать.
Норман Гэйль с особой выразительностью подчеркнул:
— Как это верно!
— Да разве мы этого не знаем? — сказала Джейн.
Пуаро поглядел на них.
— Понимаю. Вы это уже открыли для себя.
Вдруг он стал резким.
— Ну, а теперь за дело. Так как у нас общая цель, то давайте объединим
усилия. Я собираюсь навестить нашего изобретательного фантазера — мистера
Клэнси. Я предложил бы вам, мадмуазель, сопровождать меня в качестве моего
секретаря. Вот вам блокнот и карандаш для стенографических записей.
— Но я не умею стенографировать,— задохнулась от изумления Джейн.
— Разумеется! Но у вас быстрая реакция, вы превосходно соображаете, у
вас острый ум, и вы сможете делать внушающие доверие движения карандашом, не
так ли? Отлично! Что же касается мистера Гэйля, то, полагаю, он встретит
вас, ну, скажем, через час. Может, наверху, у «Монсеньера»? Bon!. Тогда мы
сумеем сравнить наши наблюдения!—Пуаро тотчас решительно подошел к двери и
нажал кнопку звонка.
Слегка растерянная Джейн последовала за ним, похлопывая себя блокнотом
по ладони. Гэйль открыл было рот, чтобы запротестовать, но затем подумал,
что, пожалуй, так будет лучше.
— Ладно,—согласился он.—Через час у «Монсеньера».
Дверь открыла непривлекательного вида пожилая женщина в строгом темном
платье. Пуаро спросил:
— Мистер Клэнси?
Женщина отступила немного назад, и Пуаро с Джейн вошли.
— Ваше имя, сэр?
— Мистер Эркюль Пуаро.
Строгая женщина повела их по лесенке в комнату на первом этаже.
— Мистер Эр Кюль Про! — возвестила она с порога.
Пуаро тотчас понял, что причиной убедительности доводов мистера Клэнси
в Кройдоне было то, что он отнюдь ничего не преувеличивал. Комната,
продолговатая, с тремя окнами по длинной стороне, со стеллажами и книжными
шкафами вдоль стен, находилась в том состоянии, которое принято называть
«полнейшим хаосом». Повсюду были разбросаны бумаги, картонные папки, бананы,
пивные бутылки, раскрытые книги, диванные подушки, тромбон, разнообразные
безделушки, гравюры и немыслимый ассортимент авторучек. Посреди этого
беспорядка мистер Клэнси сражался с фотокамерой и катушкой пленки.
— Боже мой!—воскликнул м-р Клэнси, подняв голову, когда ему было
доложено о посетителях. Он выпустил из рук фотокамеру, катушка с пленкой
тотчас упала на пол и размоталась
— Вы меня помните, надеюсь? — спросил Пуаро.— Это мой секретарь,
мисс Грей.
— Здравствуйте, мисс Грей!—писатель пожал Джейн руку и снова
повернулся к Пуаро.—Да, разумеется, я помню вас… В последний раз…
М-м… Где же это было? В клубе «Череп и кости»?
— Мы с вами были пассажирами самолета, летевшего из Парижа, и
свидетелями одного фатального происшествия.
— Как же, конечно! — воскликнул мистер Клэнси.— И мисс Грей тоже!
Только тогда я не понял, что она ваш секретарь. Вообще-то мне почему-то
казалось, что она работает в каком-то великолепном ателье или что-то в этом
роде?..
Джейн беспокойно взглянула на Пуаро. Но тот был абсолютно безразличен к
создавшейся ситуации.
— Совершенно верно,—подтвердил он.—Как отличному секретарю, мисс
Грей приходится временами выполнять кое-какую работу… Вы меня понимаете?
— Конечно,—кивнул мистер Клэнси.—Я начинаю теперь припоминать. Вы
ведь детектив? Настоящий. Не из Скотланд-Ярда. Частное следствие. Садитесь,
мисс Грей. Нет, не сюда: кажется, на этом стуле разлит апельсиновый сок.
Если я уберу эту папку… Ох, все рассыпалось! Не беда. Садитесь сюда, мсье
Пуаро! Пуаро, верно? Спинка не сломана. Просто она немного трещит, когда вы
на нее откидываетесь. Вообще-то лучше, пожалуй, не прислоняться. Да, стало
быть, вы частный следователь, как мой персонаж Уилбрэм Райс. Публика слишком
придирается к Уилбрэму Райсу. Он грызет ногти и истребляет невероятное
количество бананов! Не знаю, почему я заставил его грызть ногти — это
мерзкая привычка, это отвратительно, но так уж получилось. Он начал
обкусывать ногти и теперь методично вынужден делать это в каждой моей новой
книжке. С бананами, впрочем, не столь уж плохо: есть возможность
предоставить читателю небольшое развлечение. Преступники то и дело
поскальзываются на кожуре! Я обожаю бананы — именно это и навело меня на
мысль. Но ногти я не грызу. Хотите пива?
— Благодарю вас, нет.
Мистер Клэнси вздохнул, присел на край кресла и серьезно посмотрел на
Пуаро.
— Полагаю, вы пришли по поводу… убийства Жизели. Я думал и думал об

этом деле. Можете говорить, что угодно, но все же поразительно: отравленные
стрелы и трубка в самолете!.. Подобную идею я сам когда-то использовал в
одном романе, как я вам рассказывал. Потрясающее событие, мсье Пуаро, и я
должен признаться, что сильно взволнован!
— Я вижу,— сказал Пуаро,— преступление привлекает вас… как
профессионала, мистер Клэнси.
Мистер Клэнси просиял.
— Вот именно! Но не подумайте, что официальная полиция смогла понять
меня! Как бы не так! Подозрение — вот что я заработал и у инспектора, и на
дознании. Я схожу со своего пути, чтоб помочь правосудию, а за свои хлопоты
вознагражден явным недоверием тупиц!..
— Не стоит расстраиваться,—сказал Пуаро,— Впрочем, кажется, на вас
это не очень подействовало?
— Ах, — вздохнул мистер Клэнси,— видите ли, у меня свои методы,
мистер Уотсон. Простите, что я называю вас так. Я не намеревался вас
обидеть, Интересно, между прочим, как прилипчивы методы этого типа!.. Лично
я считаю, что истории о Шерлоке Холмсе слишком переоценены. Ложные выводы —
поистине потрясающие ложные выводы в этих историях… Но о чем я говорил?
— Вы сказали, что у вас собственные методы.
— Ах, да.—Мистер Клэнси подвинулся вместе со своим креслом поближе к
гостю — Я помещаю этого инспектора… как его зовут? Джепп?.. Так вот, я
помещаю его в свою новую книгу. Уилбрэм Райс разделит с ним свой триумф, их
пути сойдутся…
— В зарослях ваших бананов, можно сказать?..
— О, банановая роща — это будет великолепно! — Мистер Клэнси со
вкусом причмокнул.
— У вас большое преимущество, как у писателя, мсье,— заметил Пуаро.—
Вы можете отвести душу посредством печатного слова. Ваше перо властно над
вашими врагами.
Мистер Клэнси откинулся назад.
— Знаете ли,—сказал он,—я начинаю думать, что это убийство поистине
благоприятствует мне. Я напишу все так, как оно было,—разумеется, в
беллетристической форме — и назову это «Air Mail Mystery». Первоклассные
словесные портреты всех пассажиров. Это можно будет продать мгновенно, как
говорят, со скоростью греческого огня —если только я успею все написать
вовремя!
— И никаких наветов, никакой клеветы там не будет? — спросила Джейн.
Мистер Клэнси обратил к ней сияющее лицо.
— Нет, нет, милая леди. Конечно, если понадобится одного из пассажиров
превратить в убийцу,—что ж, тогда я могу и придумать его! Но возмещение за
это-совершенно неожиданное решение, которое преподносится в последней главе.
— Какое же это решение? — с интересом спросил Пуаро.
Мистер Клэнси снова причмокнул.
— Простое! — воскликнул он,— Простое и сенсационное. Замаскированная
под пилота девушка садится в самолет в Ле Бурже и благополучно прячется под
креслом мадам Жизели. У девушки при себе ампула с новейшим газом. Она
выпускает его, все теряют сознание на три минуты, она вылезает из-под
кресла, отравленной стрелой стреляет в мадам Жизель и выбрасывается с
парашютом из задней дверцы самолета!..
И Джейн и Пуаро, дружно переглянувшись, захлопали глазами.
— А почему же она сама не потеряла сознание от газа? — спросила
Джейн.
— Респиратор,—развел руками мистер Клэнси.
— И она спускается в Пролив?
— Не обязательно. Лучше пусть это будет французский берег.
— Как бы то ни было, никто не может спрятаться под креслом: там нет
места.
— В моем самолете будет место! — решительно заявил мистер Клэнси.
— Epatant,— сказал Пуаро.— А какие же мотивы были у вашей леди?
— Я еще не решил окончательно,—заколебался мистер Клэнси.— Возможно,
Жизель разорила возлюбленного девушки — и тот покончил с собой.
— А каким образом она достала яд?
— Это искусная работа мысли,—сказал мистер Клэнси.— Девушка —
заклинательница змей. Она получает яд от своего любимого питона.
—Mon Dieu!—воскликнул Эркюль Пуаро.— Не думаете же вы, что это
немного сенсационно!
— Нельзя написать что-либо слишком уже сенсационное! — решительно
возразил мистер Клэнси.—Даже когда имеешь дело с ядом для стрел и
южноамериканскими индейцами. Я знаю, что на самом деле это был некий
неизвестный змеиный яд; но принцип действия всех ядов один и тот же. В конце
концов, вам не нравится, что детективная история похожа на жизнь? Так
загляните в ваши бумаги: убийства и другие преступления — это скучища
невыносимая!..
— Так, так, мсье, не хотите ли вы сказать, что наше маленькое дельце
— убийство Жизели — невыносимо скучно?
— Нет, ответил мистер Клэнси.— Просто, знаете ли, иногда мне не
верится, что все это произошло!
Пуаро пододвинул скрипящий стул поближе к хозяину и заговорил
доверительно, как бы по секрету:
— Мсье Клэнси, вы человек ума и воображения. Полиция, как вы сами
сказали, смотрит на вас с подозрением. Они не спросили вашего совета. Но я,
Эркюль Пуаро, желаю проконсультироваться у вас.
Мистер Клэнси вспыхнул от удовольствия.
— Вы изучали криминологию. Ваши мысли будут ценными. Для меня
представляло бы огромный интерес ваше мнение о том, кто совершил
преступление.
— Ладно…—Мистер Клэнси заколебался, машинально очистил банан и
принялся жевать. Постепенно возбуждение сошло с его лица. Затем он покачал
головой: — Видите ли, мсье Пуаро, когда я пишу, то убийцей я могу сделать
кого угодно. Но в реальной жизни существует, конечно, и реальное лицо. Здесь
писатель не властен над фактами. Знаете ли, боюсь, что в качестве настоящего
детектива…— он печально покачал головой, выбросил банановую кожуру в
камин я вздохнул,— я никуда не гожусь!..
— Ну, а если предположить из спортивного интереса, кого бы вы выбрали?
— Думаю, что одного из двух французов. Она ведь была француженкой. Так
правдоподобнее, И сидели они напротив нее, совсем недалеко. А вообще-то я не
знаю.
— Но многое зависит от мотивов,—задумчиво сказал Пуаро.—Мои методы
старинны. Я следую старому изречению: ищи, кому преступление выгодно.
— Это все очень хорошо,—согласился мистер Клэнси.— Но, по-моему, в
данном случае все несколько сложнее. Я слушал, у Жизели где-то есть дочь,
которая должна унаследовать деньги. Но смерть мадам могла быть выгодна и для
многих других, быть может, для кого-то из тех, кто был на борту; коль скоро

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *