КРИМИНАЛ

Смерть в облаках

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Агата Кристи: Смерть в облаках

относились ко всему так спокойно. Что, осенили вашу ясную голову кое-какие
мыслишки?
— Меня беспокоит одна вещь,— медленно сказал Пуаро.— Место, где
нашли трубку.
— Еще бы! Из-за этого вас чуть не заперли!.. Ха-ха!
Пуаро покачал головой.
— Я не это имею в виду. Меня тревожит не то, что трубку нашли под моим
креслом, а то, что ее вообще нашли под креслом.
— Не вижу в этом ничего особенного,—сказал Джепп.— Тому, кто это
сделал, нужно было куда-нибудь спрятать трубку. Не мог же он рисковать, чтоб
ее нашли у него.
— Evidemment! Конечно же! Но когда вы обследовали самолет, мой друг,
вы заметили, что хотя окна нельзя открыть, в каждом из них есть вентилятор
— небольшое круглое отверстие, которое можно открыть или закрыть, повернув
стекло. Величина этих отверстий вполне достаточна, чтобы пропустить
злополучную трубку. Что может быть проще, чем избавиться от трубки таким
способом! Трубка падает вниз, на землю, и маловероятно, что ее вообще
когда-либо найдут.
— Я могу возразить: убийца опасался, что его заметят; если бы он начал
проталкивать трубку в вентилятор, кто-нибудь да увидел бы эти его усилия.
— Выходит,— сказал Пуаро,— он не боялся, что увидят, когда подносил
трубку к губам и отправлял шип по назначению, а боялся протолкнуть трубку в
окно?
— Звучит абсурдно, согласен,— сказал Джепп.— Но так оно и есть. Он
сунул трубку под подушку сиденья. От этого никуда не денешься.
Пуаро не ответил, и Фурнье с любопытством спросил:
— Это наводит вас на какие-то мысли? Пуаро утвердительно кивнул:
— Это дает мне возможность сделать одно предположение.
Он рассеянно поправил оказавшуюся ненужной чернильницу, которую
беспокойная рука Джеппа оставила немного криво. Затем, резко подняв голову,
спросил:
— A propos, вы составили детальный список вещей пассажиров, о котором
я вас просил?

ГЛАВА VIII. СПИСОК

— Я человек слова! — воскликнул Джепп. Сунув руку в карман, он извлек
пачку мелко испечатанной на машинке бумаги.— Вот! Здесь все, вплоть до
мельчайших деталей! Я заметил тут одну любопытную вещь. Скажу, когда вы
кончите читать.
Пуаро разложил листы на столе и принялся просматривать. Фурнье
пододвинулся поближе и стал читать через его плечо:
«Джеймс Райдер.
Карманы.— Льняной носовой платок с меткой «D». Бумажник из свиной
кожи, в нем — банкнот фунтового достоинства, три деловых карточки. Письмо
от партнера Джерджа Эльбермэна, выражающее надежду, что «переговоры об
условиях займа увенчались успехом… иначе мы будем в затруднительном
положении». Письмо, подписанное Моди, назначающей свидание на следующий
вечер в Трокадеро (дешевая бумага, неграмотный почерк). Серебряный
портсигар. Коробка спичек. Авторучка. Связка ключей. Ключ от цилиндрического
американского дверного замка. Разрешение на обмен французских и английских
денег.
Чемодан.—Множество деловых бумаг о торговых сделках на цемент.
Экземпляр «Bloodless Cup», («Бескровного кубка», запрещенного в стране).
Коробка «Immediate Cold Cure»-быстродействующего лекарства от простуды.
Доктор Брайант.
Карманы.— Два льняных носовых платка. В бумажнике — 40 фунтов
стерлингов и 500 франков.
Деловой блокнот. Портсигар. Зажигалка. Авторучка. Ключ от дверного
замка. Связка ключей. Флейта в футляре. «Мемуары» Бенвенуто Челлини и
французское издание «Ушные болезни».
Норман Гэйль.
Карманы.—Шелковый носовой платок. В бумажнике-фунт стерлингов и 600
франков. Разрешение на обмен денег. Деловые карточки двух французских фирм,
производящих зубоврачебные инструменты. Коробка от спичек «Брайант К° и
Мэй» — пустая. Серебряная зажигалка. Курительная трубка из эрики.
Каучуковый кисет. Ключ от дверного замка.
Чемодан.— Белый льняной пиджак. Два маленьких зубоврачебных зеркальца.
Свертки зубоврачебной ваты. «La vie Parisienne», книга «Автомобиль» и
«Курортный журнал».
Арман Дюпон.
Карманы.—Бумажник с 10 фунтами и тысячей франков. Очки в футляре.
Хлопчатобумажный носовой платок. Пачка сигарет, коробка спичек.
Карточки в футляре. Зубочистка.
Чемодан.—Рукопись с обращением к Королевскому азиатскому обществу. Две
немецкие археологические публикации. Два листа с примерными эскизами
гончарных изделий. Пустотелые трубки с орнаментом (сказано, что это черенки
от курдских трубок).
Небольшой плетеный поднос. Девять фотоснимков керамических изделий.
Жан Дюпон.
Карманы.— В бумажнике 5 фунтов и 300 франков. Портсигар. Мундштук (из
слоновой кости). Зажигалка. Авторучка. Два карандаша. Небольшая книжка с
кое-как нацарапанными записями. Письмо на английском от Л. Марринера с
приглашением на ленч в ресторан на Тоттенхэм Корт роуд. Разрешение на обмен
французских денег.
Даниэль Клэнси.
Карманы.— Носовой платок (испачканный чернилами). Авторучка
(протекающая). В бумажнике-4 фунта и 100 франков. Три газетные вырезки о
недавних преступлениях (отравление мышьяком и два хищения). Два письма от
домашних агентов с детальным описанием деревенского хозяйства. Деловая
книжка. Четыре карандаша. Перочинный нож. Три оплаченных и четыре
неоплаченных счета. Письмо от Гордона, владельца парохода «Минотавр».
Наполовину решенный кроссворд, вырезанный из «Таймс». Записная книжка с
набросками сюжетов. Разрешение на обмен итальянских, французских,
швейцарских и английских денег. Оплаченный гостиничный счет в Неаполе.
Большая связка ключей.
В кармане пальто.— Рукопись новеллы «Убий-ство на вершине Везувия».

«Континентальное обозрение». Мяч для гольфа. Пара носков. Зубная щетка.
Оплаченный гостиничный счет из Парижа.
Мисс Керр.
Сумка.— Губная помада. Два мундштука (один резной, слоновой кости,
другой — нефритовый). Пудреница. Портсигар. Коробка спичек. Носовой платок.
Два фунта стерлингов. Разрешение на обмен денег. Половина письма о кредите.
Ключи.
Несессер шагреневый.— Бутылки, щетки, гребни и т. д. Маникюрные
принадлежности. Мешочек, содержащий зубную щетку, губку, зубной порошок,
мыло. Большие и маленькие ножницы. Пять писем из дому и от друзей из Англии.
Два романа Таушнитца. Фотоснимок двух спаниэлей.
Журналы «Мода» и «Домашнее хозяйство».
Мисс Грей.
Сумка.— Губная помада, румяна, пудреница. Ключ от дверного замка и
ключ от чемодана. Карандаш. Портсигар. Мундштук. Коробка спичек. Два носовых
платка. Оплаченный гостиничный счет из Ле Пине. Маленькая книга «Французские
фразы». Бумажник со 100 франками и 10 шиллингами. Разрешение на обмен
английских и французских денег. Две фишки из казино, стоимостью 5 франков.
В кармане дорожного пальто.— Шесть открыток с видами Парижа, два
носовых платка и шелковый шарфик. Письмо с подписью «Глэдис». Пакетик
аспирина.
Леди Хорбари.
Сумка.— Две губные помады, румяна, пудреница. Носовой платок. Три
банкнота по тысяче франков. 6 фунтов стерлингов. Разрешение на обмен
французских денег. Бриллиантовое кольцо. Пять французских марок. Два
мундштука. Зажигалка в футляре.
Несессер.— Косметические принадлежности. Искусной работы маникюрный
набор (золотой). Небольшой флакон с этикеткой (написанной чернилами) «Борная
кислота».
Когда Пуаро кончил читать список, Джепп указал пальцем на последнюю
строку.
— Борная кислота? Это кокаин!
Глаза Пуаро удивленно расширились. Он понимающе кивнул.
— Ясно, не так ли? — заметил Джепп.— Нужно ли говорить вам, что
женщина, привыкшая к кокаину, в моральном отношении уязвима. Думаю, титул
леди помогает ей достигать того, чего она хочет. Но все равно сомневаюсь,
что у нее хватило бы нервов совершить убийство; и, честно говоря, не вижу,
была ли у нее для этого возможность. Сущая головоломка!
Пуаро собрал в стопку все листы и просмотрел их еще раз. Затем со
вздохом отложил в сторону.
— Кое-что здесь,—сказал он,—очень ясно указывает, кто именно
совершил преступление. Но, тем не менее, пока что я не могу сказать, зачем
или, по крайней мере, каким образом.
Джепп уставился на него:
— Вы хотите сказать, что, когда вы прочитали этот список, у вас
появилась мысль о том, кто ЭТО сделал? — Джепп выхватил у Пуаро листы,
перечитал их, отдавая каждый лист Фурнье, и вытаращил на Пуаро глаза:
— Вы не дурачите меня, мсье Пуаро?
— Нет, нет, Ouelle idee!
Француз в свою очередь отложил стопку листов.
— Может, я глуп,— сказал он.— Но не нахожу, что этот список помогает
нам продвинуться вперед.
— Не сам по себе,— сказал Пуаро,— а в совокупности с определенными
деталями дела. Что ж, возможно, я и не прав. Очень может быть…
—Well, выкладывайте свою версию!—сказал Джепп.— Во всяком случае, я
с интересом послушаю.
Пуаро покачал головой.
— Нет, это, как вы говорите, пока что только теория, голая теория. Я
надеялся найти определенный предмет в списке. Eh bien, я нашел его. Он
здесь, но, мне кажется, указывает в неверном направлении. Правильный ключ,
но не к той персоне. Это значит, что у нас еще много работы, и, признаюсь, я
нахожу здесь много предметов, назначение которых мне пока еще не ясно. Я еще
не могу собрать воедино все факты. А вы? Вижу, тоже — нет. Тогда давайте
работать, каждый исходя из своих предположений. У меня нет уверенности,
повторяю, есть пока только подозрение…
— Гм… Какую-то чушь вы несете! — вознегодовал Джепп. Он
встал.—Ладно, на сегодня хватит. Я работаю в Лондоне, вы возвращаетесь в
Париж, Фурнье. А вы, мсье Пуаро?
— Я все еще хочу сопровождать мсье Фурнье в Париж, теперь даже больше,
чем когда-либо.
— Больше, чем когда-либо!.. Хотел бы я знать, что за причуды у вас на
уме?
— Причуды? Се n’st pas joli, за! Нехорошо!
Фурнье поднялся и церемонно пожал всем руки.
— Желаю вам доброго вечера. Множество благодарностей за восхитительное
гостеприимство. Мы встретимся в Кройдоне завтра утром? Не так ли?
— Точно так. A demain! До завтра!
— Будем надеяться,—пошутил Фурнье,—что нас с вами не пристукнут по
дороге.
Джепп и Фурнье ушли. Пуаро некоторое время оставался словно в забытьи.
Затем встал, неторопливо убрал посуду, вытер стол, высыпал из пепельницы
окурки и расставил по местам стулья, подошел к приставному столику и взял
подборку «Sketch».
Перелистал страницы и, наконец, добрался до того, что искал.
Это был фотоснимок. Над ним было написано:
«Поклонники солнца». А внизу подпись: «Графиня Хорбари и мистер Раймонд
Барраклоу на отдыхе в Ле Пине».
Пуаро долго разглядывал освещенные ярким солнцем смеющиеся лица,
сплетенные руки, изящные купальные костюмы «солнцепоклонников».
— Занятно,— пробормотал Эркюль Пуаро.— Видимо, нужно будет что-то
предпринимать в этом направлении… Да, нужно.

ГЛАВА IX. ЭЛИЗА ГРАНДЬЕ

Погода на следующий день была такой безветренной и безоблачной, что
даже Эркюль Пуаро должен был признать, что его «estomac» настроен
миролюбиво.
Они летели рейсом 8.45 в Париж. Кроме Пуаро и Фурнье, в самолете
находилось еще семь-восемь ранних пассажиров, и Фурнье воспользовался
путешествием, чтобы проделать несколько опытов. Достал из кармана кусочек
бамбука и трижды во время полета подносил его к губам, поворачиваясь в
определенном направлении. Первый раз он проделал это, перегнувшись через
поручень кресла, потом — слегка повернув голову в сторону и, наконец,—

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *