КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

Леди Хорбари возмутилась:
— Боже мой, как я тебя ненавижу! Ты самый низкий человек на свете.
— Низкий? Ты говоришь — низкий, когда из-за твоей бессмысленной
экстравагантности заповедное Хорбари отдано в заклад!
— Хорбари, Хорбари! Это все, о чем ты заботишься! Лошади, охота,
стрельба, дубленые шкуры, несносно скучные старые фермеры… Боже, да разве
это жизнь для женщины!
— Некоторые женщины наслаждаются этим.
— Да, такие, как Венетия Керр, которая сама наполовину лошадь. Лорд
Хорбари подошел к окну.
— Теперь поздно говорить об этом. Я женился на тебе.
— И не можешь выбраться из создавшегося положения,— саркастически
проговорила Сисели. Ее смех был злобным и торжествующим.— Ты хотел бы
избавиться от меня, да не знаешь как!
— К чему все это?
— Господи, как все это старо. Мои приятельницы вне себя, когда я
рассказываю им, какую ерунду ты городишь.
— Может, мы возвратимся к теме нашего разговора — причине твоего
приезда?
Но жена не последовала этому предложению. Она сказала:
— Ты заявил в бумагах, что не желаешь отвечать за мои долги. Это
по-джентльменски?
— Сожалею об этом шаге. Я предостерегал тебя, как ты помнишь. Дважды я
платил. Но всему есть предел. Твоя неразумная страсть к азартным играм…
Впрочем, к чему говорить об этом! Мне надо знать, что побудило тебя приехать
в Хорбари теперь? Ты всегда ненавидела это место, твердила, что Хорбари
надоело тебе до смерти. Маленькое лицо Сисели Хорбари помрачнело:
— Я думала, так лучше… сейчас.
— Так лучше сейчас,—задумчиво повторил он. И резко спросил: —
Сисели, ты брала в долг у той старой француженки-ростовщицы?
— Какой?! Не знаю, кого ты имеешь в виду.
— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Я подразумеваю женщину,
которая была убита в самолете, летевшем из Парижа, в том самом, которым ты
возвращалась домой. Ты брала у нее деньги? Если та женщина давала тебе
деньги, лучше скажи мне об этом. Помни, следствие еще не окончено. В
вердикте указано, что убийство совершено неизвестным лицом или лицами.
Полиция обеих стран за работой. Это вопрос времени, но они докопаются до
правды. Женщина наверняка оставила записи своих сделок. Кто-нибудь узнает о
твоих связях с нею, и мы должны быть к этому готовы заранее. По этому
вопросу надо заручиться советом кого-либо из наших стряпчих. («Наши
стряпчие», Уилбрэм и К°, были юристами, которые из поколения в поколение
занимались ведением дел рода Хорбари.)
— Как будто я не давала показаний в этом проклятом суде и не говорила,
что никогда прежде даже не слыхала об этой женщине!
— Не думаю, что это достоверно,—сухо возразил Стивен.— Если у тебя
были сделки с Жизелью, будь уверена, полиция обнаружит их.
Сисели сердито села в кровати.
— Ты, наверное, думаешь, что я убила ее! Стояла посреди самолета и
стреляла в нее из трубки отравленными дротиками! С ума сошел!
— Да, пожалуй, все это звучит крайне неправдоподобно,— задумчиво
согласился Стивен.— Но я хочу, чтобы ты осознала свое положение.
— Какое положение? Никакого положения нет. Ты не веришь ни единому
моему слову. Отвратительно. Да. И зачем вообще ни с того ни с сего
волноваться из-за меня? Как будто ты очень заботишься о том, чтобы со мной
ничего не случилось. Ты меня разлюбил. Ты меня ненавидишь. Ты был бы рад,
если б я завтра умерла. Зачем же притворяться?
— Не слишком ли ты преувеличиваешь? Во всяком случае, я забочусь о
чести нашего рода — устаревшие сантименты, которые ты, возможно,
презираешь. Но именно так все обстоит на самом деле,
Резко повернувшись на каблуках, он вышел из комнаты
У него стучало в висках. Мысли теснились. «Разлюбил? Ненавижу? Да, это
верно. Был бы я рад, если б завтра она умерла? Боже мой, да! Я чувствовал бы
себя как узник, выпущенный из тюрьмы. Какая странная и мерзкая штука —
жизнь! Когда я впервые увидел ее в «Do it now», каким прелестным ребенком
она выглядела! Светловолосая, юная!.. Я был чертовски глуп! Я потерял
голову, я был вне себя… Она казалась такой обворожительной и милой, а на
самом деле была такой же, как и сейчас — грубой, злобной, невежественной…
Теперь я даже не замечаю ее красоты».
Он свистнул, к нему подбежал спаниель и остановился перед ним, глядя на
хозяина с обожанием и преданностью.
— Добрая старушка Бетси! — Стивен ласково потрепал длинные, лохматые
собачьи уши.
Нахлобучив мятую шляпу, в сопровождении собаки Стивен вышел из дому.
Бесцельная прогулка по имению успокаивала его взвинченные нервы.
Поглаживая любимую охотничью собаку, он поговорил с грумом, потом заглянул
на ферму, постоял там минутку, поболтал с фермершей и зашагал по узкой
дорожке. Бетси льнула к его ногам. И тут он увидел Венетию Керр: верхом на
гнедой кобыле она возвращалась с прогулки.
Венетия, выглядела великолепно. Лорд Хорбари глядел на нее с
восхищением, нежностью и со странным чувством, будто он откуда-то издалека
возвратился домой.
— Хэлло! — сказал он.
— Хэлло, Стивен.
— Где ты была? Прогуливалась в пятиакровых владениях?
— Да. Она хорошо идет, не правда ли?
— Первоклассно. А ты видела мою двухлетку, ту, что я купил на аукционе
в Четтисли?
Немного поболтали о лошадях, потом он вдруг сказал:
— Между прочим, Сисели здесь.
— В Хорбари?!
Не в обычае у Венетии выказывать свои чувства, но на этот раз она не
смогла скрыть удивления.
— Да, вернулась минувшим вечером. Немного помолчали. Затем Стивен
сказал:
— Ты ведь была на дознании, Венетия. Как… э… как там все это было?
Полиция обнаружила что-нибудь? Для тебя это все, наверное, было не очень
приятно?

— Ну, конечно, особого удовольствия я не испытывала. Но и ничего
ужасного в этом тоже не было. Следователь держался корректно и был
достаточно вежлив.
Стивен рассеянно хлестнул по живой изгороди.
— Венетия, у тебя… Ты, я имею в виду… Как ты думаешь, кто это
сделал?
Она помолчала, раздумывая, как бы сказать получше и тактичнее, и
проговорила с коротким смешком:
— Во всяком случае, не Сисели и не я. Она может поручиться за меня, а
я — за нее. Стивен тоже засмеялся.
— Ну, тогда все в порядке,— сказал он весело.
Он хотел бы выдать это за шутку, но в голосе его явно послышалось
облегчение. Значит, он думал, что…
— Венетия,—сказал Стивен,—я знаю тебя уже давно, не так ли?
— М-м, да. А ты помнишь те ужасные уроки танцев, на которые мы ходили,
точно дети?
— Ну, как же! Мне кажется, я мог бы сказать тебе такое…
— Конечно, мог бы.—Она поколебалась, затем продолжала спокойным,
сухим тоном: — Я полагаю, это Сисели?
— Да. Послушай, Венетия… Сисели водилась с той самой Жизелью?
Венетия медлила с ответом.
— Не знаю. Не забывай, что я была на юге Франции. Я не слышала сплетен
в Ле Пине. Но, честно говоря, я не была бы удивлена.
Стивен задумчиво кивнул. Венетия мягко спросила:
— Нужно ли тебе тревожиться? Ведь вы живете совсем отдельно, не так
ли? Это ее дело, а не твое.
— Пока она моя жена, это касается и меня.
— А ты не мог бы… э… согласиться на развод? Ты бы развелся с ней,
если б у тебя были шансы?
— Если бы представился случай — конечно. Они помолчали. Венетия
подумала: «У нее кошачий нрав. Я это прекрасно знаю. Но она осторожна, хитра
и злобна». Вслух Венетия сказала:
— Ничего не поделаешь…
Он покачал головой, затем спросил:
— Венетия, если бы я был свободен, ты вышла бы за меня?
Глядя между ушей лошади, она ответила голосом, лишенным каких бы то ни
было эмоций:
— Думаю, что да.
Стивен! Она всегда любила его, еще с тех далеких дней, когда они вместе
посещали уроки танцев, охотились на лисят и разоряли птичьи гнезда. И Стивен
любил ее, но не настолько, чтобы отчаянно, безоглядно и дико не влюбиться в
умную, расчетливую кошку-певичку из хора…
— Мы с тобой поладили бы чудеснейшим образом,— сказал Стивен.
Перед ним вставали картины заманчивой жизни: охота, чай со сдобой,
запах влажной лесной земли, осенних листьев… Все то, чего Сисели не
понимала и не могла разделить с ним, воображение его рисовало с завидным
усердием. А потом он услышал все тот же бесстрастный, ровный голос Венетии:
— В чем дело, Стивен? Если мы вместе возьмемся за это, Сисели
вынуждена будет развестись с тобой.
Он негодующе прервал ее:
— Бог мой, да неужели ты думаешь, что я позволил бы тебе?
— А мне безразлично.
— Зато мне — нет! — Он говорил решительно. Венетия подумала: «Вот
оно. А жаль. Он хотя и безнадежно ограничен условностями света, но славный
парень. Я, пожалуй, не хотела бы, чтоб он был другим».
— Ладно, Стивен, я поеду,— сказала Венетия и слегка тронула лошадь
шпорой.
Когда она обернулась, чтобы помахать ему рукой на прощание, их глаза
встретились и во взглядах выразились все те чувства, которых не было в
осторожных словах.
На повороте Венетия нечаянно уронила хлыст.
Какой-то встречный поднял его и с преувеличенно почтительным поклоном
возвратил ей.
«Иностранец,— подумала она, кивком поблагодарив его.— Что-то мне
будто знакомо его лицо». Мысли ее наполовину были заняты летними днями,
проведенными во Франции, наполовину — Стивеном. И только тогда, когда она
приехала домой, ее озарила неожиданная догадка: «Да ведь это маленький
человечек, уступивший мне место в самолете. Во время дознания говорили, что
он детектив!» И сразу же последовала другая мысль:
«А что ему понадобилось там, в имении Хорбари? Что ему там нужно?»

ГЛАВА XIII. У МСЬЕ АНТУАНА

На следующее после дознания утро Джейн с трепетом в душе явилась к мсье
Антуану.
Субъект, которого все знали под именем Антуана (на самом деле его звали
Айк Эндрю Лич) и чья принадлежность к иностранцам, основывалась лишь на том,
что мать его некогда жила во Франции, приветствовал Джейн, зловеще
насупившись. Он любил говорить на ломаном английском, каким разговаривают в
подворотнях Брутон-стрит, и всегда бранил Джейн как «complete imbecile».
Какого дьявола ей понадобилось лететь самолетом? Что за идиотизм! Ее шальная
выходка причинит вред его заведению. Когда его раздражение достигло точки
кипения, Джейн увидела, что ее подруга Глэдис подмигнула ей.
Глэдис была воздушной блондинкой с несколько надменными манерами и
томным, глубоким, профессионально вежливым голосом. Впрочем, в домашней
обстановке ее голос звучал весело и чуть хрипловато.
— Не волнуйся, милая,— успокоила она Джейн.— Старый грубиян сидит на
заборе и ждет, откуда ветер подует. А я уверена, что подует вовсе не оттуда,
откуда он ожидает! Так, так, дорогая! Ах, досадно! Явилась моя дьяволица,
черт бы ее побрал. Конечно, она, как всегда будет сто раз раздражаться.
Надеюсь, она хоть не привела с собой свою проклятую болонку!..
В следующее мгновение Глэдис уже приветствовала постоянную клиентку
расслабленно-отчужденным тоном:
— Доброе утро, мадам! Как, разве вы не принесли с собой своего
маленького ласкового китайского мопса? Может, мы начнем с мытья головы и
приготовим все для мсье Анри?
Джейн ушла за перегородку, где женщина с выкрашенными хной волосами,
разглядывая в зеркале свое лицо, говорила приятельнице:
— Дорогая, мне кажется, что сегодня у меня ужасный вид…
Приятельница ее, со скучающим видом листавшая страницы «Sketch»
трехнедельной давности, равнодушно отвечала:
— Неужели, милая? А мне кажется, вид у тебя точно такой, как всегда.
Когда вошла Джейн, скучавшая подруга прервала вялый обзор «Sketch»,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *