КРИМИНАЛ

Глубокое синее море

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Глубокое синее море

вместе с ними, то миссис Леннокс подписала себе, а также тем лицам, с
которыми она предположительно говорила на эту тему, смертный приговор.
Если же капитан не участвовал в этом, то и в данном случае можно было
рассчитывать на две неприятные и могущие иметь тяжелые последствия
возможности.
Одна заключалась в том, что он теперь был подозрительным и в то же
время наивным. Он не догадался бы сделать обыск на всем корабле. А с
другой стороны, если силы Линда были достаточно мощными, то дело неминуемо
должно было кончиться насилием, так как при обыске неминуемо было бы
доказано участие Линда в этой афере и тот не смог бы выкрутиться.
Другая неприятная возможность заключалась в том, что капитан не
станет ничего предпринимать, пока корабль находится в открытом море, а
Линд в то же время уже узнал о разговоре капитана с Мадлен Леннокс. Ее
разговор мог подслушать и Рафферти, и Барсет.
Да, но пожар? Ведь самым вероятным убежищем Майера на корабле были
промежуточные коридоры третьего трюма. Они находились как раз под той
каютой, где его зашивали в парусину. Оттуда его легко можно было
препроводить в трюм и наоборот. Вряд ли они посмели бы рискнуть
препроводить его через весь корабль в какой-нибудь другой тайник.
Да, но что будет, если дым и жара выгонят его из этого тайника?
Годдер выругался и закурил сигарету, чтобы стряхнуть неприятное
чувство. Ведь в конечном итоге он ничего не знал. Возможно, что он все это
вообразил. И словно в подтверждение этой возможности корпус «Леандра»
задрожал, заработали машины, и корабль снова двинулся в путь. Почему
обязательно на этом старом корыте, которое бороздит сейчас воды океана,
должны происходить такие ужасные вещи?
Два вентилятора в столовой с трудом разгоняли тяжелый спертый воздух.
Смерть Красиски действовала на него так же угнетающе, как и духота,
которой, казалось, не будет конца. Капитан Стин был еще более молчалив,
чем обычно, и даже Линд не подбрасывал своих шуток. Когда Карл уронил
тарелку, все обернулись и бросили на него свирепые взгляды. Рафферти с
хмурым видом убрал осколки.
Керин Брук обратилась к капитану:
— В такую погоду приятно подумать о норвежских фиордах, не правда ли,
капитан?
— Да, конечно. Я уже два года не был дома.
— Достаточно испытать хоть одну бурю в Северной Атлантике, чтобы эта
жара показалась вам приятной, — бросил Линд.
— Вы совершенно правы, — поддержала его Мадлен Леннокс и рассказала,
что ей как-то довелось попасть в бурю в Бискайском заливе, которая
продолжалась три дня, и эта буря так измотала ее физически, что она была
вынуждена потом все время за что-то держаться, даже находясь в постели.
— Простите меня, пожалуйста… — внезапно прошептал капитан. Годдер
заметил, что тот сильно побледнел и, видимо, основательно испугался. Рукой
он оперся о стол.
— В чем дело, кэп? — быстро спросил Линд.
Одновременно с Линдом Годдер вскочил на ноги, намереваясь оказать
помощь капитану, который сперва навалился на плечо Керин, а потом
соскользнул вниз. Обе женщины вскрикнули. Когда мужчины уложили капитана
на полу, к нему подскочил Барсет.
— Носилки! Быстро! — приказал Линд.
Барсет исчез.
Глаза Стина были закрыты. Он тяжело дышал. Линд пощупал его пульс.
Стин начал судорожно вздрагивать. Годдер прижал его покрепче обеими
руками. Линд послал Керин к главному инженеру, чтобы тот прислал в каюту
капитана баллон с кислородом. Вскоре Барсет вернулся с носилками. На них
положили Стина, но он еще корчился от боли. Так им никак не удалось бы
пронести его по узкому трапу наверх.
Недолго думая, Линд рванул со стола скатерть со всем, что там
находилось, так что посуда и столовые приборы разлетелись по всей
столовой. Он оторвал от скатерти две полосы. Одну полосу он бросил
Годдеру, и они вместе привязали Стина к носилкам за грудь и за ноги.
Годдер вместе с матросом вынес его наверх, в то время как Линд
помчался за своей аптечкой. Вскоре появился боцман и сменил Годдера,
который последовал за ними по коридору.
Он обратил внимание на глаза подбегавших матросов.
— О, боже ты мой! — воскликнул один из них. — Кто будет следующим?
Другой хмуро бросил:
— У кого есть резиновая лодка? Я сматываюсь с этой чертовой посудины!
Обе дамы были буквально потрясены. Мадлен считала, что у капитана
сердечный приступ и он обязательно должен закончиться летальным исходом.
Ее муж перенес три приступа за пять лет. А Годдер, ожидая новостей, снова
почувствовал запах горящего хлопка. Минут через пять к ним спустился
Барсет.
— Первый помощник говорит, что у капитана сердечный приступ, — сказал
он. Он также сказал, что Линд соорудил нечто вроде кислородной палатки, и
капитану уже стало легче. Спаркс пытается через калифорнийские станции
получить соответствующие инструкции от службы здравоохранения США. Он
также поддерживает связь с рейсовым кораблем, который находится от них в
милях трехстах и имеет на борту врача. Если возникнет необходимость, то
придется резко изменить курс и сблизиться с этим кораблем. Годдер, если
хочет, может подняться наверх.
Опять придется выступать в качестве свидетеля, подумал он. Когда он
поднялся на верхнюю палубу, там, на мостике, находился третий помощник.
Стин лежал на койке в своей каюте. Над грудью и головой у него
размещалась импровизированная кислородная палатка, которую Линд смастерил
из ванной занавески. В эту палатку он ввел шланг, который был прикреплен к
кислородному баллону, стоявшему на ночном столике. Когда Годдер входил,
Линд как раз вынимал иглу из руки капитана, которому он ввел инъекцию, и
слушал его пульс.
Годдер остановился в ожидании.
Линд удовлетворенно кивнул и отпустил руку.
— Уже лучше, — сказал он. — Пришлось использовать пока занавеску от
душа. — Он показал на импровизированную палатку. — Позднее боцман сделает
палатку из парусины и вырежет в ней окошечко.
До конца этого рейса боцман успеет не только сделать палатку из
парусины, но и зашить всех в парусину, подумал Годдер. В этот момент вошел

Спаркс и подал Линду радиограмму, как он сказал, из отдела здравоохранения
США.
— Хм… Дигиталис… Кислород, — пробормотал он и сунул радиограмму в
карман. — Это мы уже сделали. Спаркс, пошлите радиограмму капитану
«Кунгсхолма», что мы будем поддерживать с ним связь, но транспортировать
капитана на его корабль не станем, если не наступит ухудшения. Там,
видимо, смогут сделать не намного больше, чем мы…
Спаркс кивнул и вышел. Если я буду свидетелем еще парочки таких сцен,
то уверенно смогу выступать в роли театрального критика, подумал Годдер.
Он видел, как поднимается и опускается грудь Стина, и был убежден, что
этому человеку тоже суждено умереть, так и не приходя в сознание. Его
поражало собственное спокойствие, но он пытался убедить себя, что никакое
другое чувство не только не помогло бы делу, но и сыграло бы против него.
Ведь он ни в чем не был уверен. Это мог быть и настоящий сердечный
приступ, и следствие какого-то яда, который Линд подсунул ему. Откуда ему
знать, что содержал шприц — морфий или дигиталис? И у него не было никакой
возможности что-либо узнать или что-либо доказать. Но даже если бы у него
и была возможность получить эти доказательства, он все равно не смог бы
уличить Линда в том, что тот пытался убить капитана Стина. В открытом море
самым главным судьей был Господь Бог.
— Дайте нам знать, если наступят какие-нибудь изменения, — сказал он
Линду и вышел. Выходя из каюты капитана, он непроизвольно бросил взгляд на
фото в рамке, на котором была снята женщина и две девочки. Он вздрогнул,
словно его ударило электрическим током.
Полчаса спустя он и Мадлен Леннокс были на средней палубе. Солнце
закатывалось за горизонт.
— Ты веришь, что это был сердечный приступ? — спросила она.
— Не знаю, — ответил Годдер. — Все может быть. Но будь осторожна.
— В каком смысле? Или ты считаешь, что мне тоже есть опасно?
— Нет… Я знаю одно и, причем, определенно: он настолько ловок и
умен, что не будет повторяться. Кроме того, у женщины сердечный приступ
гораздо более редкое явление. Тем не менее запирай дверь своей каюты.
— Ты это тоже будешь делать?
— Конечно, черт возьми!
— Значит, запирать все двери? — повторила она и посмотрела на него
пепельно-серыми, невинными глазами.
Увы, бесполезно ее предостерегать, подумал он.
— Ты считаешь, что я сгущаю краски? — спросил он.
— Нет, не считаю. Но ты ведь знаешь, как хорошо ты мне помог
избавиться от страха перед грозой…
В начале одиннадцатого Барсет принес весть: капитану Стину стало
значительно лучше. Пульс его был нормальный, и сейчас капитан спокойно
спит. Линд буквально не отходил от него ни на шаг.
Некоторое время спустя Годдер уже лежал голый на своей койке.
Неожиданно в дверь постучали. Он подошел к двери и посмотрел сквозь
жалюзи. Это была Мадлен. Он открыл дверь, и она повисла на его шее еще до
того, как он успел закрыться.
— Я тебе испортила репутацию, — сказала она. — Мне кажется, меня
видела Керин.
— А как ты относишься к своей собственной репутации?
— На этот счет я не тешу себя иллюзиями. Женщины всегда все знают
друг о друге. А ты, кажется, ждал меня. Ты не служил в береговой охране?
— А почему та это спрашиваешь?
— Мне очень нравится их девиз: ВСЕГДА ГОТОВ!
Мадлен быстро сбросила с себя одежду. А она не церемонится, подумал
Годдер. И ей совершенно безразлично, будет ли мужчина ее «завоевывать» или
просто возьмет ее. Для нее самое главное — удовлетворить желания плоти.
Но, с другой стороны, это упрощает дело — как для него, так и для нее. Не
чувствуешь скованности…
Керин Брук все время пыталась сконцентрироваться на книге, но разные
шумы и шорохи мешали ей это сделать. Она чувствовала себя как-то неуютно,
беспомощно и по какой-то непонятной причине была недовольна собой. Она
беспокоилась о капитане Стине, а его старшего помощника просто не могла
понять. Он был и сейчас оставался для нее загадкой. Один раз она уже
доверилась ему, но потом опять убедилась в том, что он или умалишенный,
или монстр.
И ни с одним человеком она не могла об этом поговорить. Может быть, с
Годдером? Нет, он был слишком щепетильным и отчужденным. Ему она никак не
могла доверить свои мрачные мысли относительно событий, случившихся на
этом корабле. Если она сделает такое, он просто поднимет ее на смех. Кроме
того, она почувствовала к нему какую-то неприязнь с той минуты, как
увидела, что в его каюту проскользнула Мадлен Леннокс. Она, правда,
убеждала себя, что одно не имеет ничего общего с другим, но тем не менее
она сама не верила этим своим убеждениям.
Сначала она нашла его привлекательным. У него было мужественное лицо,
он был уверен в себе, имел хорошие манеры. Но позже она почувствовала, что
ему не хватает тепла и чувств. А холодными и бесчувственными мужчинами она
сыта по горло. А также равнодушными. Их, казалось, никогда не мучили
сомнения, они никогда не знали страха. Они были убеждены в том, что
достаточно им пожать плечами, и все неприятности и беды исчезнут сами
собой. В то время как другие люди, живущие чувствами, люди с мягкими
сердцами или просто глупые вечно попадали в беды и неприятности. Одних
пришибало к земле ударами судьбы, а другие сами награждали судьбу пинками
в зад. Она с ужасом вспомнила, что буквально через пару недель после того,
как погиб муж, его женатые друзья начали делать ей самые недвусмысленные
предложения.
Правда, в таком положении она была не одинока — она это знала.
Большинство более или менее молодых вдов или разведенных женщин испытывали
приблизительно те же самые притязания со стороны мужчин. И холодное
убеждение этих «друзей», что они этим самым только доставят ей
удовлетворение и окажут услугу, настолько оттолкнуло ее от них, что она
начала испытывать неприязнь и к другим мужчинам. Конечно, плохо, что с ее
старым добрым Стаси случилась такая беда, но поскольку их брак к тому
времени все равно уже дал небольшую трещину, зачем она будет мучить себя
этим до смерти?
И Годдер не был другим. Может, парой лет постарше, более спокойный,
более уверенный, но все равно живущий чувствами.
Она положила книгу на стол и выключила свет. Вентилятор продолжал
жужжать. Она чувствовала себя одинокой и растерянной, и ей долго пришлось
ворочаться на постели, прежде чем она уснула.
Когда Годдер проснулся, уже начинало светать. Мадлен Леннокс оперлась
на локоть, будучи несколько разочарованной тщетностью своих новых попыток.
— О, всемогущий Цезарь, как низко ты пал! — сказала она с каким-то

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *