КРИМИНАЛ

Глубокое синее море

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Глубокое синее море

сведения, что горит третий трюм. А таких вещах пугливым пассажирам обычно
не докладывают, но дым, который выбивается из трюма, уже настолько
заметен, что скрывать это бесполезно. Как бесполезно скрывать женщине свою
беременность на девятом месяце…
— Вы можете предпринять какие-нибудь меры? — спросил Годдер.
— Как только нам удастся ввести шланги в межотсечное пространство, мы
сможем довольно быстро залить все это водой.
— А можно определить, где именно находится источник пожара?
— Это трудно сделать. Кстати, если горящий хлопок находится глубоко
внизу, то и вода может не добраться до него… Тем не менее, если верхние
слои будут в воде, у нас появится шанс держать очаг пожара под контролем.
— Линд выпил кофе: завтрак он не заказывал. — Кстати, не знаете, никто не
продает птицеводческой фермы?
С этими словами он ушел, оставив Годдера в растерянности и
задумчивости. Что ж, выходит Эрик Линд никогда не показывает своего
истинного лица. У него и полдня не продержится то или иное суждение. Вчера
говорили, что Стину уже лучше, а теперь он опять подготавливает к худшему,
что может означать даже то, что капитан уже мертв. А может, он хотел этим
сказать, что практически и мы уже мертвы? Он. опять вспомнил о Мадлен
Леннокс, и ему стало как-то не по себе. Нет, с ней все в порядке,
постарался он убедить самого себя. Ведь он слышал, как она мылась под
душем.
Керин закончила свой завтрак и ушла. Он закурил сигарету и налил еще
чашку кофе. Когда он выходил, боцман и двое матросов как раз начинали
открывать люк в трюм номер 3. Один матрос развертывал пожарный насос. Если
дым станет более густым, им придется надеть маски.
Когда он вновь потянулся за сигаретой, то обнаружил, что в пачке
больше не осталось ни одной. Вернувшись в каюту, он разорвал целлофан
нового блока, но даже сквозь этот шелест он слышал из открытой двери в
свою ванную монотонное журчание. Он вошел в ванную и прислушался. Душ в
соседней каюте продолжал работать. И это через 40-50 минут? Он быстро
выбежал в коридор.
В каюте миссис Леннокс были опущены только жалюзи, и он мог явственно
слышать, как шумит вода. Он постучал. Никакого ответа. Может быть, она
ушла и забыла выключить воду? Он поискал ее на палубе, в салоне, в
столовой, а потом вернулся к ее каюте. Поскольку на его повторный стук не
последовало никакой реакции, он подошел к каюте Керин.
Годдер быстро объяснил ей, в чем дело.
— Может быть, вы войдете к ней в каюту и посмотрите, что там
произошло? — попросил он в заключение.
— Конечно. — Она постучала, окликнула ее и, наконец, вошла в каюту.
Почти в тот же момент он услышал, как она в испуге закричала:
— Она лежит под душем! Подождите, я вынесу полотенце!
Он услышал, как Керин выключила воду, а потом увидел, как она
подбежала к двери. На лице у нее был ужас. Он последовал за ней в ванную.
Мадлен Леннокс лежала лицом вниз на полу душевой кабины, и из-под ее
мокрых волос сочилась тонкая струйка крови. Простыня, которой Керин
накрыла ее тело, была уже совсем мокрой. Годдер перевернул ее и приподнял,
чтобы Керин могла подложить под нее простыню. На подушку она положила
полотенце, и он положил миссис Леннокс на постель.
Потом он пощупал пульс.
— Она жива, — сказал он. Пульс был слабым, но ровным, и грудь ее
равномерно вздымалась и опускалась.
— Я скажу Барсету, чтобы он позвал Линда, — предложила Керин и быстро
выскочила из каюты.
Годдер огляделся и увидел через открытую дверь в ванную, что там на
полу валяется кусок мыла. Но две другие вещи приковали его внимание много
больше. Одной из них была сама головка душа. Арматура была такой же, как и
в его ванной, и закреплена сверху. А другой вещью была сухая и
неиспользованная шапочка для купания, которая висела тут же на крючке. Душ
начал работать приблизительно в то самое время, когда боцман,
приблизительно в половине восьмого, начал шуметь своим шлангом, поливая
палубу… Что ж, теперь ты знаешь все, что ты хотел знать, сказал он себе.
Она была без сознания уже около часа, а это означало, что ей или
нанесли сильный удар по голове или же напичкали каким-то снадобьем,
которое до сих пор не позволило ей проснуться. Годдер быстро вернулся в
каюту и внимательно осмотрел ее руки. Он нигде не нашел следа иглы. Зато
на столике он обнаружил поднос с принадлежностями для кофе. Должно быть,
ей что-то подсыпали в кофе, а удар по голове был сделан только для того,
чтобы стимулировать падение и, как следствие падения, потерю сознания.
Значит, великий маэстро иллюзий снова оказался верен себе.
Она могла умереть, так и не придя в сознание, так же, как и капитан
Стин, если он вообще жив. Теперь Линд, видимо, будет давать ей морфий,
чтобы стимулировать кому, вызванную сотрясением мозга, а напоследок введет
такую дозу, которая отправит ее на тот свет.
Ну, а что он сам мог поделать со своими так называемыми абстрактными
знаниями? Публично обвинить Линда и сказать, что он уже догадывается о
том, что должен произойти этот «несчастный случай»? Что он добьется этим?
Ничего, если не считать того факта, что сам он окажется в опасности. Судя
по всему, Линд был главой этого заговора, корабельным врачом и
организатором всех действий. Запрыгнуть на ящик и рассказать об этом всей
команде? Но он не знает, кто именно из людей участвует в заговоре и
сколько человек в нем замешано. В конечном счете его могут просто осмеять.
Керин вернулась, но остановилась перед дверью, так как в коридоре
послышались шаги. Появился Линд. За ним следовал Барсет с аптечкой в руке.
Годдер отошел в сторону. Линд пощупал пульс и, казалось, остался доволен.
Потом он приподнял веко и посмотрел на зрачок. Прежде чем осмотреть рану,
ему нужно было помыть руки, и когда он мыл их, Годдер рассказал ему, как
он нашел ее в таком положении.
Линд бросил на него серьезный взгляд.
— Хм… Говорите, что почти час пролежала без сознания? Должно быть,
очень сильно ударилась головой.
Да, Линд был первоклассным актером. И не делал ошибок. Он обрил
волосы вокруг раны, удалил кровь и осмотрел рану. Найдя ее не очень
серьезной, он сказал, что около двух уколов будет вполне достаточно.
Кончиками пальцев он ощупал весь череп, но переломов не нашел. Правда, он
сказал, что в этом можно быть уверенным только после рентгена. Линд промыл

рану, аккуратно перевязал ее и сделал два укола. После этого он снова
пощупал пульс, положил руку на место и улыбнулся, словно говоря этой
улыбкой, что все будет в порядке. Великий лекарь, мысленно назвал его
Годдер
Да, если я открою глотку, то и со мной поступят не лучше, подумал он.
И чего я этим тогда добьюсь? Что не одна она будет лежать на дне океана?
Возможно, они даже зашьют нас в один мешок, если у них не так много лишней
парусины. Но это слабое утешение…
Ну, а чем была для него Мадлен Леннокс? Он знал ее всего три дня, и
они несколько раз побаловались в постели. Ни для нее, ни для него это не
означало ничего серьезного. В Маниле они бы быстро распрощались, и их пути
опять бы разошлись.
Он требовал от жизни и от людей только одного: чтобы его оставили в
покое. Значит, он сам должен позаботиться о себе. А ее бросить на произвол
судьбы.
Он вздохнул. Мысль была отличной, но он знал, что не сможет так
поступить. Он должен был выжидать, пока ему не представится возможность
нанести удар Линду. И Керин он не должен втягивать в это дело.
— В настоящий момент ничего сделать нельзя, — заявил Линд. — Я не
знаю, насколько сильно она ударилась. Мы должны обождать, пока она не
придет в себя. Я буду заглядывать к ней каждый час.
— Отлично, — сказал Годдер. — Мы тоже будем приглядывать за ней.
Линд ушел, взяв с собой аптечку. Барсет вздохнул и посетовал на то,
что их буквально преследуют несчастные случаи. Керин проводила их
взглядом, а потом заперла дверь. Взяв сигарету из пачки, лежавшей на
столике, она села. Годдер дал ей прикурить.
— Ну, хорошо, — сказала она. — Что мы можем предпринять против него?
Годдер подивился собственной глупости. Уж если он, мужчина, заметил,
что Леннокс не пошла бы под душ без шапочки для волос, что она наверняка
не мыла бы волосы обычным мылом, что она не стала бы мыть себе голову за
20 минут до завтрака, так как при такой влажности нужно много времени,
чтобы высушить их, то как же все это могло не броситься в глаза женщине?
Но прежде чем он смог ответить, дверь распахнулась, и в каюту вошел
Рафферти, неся в руке тряпку и мыльный порошок. На его грубом лице висело,
словно маска, выражение детской невинности и отеческой заботы, но Годдер
ожидал от него и того, и другого. Правда, два фактора все же привлекли его
внимание. Во-первых, карман куртки стюарда был сильно оттопырен, и
во-вторых, то, что там находилось, довольно жестко стукнулось о рамку
двери, когда он входил.
— О, боже ты мой, она что, стояла на голове? — бросил Рафферти,
посмотрев на миссис Леннокс, лежавшую без чувств на кровати.
— Что ж, такой вариант тоже не исключается, — ответил Годдер. —
Надеюсь, мы вам не помешаем?
— Нет, нет! Я только приведу в порядок ванну.
Керин с удивлением наблюдала за Годдером. А тот взял носовой платок и
повязал его вокруг своей правой руки. Такого взгляда, какой был у него
сейчас, она еще ни разу не видела у культурных людей. В нем была и
хитрость лисы, и голод волка, и дикость гиены. В нем было нечто такое, что
могло бы свидетельствовать о ненормальной психике. Она даже испугалась
немного, но он, покачав головой, дал ей понять, что она должна вести себя
тихо. Годдер проскользнул к двери и бесшумно запер ее на задвижку. Из
ванной доносились звуки, которые должны были означать, что Рафферти
наводит там порядок. Отойдя от входной двери, он встал у двери, ведущей в
ванную.
— О, посмотрите! — неожиданно крикнул он. — Она приходит в себя! Ее
глаза уже открыты!
Своим возгласом от обманул даже Керин, так как она автоматически
повернулась в сторону постели. Рафферти вышел из ванной и посмотрел в том
же направлении. Годдеру осталось только сделать шаг вперед и ударить его
рукой в живот.
Тот хрюкнул и сложился пополам. Годдер поймал его за отвороты куртки,
поднял его голову и нанес второй удар — на этот раз сбоку, между
подбородком и ухом. Голова Рафферти откинулась назад, он повернулся вокруг
своей оси, потерял равновесие и ударился головой о тяжелую дверь. В
следующие мгновение он был на полу. Одним прыжком Годдер уже был на нем,
вдавил в живот ему колено и снова ударил его перевязанной рукой — на этот
раз по шее. Рафферти был здоровым и крепким парнем, лет 40 с небольшим, а
неприложенный закон говорил, что, когда тебе уже 45 и ты хочешь одолеть
молодого и здорового парня, ты можешь это сделать только в том случае,
если применишь быстроту и ловкость.
Тот издавал какие-то нечленораздельные звуки, но Годдер продолжал
молотить его. Над его глазом уже зияла рана, но он все еще защищался от
ударов Годдера. Последний внезапно вскочил, потянул противника за собой и
перекинул его через себя, заложив руку за его затылок. Рафферти
перевернулся и ударился о металлическую переборку. И все-таки он успел
сунуть руку в карман и вытащить оттуда пистолет. В то же мгновение Годдер
ударил его ногой по запястью и придавил каблуком руку. Пистолет выпал из
руки Рафферти. Словно пьяный, он прислонился к переборке и попытался
полезть наверх. По его лицу текла кровь.
Керин с ужасом наблюдала за этой сценой. На мгновение в закрытом
иллюминаторе мелькнуло лицо, и по палубе послышался топот ног. Годдер
проверил обойму. Одна пуля выпала, другая уже сидела в стволе. Он сунул
обойму обратно и снял пистолет с предохранителя. После этого он ткнул
дулом в зубы Рафферти.
— Что ты ей дал, ублюдок? И сколько?
— Тебя это не касается, ты, дерьмо… — огрызнулся Рафферти, но в тот
же момент понял, что лучше было бы не огрызаться. Годдер ухмыльнулся, и
такой ухмылке Рафферти еще ни разу за свою жизнь не видел. Годдер потянул
его вверх за отвороты и стукнул пистолетом по голове — сперва справа,
потом слева.
— Если тебе это нравится, я могу продолжать в том же духе, — прошипел
он.
Кто-то постучал в дверь. Годдер опять ткнул дулом револьвера в лицо
Рафферти.
— Две таблетки, — промычал тот.
— Какие таблетки?
— Не знаю. Он дал их мне, но не сказал, что это такое.
Возможно, кодеин, подумал Годдер. А двойная доза кодеина не
смертельна.
— А где Майер? — Злобно спросил он.
— Майер? Он умер, и теперь его пожирают рыбы, ты, собака… — Он
посмотрел на лицо Годдера и сразу же добавил: — Ну, где-то там, внизу. Где
точно — я не знаю.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *