КРИМИНАЛ

Глубокое синее море

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Глубокое синее море

практикуются всеми нациями и одобряются яхт-клубами. Кроме того,
устраивались даже соревнования, на которых яхты с одним человеком на борту
пересекали океан.
— И тем не менее вы потеряли свою яхту, — сказал Стин. — Лишь
милосердие Божье спасло вас от неминуемой гибели. Судя по всему, вы
потеряли и свой паспорт, не так ли?
— Да, конечно. Очутившись в таком положении, мне было как-то не до
него.
— Очень неприятно. — Стин нахмурил брови и постучал карандашом по
столу. — И вы, надеюсь, помните, что в связи с этим возникнут неприятности
с властями?
— Конечно. — Годдер вздохнул. — Но, с другой стороны, капитан, каждая
нация знает, что случаются кораблекрушения и встречаются люди, потерпевшие
кораблекрушение.
— Это мне известно. Но вы не обычный моряк, на которого
распространяются все законы торгового судна. Для филиппинских властей вы
будете некоей неизвестной личностью без всяких документов, визы и денег. И
пароходная компания, к которой принадлежит мое судно, будет вынуждена
внести за вас определенную сумму. Залоговую сумму.
Черт бы тебя побрал, благочестивый сын потаскушки, подумал Годдер, а
вслух сказал:
— Прошу меня извинить, капитан. Боюсь, что с моей стороны было крайне
неосмотрительно искать спасения на вашем судне.
Капитан Стин был готов простить Годдеру эту бестактность.
— Вы сами отдаете себе отчет, что ваше замечание не слишком удачно?
Мы очень рады, что вы оказались инструментом провидения Божьего, но мы тем
не менее не должны забывать о формальной стороне вопроса. Ну, а теперь
ближе к делу. Вы можете и впредь оставаться в лазарете и питаться вместе с
офицерами. И я не буду просить вас отрабатывать за ваш проезд.
— Большое спасибо, капитан.
— Конечно, если вы сами не изъявите такого желания. Боцману всегда
может понадобиться помощь, и я убежден, что вы предпочтете не занимать у
людей сигареты и принадлежности туалета.
— Но я слышал, что у вас есть пассажиры на борту. — Годдер все еще
говорил спокойно, но в его голосе появились нотки раздражения. — Каюты не
все заняты. Я мог бы занять одну из них и оплатить свой проезд полностью —
от Калласа до Манилы.
На свое предложение он получил в ответ легкую снисходительную
ухмылку.
— Проезд на пароходе оплачивается заранее. Боюсь, что не смогу
нарушить правил пароходной компании.
— Ваш радист уже работает?
— Он с минуты на минуту должен появиться у меня.
— Может быть, вы попросите его дать мне телеграфный бланк? Я хочу
послать радиограмму. — Годдер вынул часы и положил их на письменный стол.
— Это можете положить в сейф, как залог за телеграфные расходы, —
раздраженно сказал он. — Это часы фирмы Ролекс, которые стоят
приблизительно 600 долларов. И если вы назовете мне имена своих агентов в
Лос-Анджелесе, то я поручу своим адвокатам уже сегодня перевести сумму за
мой проезд и другие расходы, а также залоговую сумму и деньги за мой
обратный проезд в Штаты, если власти Манилы будут на этом настаивать.
— Да… да, конечно… — Стин немного помедлил, а потом протянул часы
обратно. — Думаю, все будет в порядке. — Он вышел в рубку, коротко
поговорил с кем-то по телефону, и минутой позже появился радист, молодой
латиноамериканец с узким непроницаемым лицом.
— Спаркс, это — мистер Годдер. Он хотел бы послать радиограмму.
Годдер поднялся.
— Рад с вами познакомиться.
Спаркс кивнул, видимо решив, что никаких других форм вежливости от
него не требуется. Годдеру показалось, что в темных глубинах глаз радиста
сверкнули искорки ненависти, после чего глаза снова стали какими-то
безликими. Как говорится: янки, убирайтесь домой! Возможно, он был родом с
Кубы или из Панамы, или вообще откуда-то южнее Сан-Диего.
— Вы можете связаться с Штатами?
— Да.
Стин добавил, что они имеют на судне коротковолновый передатчик.
Спаркс протянул Годдеру несколько формуляров и вышел в рубку, чтобы
подождать там.
Капитан порылся в своих бумагах, нашел адрес агента в Сан-Педро и
сказал, что проезд из Калласа до Манилы стоит 530 долларов.
— В таком случае, двух тысяч должно хватить на все, — высказал
предположение Годдер. — А если будет перерасход, то вы его получите в
Маниле.
Он заполнил телеграфный бланк, адресовав его своим адвокатам в
Беверли-Хиллс:
«ЧОСХОУМ» ЗАТОНУЛ ПОДОБРАН «ЛЕАНДРОМ» СЛЕДУЮЩИМ МАНИЛУ ТЧК ПРОСЬБА
ПЕРЕВЕСТИ СЕГОДНЯ ДВЕ ТЫСЯЧИ ДОЛЛАРОВ В САН-ПЕДРО АГЕНТАМ ПАРОХОДСТВА
БАРВИКУ И КЛЕЙНУ ЗА ПРОЕЗД МАНИЛУ И ПУТЕВЫЕ ИЗДЕРЖКИ А ТАКЖЕ ОБРАТНЫЙ
ПРОЕЗД СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ ТЧК АГЕНТ ДОЛЖЕН ПОДРОБНО ИЗВЕСТИТЬ КАПИТАНА
«ЛЕАНДРА» ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ ТЧК ГОДДЕР
Спаркс пересчитал слова и сказал, что радиограмма стоит 11 долларов и
13 центов.
— Наличными, — добавил он.
— О, это я уже знаю, — спокойно ответил Годдер. — Не надо мне
постоянно напоминать об этом.
Стин объяснил радисту, что пароходство гарантирует оплатить расходы,
и молодой человек исчез.
— Я дам указание стюарду, — сказал капитан. — Он возьмет над вами
опеку.
— Может быть, лучше сперва подождать подтверждения? — предложил
Годдер.
Стин ответил, что это не обязательно. Видимо, часы Годдера произвели
на него впечатление.
Годдер ушел. Он стыдился своего гнева и чувствовал стыд от всей этой
беседы. Ему бы даже доставило радость работать на палубе матросом и было
бы все равно, где он будет спать. А он-то считал себя неуязвимым, даже
если на него нападут все Стин со всего мира!

По дороге ему повстречался Линд. Судя по всему, он никогда не носил
фуражки и знаков отличия.
— Подождите меня где-нибудь здесь, — с улыбкой сказал он. — У меня
тут есть пара вещиц, которые вам, возможно, пригодятся.
— Хорошо, — ответил Годдер. — И большое спасибо. — Он прислонился к
поручням. Если бы капитаном был Линд, подумал он, корабль этот выглядел бы
иначе.

4

— Хотите, чтобы я вырезал вам аппендицит? — спросил Линд. — Или
сделал оттяжку спинного мозга? Вырвал воспаленный зуб? Излечил от
венерической болезни? Все эти занятия доставляют мне удовольствие. И
приносят успех.
Годдер ухмыльнулся и показал на череп, который служил опорой
нескольким книгам, лежавшим на столе.
— Я бы этого не сказал, если предположить, что этот раньше был вашим
пациентом.
— Эту штуку я купил на Целебесе, — ответил Линд. — Хотите выпить?
— Конечно! Особенно, если мне приходится выбирать между выпивкой и
операцией.
Линд выдвинул ящик, достал оттуда бутылку с виски и два стаканчика.
— Когда в Новом завете речь заходит о вине, то под ним
подразумевается всегда лишь чистый и еще незабродивший виноградный сок.
Греки сделали неправильный перевод.
— Да, об этом я уже слышал однажды, — со смехом ответил Годдер и
оглядел каюту. На первый взгляд можно было подумать, что по ней прошел
смерч, но потом становилось ясно, что во всем была лишь мужская
небрежность. К тому же каюта была больше похожа на комнату для приема
больных и одновременно на библиотеку после небольшого землетрясения. Книги
были самые разнообразные — на испанском, английском и французском языках.
Здесь были книги по медицине, справочники по оказанию первой помощи, а
также Фолкнер, Хид, Гете, Бенс Паккар, Годдер даже обнаружил «Так говорил
Заратустра» и, конечно, Сартр.
Линд протянул стакан Годдеру, и они чокнулись.
— Ваше здоровье, — сказал Годдер. — Вы изучали медицину?
— Два года. А вы раньше были моряком?
— Сделал несколько рейсов в юношеские годы. А откуда вы об этом
узнали?
— Вы же меня спрашивали, не офицер ли я? Помните? — Линд вытащил
выдвижной ящик. — Вот эти брюки должны быть вам впору. Какой у вас рост?
— Сто девяносто один.
— В таком случае они подойдут. — Линд протянул ему две пары легких
фланелевых брюк. — И вот еще спортивная рубашка, которую можно не гладить.
— Потом он приложил к этому носки, пояс, белье, полотенца и носовые
платки. А также электробритву.
— Тысяча благодарностей, — сказал Годдер.
— Знаете, у меня слабый желудок. Никогда не могу обедать вместе с
людьми, которые не меняют своей одежды. — Линд выпил рюмку. — Да, жаль,
что у вас нет никакой болезни. Вытаскиваешь человека посреди океана, а он,
оказывается, здоров, как бык.
Каюта «В2 на штирборте имела две койки, стол, шкаф и маленький
коврик. В ней был даже душ. Обедали в половине второго, ужинали в шесть.
Так сказал Барсет. Бара, сказал он, нет, но Годдер может купить себе все,
что имеется на складе. Годдер пробежал глазами список и заказал пять
бутылок джина, бутылку вермута и три блока сигарет.
— И попросите, пожалуйста, каютного стюарда, чтобы он принес мне
вазочку со льдом.
После этого он принял душ, надел брюки, подаренные ему Линдом, и
спрятал остальные вещи в шкаф.
Стюард, обслуживающий каюты, вошел, даже не постучав в дверь. Это бел
молодой парень с зелеными глазами и одутловатым лицом. Крупные руки хорошо
сочетались с широкими плечами.
— Куда вам это поставить? — спросил он.
— На стол, — ответил Годдер. — Как вас зовут?
— Рафферти.
— А откуда вы родом, Рафферти?
— Из Окленда. Или из Питтсбурга. — Он поставил поднос на стол. — А
почему вас это интересует? — спросил он немного вызывающе.
— Я и сам не знаю, — ответил Годдер. — Кстати, вам никто не говорил в
Окленде или Питтсбурге, что, прежде чем войти, нужно постучать в дверь?
— Попытаюсь не забыть об этом в следующий раз, мистер Годдер.
Попытаюсь…
— Я бы очень рекомендовал вам не забывать об этом, Рафферти, —
дружеским тоном заметил Годдер. — Иначе рано или поздно какой-нибудь сукин
сын даст вам пинка…
Он заметил, как в глазах Рафферти вспыхнуло удивление. Такая реакция,
похоже, была для этого парня внове. Он ушел.
Годдер приготовил себе целый бокал коктейля и второй раз за это утро
остался собой недоволен. Но, возможно, это была лишь естественная реакция
на внешние явления, которая какое-то время спала в нем. Он выпил коктейль
и вышел из каюты. Если он правильно понял, столовая находится рядом с
каютой Барсета, а перед ней должен быть салон. Он прошел по коридору,
который выходил на палубу, и вскоре добрался до широкой двойной двери,
ведущей в салон.
Заглянув туда, он увидел длинную софу и несколько кресел. Были тут и
прикрепленные столы, а также несколько книжных полок. Какая-то блондинка
стояла спиной к нему и смотрела в иллюминатор. На ней было цветастое
платье без рукавов. На ногах — золоченые сандалии. И руки, и ноги были
покрыты темным загаром.
— Миссис Брук? — спросил он.
Женщина обернулась. Он увидел маленькое лицо с высокими скулами и
слегка раскосыми синими глазами. Да, люди были правы: она хорошенькая. Но
еще большее впечатление на него произвела ее манера держаться. Она
улыбнулась, но глаза ее остались холодными и далекими.
— Да. Как вы себя чувствуете, мистер Годдер?
— Меня еще ни разу не спасали, — ответил он. — Поэтому я и сам не
знаю, как я себя чувствую. Ведь это вы меня спасли?
— Ну, не в буквальном смысле. И потом, это вышло совершенно
случайно…
— У меня есть свидетели, миссис Брук. Так что вам уже не отвертеться.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *