КРИМИНАЛ

В лучших семействах

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Рекс Стаут: В лучших семействах

назад, в гостиную, а на допрос вызвали Лину Дарроу. Я спросил себя, станет
ли она разыгрывать из себя простушку с лейтенантом так же, как со мной?
Даже не припомню, когда я настолько никчемно проводил время в
последний раз. С таким же успехом я мог быть бездомным псом: никому не
было до меня ровным счетом никакого дела, а я даже не имел права
намекнуть, насколько они заблуждаются. Один раз я всерьез попытался
завязать разговор, обходя всех подряд и бросая реплики, но тщетно. Дейна
Хэммонд едва удостоил меня взглядом и не удосужился даже пасть раскрыть.
Оливер Пирс вообще не посмотрел на меня. Лина Дарроу пробормотала нечто
нечленораздельное и отвернулась. Кэлвин Лидс спросил, что сделали с
останками Нобби, а выслушав мой ответ, кивнул, нахмурился и подбросил в
пламя очередное полено. Аннабель Фрей поинтересовалась, не хочу ли я еще
кофе, я сказал, что хочу, но она пропустила мои слова мимо ушей. Барри
Рэкхем, которого я выловил в углу комнаты, оказался самым разговорчивым.
Сначала он пожелал знать, есть ли здесь кто-нибудь из конторы окружного
прокурора. Я сказал, что не знаю. Тогда он спросил, как зовут лейтенанта
полиции, который задает вопросы. Эта беседа оказалась рекордной: целых два
вопроса и столько же ответов.
Впрочем, немного позже, когда на сцене появился окружной прокурор
Кливленд Арчер, я кое-чего добился. Едва он вошел в гостиную и
представился, и все поднялись на ноги, чтобы подойти к нему, я кинул
взгляд на его ботинки и сразу догадался, что он побывал в лесу, на месте
убийства миссис Рэкхем. Оттуда же явно прибыл и Бен Дайкс, предводитель
сыщиков округа Вестчестер, который сопровождал Арчера. Мое настроение
немного поднялось. Не мог же Арчи Гудвин проторчать здесь целую ночь и не
сделать ни единого мало-мальски ценного умозаключения!
После нескольких ничего не значащих реплик, обращенных к отдельным
лицам, Арчер произнес речь:
— Это кошмарное, жуткое злодеяние. Мы установили, что миссис Рэкхем и
ее собаку закололи насмерть в лесу. Вы знаете, что орудие убийства мы
нашли — вам его предъявляли — это один из столовых ножей, что держат в
ящике здесь, в гостиной, и вы пользовались такими ножами во время ужина. У
нас есть также протоколы допроса каждого из вас, но, конечно, мне придется
еще побеседовать с вами. Сейчас я это делать не стану, в столь неурочное
время. Уже четвертый час, так что я вернусь утром. Хочу спросить только,
не желает ли кто из вас поделиться со мной какими-то соображениями,
которые не терпят отлагательства? Нет? — Он обвел глазами присутствующих.
Все словно воды в рот набрали. Болтливая подобралась компания, нечего
сказать. Все, включая меня, просто стояли и смотрели на него. Меня так и
подмывало разрядить обстановку, задав вопрос или ввернув меткое словцо, но
я предпочел лишний раз не напоминать о своем присутствии.
Впрочем, напоминать и не потребовалось. После того, как все, включая
прислугу, покинули гостиную и мы с Лидсом начали продвигаться к выходу,
послышался голос Вена Дайкса:
— Гудвин!
Лидс продолжал идти. Я обернулся.
Дайкс приблизился ко мне.
— Мы хотели задать вам пару вопросов.
— Валяйте.
К нам присоединился окружной прокурор Арчер со словами:
— Там, у Нунана, Бен.
— Они с Нунаном как кошка с собакой, — возразил Дайкс. — Помните
сцену у Сперлинга в прошлом году?
— Ничего, я сам им займусь, — заявил Арчер и прошествовал через
коридор в комнату, где Нунан сидел за столом и переговаривался с коллегой
— тем самым, что доставил меня из Хиллсайд Кеннелз. При нашем появлении
коллега встал и остался подпирать стенку. Нунан же привстал было и вновь
уселся, как только Арчер, Дайкс и я расселись по стульям.
Арчер, немного округлившийся за прошедший год, с припухшим
одутловатым лицом и красными от бессонницы глазами, уперся локтями в стол
и обратился ко мне:
— Гудвин, я хочу поговорить с вами начистоту, — голос его был
серьезным и вовсе не оскорбительным.
— Я целиком к вашим услугам, мистер Арчер, — заверил я. — Тем более,
что никогда еще прежде со мной не обращались, как с пустым местом.
— Нам было некогда. Лейтенант Нунан, конечно, доложил о том, что вы
ему рассказали. Откровенно говоря, мне трудно этому поверить. Всем
известно, что Ниро Вульф отклоняет дела дюжинами каждый месяц и берется
только за те, которые его по-настоящему интересуют, и что самый простой и
быстрый способ заинтересовать его — это предложить ему заманчивый гонорар.
Так вот теперь…
— Это не единственный способ, — возразил я.
— А я и не говорил, что единственный. Я знаю, что у него свои мерки и
он щепетилен до привередливости. Вот потому-то я и не могу поверить, что
он заинтересовался отравлением собаки — тем более настолько, что послал
вас сюда на уик-энд. И я крайне сомневаюсь, что Кэлвин Лидс, судя по тому,
что я о нем слышал, в состоянии предложить Вульфу достаточно
привлекательный гонорар. Его кузина, миссис Рэкхем, — иное дело, но она
никогда не любила сорить деньгами, скорее наоборот. Конечно, мы собираемся
расспросить и самого мистера Вульфа, но я думал, что сэкономлю время, если
сначала задам эти вопросы вам. Я призываю вас сотрудничать с нами, чтобы
раскрыть это трусливое и подлое убийство. Как вам известно, я имею право
настаивать на этом; однако, зная Вульфа и вас, я предпочитаю воззвать к
вам как к законопослушному гражданину, а также частному детективу с
лицензией на право работы в нашем штате. Повторяю, я не верю и никогда не
поверю, что вас послали сюда только для того, чтобы вы расследовали дело
об отравлении пса.
И они принялись пожирать меня глазами.
— Не только, — спокойно ответил я.
— Ха, вот, значит, как!
— Да, черт возьми. Как вы сами изволили подметить, мистера Вульфа это
не заинтересовало бы.
— Опять наврал, каналья, — злорадно ощерился Нунан.
— Вы, как всегда, заблуждаетесь, — сказал я с наилюбезнейшей улыбкой.
— Вы же не спросили, зачем меня сюда послали, и даже не намекнули, что вам
это было бы интересно. Вы всего лишь спросили, расследую ли я дело об
отравлении пса, и я ответил, что потратил на него всего час, что было

сущей правдой. Вы также спросили, что я успел выяснить, и я чистосердечно
признался, что ничего особенного. Потом вы захотели узнать, что я видел и
слышал за ужином и после ужина, и я выложил все начистоту. Конечно, это
был самый дурацкий и нелепый допрос, что мне приходилось слышать, но
ничего, со временем научитесь. Прежде всего надо…
— Ах ты, чертов… — вырвалось у Нунана.
— Не сметь! — цыкнул на него Арчер. И обратился ко мне: — Могли бы и
сами сказать, Гудвин.
— Нет уж, дудки, только не ему, — отрезал я. — Однажды я сглупил и
поступил именно так, но он остался недоволен. К тому же, я сомневаюсь, что
у него хватило бы мозгов понять.
— Что ж, посмотрим, пойму ли я.
— Да, сэр. Миссис Рэкхем позвонила в четверг днем и договорилась о
встрече с мистером Вульфом. Она приехала вчера утром, в пятницу, в
одиннадцать, и с ней был Лидс. По ее словом, когда она вышла замуж за
Рэкхема три года и семь месяцев назад, у них повелось, что всякий раз, как
он просил, она давала ему денег на карманные расходы, но аппетиты его
постепенно возрастали, и она стала давать меньше и меньше, пока, наконец,
второго октября прошлого года он не попросил пятнадцать тысяч и она
отказала совсем. Дала ему шиш. С тех пор за последние семь месяцев он
ничего не просил и не получал, но тем не менее продолжал много тратить, а
это ее сильно мучило. Она наняла мистера Вульфа для того, чтобы выяснить,
как и откуда ее муж добывает деньги, а меня послали сюда взглянуть на мужа
и, по возможности, разнюхать, что к чему. Мне требовался только предлог,
чтобы приехать, так что отравление пса подвернулось кстати, хотя,
согласен, предлог несолидный. — Я махнул рукой. — Вот и все.
— Вы говорите, Лидс был с ней? — резко спросил Нунан.
— Вот что я имел в виду, — повернулся я к Вену Дайксу, — когда
говорил о манере Нунана вести допрос. А ведь он прекрасно слышал, как я
сказал, что Лидс был с ней.
— Да, — сухо согласился Дайкс. — Но не стоит так язвить по этому
поводу. Здесь не пикник. — Он перевел взгляд на Нунана. — А сам Лидс
упоминал об этом?
— Нет. Впрочем, я не спрашивал.
Дайкс встал и обратился к Арчеру:
— Может, стоит послать за ним? Он ушел домой.
Арчер кивнул, и Дайкс вышел.
— О Господи, — с чувством и расстановкой произнес Арчер, адресуя эти
слова гражданам Нью-Йорка, поскольку на нас он не глядел. Какое-то время
он сидел, кусая губы, потом спросил меня:
— Это все, чего хотела миссис Рэкхем?
— Это все, о чем она просила.
— Ссорились ли они с мужем? Угрожал ли он ей?
— Она не говорила.
— Что в точности она говорила?
Это заняло полчаса. Для меня — пара пустяков извлекать из памяти
нужные сведения, не забывая, впрочем, про наказ Вульфа не упоминать о
колбасе. Арчер не подозревал, на что способна моя память, поэтому я не
Стал утруждаться дословным изложением разговора с миссис Рэкхем, хотя мне
это было раз плюнуть, правда, он все равно не поверил бы, решив, что я
приукрашиваю. Тем не менее; когда я закончил, он знал всю подноготную.
Потом меня оставили для очной ставки с Лидсом, которого привезли,
когда я только начинал рассказ, но продержали в гостиной, пока я не
закончил. Так что, хотя меня, наконец, и допустили к праздничному столу,
это случилось слишком поздно, чтобы я успел услышать что-то новое. У
Лидса, который практически считался членом семьи, им надо было выяснить не
только подробности посещения Ниро Вульфа, но и обстоятельства, тому
предшествовавшие, так что на это ушло еще полчаса и даже больше. Сам Лидс,
по его словам, понятия не имел, откуда у Рэкхема деньги. Личное
расследование, которое он предпринял по настоянию кузины, не принесло
плодов. Он никогда не был свидетелем ссор и не слышал о ссорах между
кузиной и мужем. И так далее. Что касается того, почему он не сказал
Нунану о визите к Вульфу и о настоящей причине моего приезда в Берчвейл,
так ведь Нунан об этом и не спрашивал, а он предпочел подождать, пока его
спросят.
Наконец окружной прокурор Арчер решил, что на сегодня достаточно,
встал, потянулся, потер покрасневшие глаза, задал Дайксу и Нунану
несколько вопросов, отдал распоряжения и обратился ко мне:
— Вы остановились у Лидса?
Я ответил, что пока особо там не задерживался, но моя сумка и в самом
деле там.
— Хорошо. Тогда продолжим завтра… Вернее — сегодня.
Я сказал, что да, непременно, и вышел вместе с Лидсом. Бен Дайкс
предложил подбросить нас, но мы отказались.
Вместе с Лидсом, не переговариваясь, мы срезали угол и двинулись
прямиком к лесной тропинке, не петляя по извилистым дорожкам. Забрезжил
рассвет; вот-вот должно вынырнуть солнце. Ветерок стих, о чем радостно
поведали ранние птахи. Темп, который задал Лидс, поднимаясь вверх по
пологому склону и по ровному участку, уступал его привычному галопу, что
меня вполне устраивало. Не то у меня было настроение, чтобы затевать гонку
даже ради того, чтобы побыстрее добраться до постели.
Внезапно Лидс замер как вкопанный, так что я чуть не налетел на него.
Впереди нас на тропинке, ярдах в тридцати, маячила фигура мужчины,
стоявшего на четвереньках. Заприметь нас, он поднялся и крикнул:
— Стойте! Кто вы такие?
Мы представились.
— Что ж, — сказал он, — придется вам изменить маршрут. Пройдите
кругом. Мы здесь только начали. Ни свет ни заря, ха-ха!
Мы полюбопытствовали, какова протяженность запретной зоны, и он
сообщил, что ярдов триста и что на противоположном конце уже работает его
напарник. Мы покинули тропу и направились вправо, в обход, что замедлило
продвижение, хотя лес был не такой уж густой. Через пару минут я спросил
Лидса, сможет ли он узнать то злополучное место, и он утвердительно
кивнул.
Вскоре он остановился, и я поравнялся с ним. Я и сам узнал это место,
поскольку его отгородили веревками, натянув их полукругом между деревьями.
Мы приблизились вплотную к веревкам и молча остановились.
— А где Геба? — спросил наконец я.
— Им пришлось послать за мной, чтобы увести ее. Сейчас она в клетке
Нобби. Ему она больше не понадобится. Полиция забрала его.
Мы пришли к безмолвному согласию, что больше нас там ничего не
интересует, и возобновили путь, не приближаясь к тропинке, пока не
поравнялись с напарником, отмечавшим конец запретной зоны. Напарник не

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *