КРИМИНАЛ

В лучших семействах

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Рекс Стаут: В лучших семействах

сгинул. Не прыгнул, не побежал, а просто растворился в темноте. Я крикнул
вдогонку:
— Позвоните в полицию до того, как убьете кого-нибудь!
Потом разыскал тропинку и направился назад, к Хиллсайд Кеннелз.
Благодаря фонарику, добрался я без приключений. На сей раз, услышав
мое приближение, собаки подняли истошный лай, так что, искренне надеясь,
что все двери на запоре, я все же достал пистолет и держал его наготове,
пока не миновал псарню. Слава Богу, никто на меня не набросился, а
оглушительный лай, словно по волшебству, прекратился в тот миг, как я
переступил порог дома и закрыл за собой дверь. Видимо, когда враг проникал
в дом, доберманы предоставляли его на растерзание хозяину.
Нобби лежал на лавке, и нож по-прежнему торчал из раны в боку. Я
сразу прошел в маленькую гостиную, где давеча приметил телефонный аппарат,
включил свет, подошел к столику, вызвал телефонистку и сказал ей нужный
номер. Наручные часы показывали пять минут первого. Я надеялся, что Вульф
не забыл подключить внутренний телефон, прежде чем улечься спать. К
счастью, он не забыл. На пятый звонок трубку сняли, и послышался
недовольный голос:
— Ниро Вульф у телефона.
— Арчи. Извините, что разбудил, но мне требуются указания. Мы
лишились клиента. Я имею в виду миссис Рэкхем. Похоже, что кто-то заколол
ее, а потом всадил тот же нож в ее пса. Как бы то ни было, она мертва. Я
только что…
— Что ты плетешь? — раздался громовой рык. — Что за околесица?
— Вовсе нет, сэр. Я только что вернулся из леса, с того самого места,
где она лежит. Мы нашли ее вместе с Лидсом. Пес тоже издох, его труп здесь
рядышком, на лавке. Я не хочу…
— Арчи!
— Да, сэр?
— Это недопустимо. В данных обстоятельствах.
— Да, сэр, полностью с вами согласен.
— Мистер Рэкхем не замешан в этом деле?
— Пока не знаю. Я же сказал — мы только что нашли ее.
— Где ты?
— В доме мистера Лидса, один. Стерегу нож в теле пса. Лидс отправился
в Берчвейл, чтобы вызвать врача и полицию, а может, заодно и прикончить
кого-нибудь. Помешать я ему не в состоянии. У меня уйма времени. Что вам
рассказать?
— Все, что может нам пригодиться.
— Ладно, но на случай, если мне помешают, хочу сперва спросить. С
учетом того, что я, во-первых, работаю на вас, а во-вторых, помог найти
тело миссис Рэкхем, полицейские, конечно же, проявят нездоровое
любопытство. Что я могу им разболтать? Не бойтесь, линия свободна, если
телефонистка не подслушивает.
Сопение, потом молчание. Наконец:
— Теперь, после случившегося, можешь рассказать про нашу встречу с
миссис Рэкхем и про цель твоей поездки. А также всю подноготную про миссис
Рэкхем, мистера Лидса и про все, что ты там видел и слышал, без
исключения. Но, конечно, тебе следует ограничиться только этим.
— Ни слова про колбасу?
— Ни звука. Дурацкий вопрос.
— Угу, я просто так, поразмяться. Ладно. Итак, я приехал и
перезнакомился с массой доберман-пинчеров и людей. Дом Лидса расположен в
самом углу владений миссис Рэкхем. Мы с Лидсом прогулялись в Берчвейл
через лес. За ужином было восемь человек, считая меня…
Я довольно неплохо гоняю биллиардные шары, и только один Саул Пензер
превосходит меня в умении вести слежку в Нью-Йорке, но зато в мастерстве
скрупулезно и доходчиво изложить любые, самые запутанные факты Ниро Вульфу
я дам сто очков вперед любому. Рассчитав, что на подробное изложение мне
потребуется минут десять, я управился за восемь, оставив ему две минуты на
расспросы. Чем он, естественно, не преминул воспользоваться. Пожалуй, он
уже прилично владел материалом, когда я, заметив через окно огни фар
приближающейся машины, пожелал ему доброй ночи и повесил трубку. Войдя в
тесную прихожую, я отпер дверь и, когда по узкой подъездной аллее
подкатила и остановилась машина с надписью «ПОЛИЦИЯ ШТАТА» на борту, я уже
стоял снаружи на каменном крыльце. Двое полицейских в мундирах вылезли из
машины и двинулись ко мне. Я затаил дыхание, надеясь, что среди них не
окажется моего обожаемого вестчестерского врага, лейтенанта Кона Нунана,
и, по счастью, мои надежды оправдались. Оба были низшими чинами.
Один из них открыл рот:
— Ваша фамилия Гудвин?
Я признал это. Собаки залаяли.
— Обнаружив тело, вы решили вернуться сюда только для того, чтобы
размять ноги?
— Тело обнаружил не я, а доберман-пинчер. А что касается вопроса о
ногах — может, вы все-таки зайдете внутрь?
Я распахнул и услужливо придержал дверь, и они вошли. Я ткнул большим
пальцем в сторону трупа Нобби.
— Это не тот доберман. Он приполз сюда, чтобы умереть вон там, на
пороге. А мне пришло в голову, что миссис Рэкхем могли прикончить тем же
самым ножом, что и пса, и вам, ребята, захочется взглянуть на этот ножик,
прежде чем кто-то попытается нарезать им хлеб. Поэтому Лидс пошел в
усадьбу звонить, а я вернулся сюда.
Один из них подошел к лавке и начал разглядывать Нобби.
— Вы не трогали нож?
— Нет.
— Лидс был здесь с вами?
— Да.
— Он прикасался к ножу?
— Не думаю. Если да, то я не обратил внимания.
Полицейский повернулся к напарнику.
— Оставим пока труп на месте. Посторожишь здесь, ладно?
— Да.
— Потом тебе скажут, что делать дальше. Идемте со мной, Гудвин.
Он протопал к двери, открыл ее и пропустил меня вперед. Подойдя к
машине, он устроился за рулем и позвал меня:
— Запрыгивайте.

Я не шелохнулся.
— А куда мы едем?
— Куда надо.
— Извините, — с видимым сожалением сказал я, — но я должен знать,
куда именно. Если в Уайт-Плейнз или в участок, то нужно иметь приглашение,
составленное по особой форме. В противном случае вам придется тащить меня
силой.
— О, вы адвокат?
— Нет, но я знаю адвоката.
— Очень рад за вас. — Он наклонился в мою сторону и прогнусавил:
— Мистер Гудвин, я еду в Берчвейл, имение миссис Рэкхем. Не окажете
ли любезность составить мне компанию?
— С превеликим удовольствием, премного благодарен, — задушевно
проворковал я и залез в машину.

5

Остаток ночи от половины первого до самого рассвета я провел
настолько бездарно, что уж лучше бы оставался дома в постели. Я сумел
выяснить лишь то, что девятого апреля солнце встает в 5:39, хотя и здесь я
не готов присягнуть, поскольку не уверен, что наблюдал настоящий горизонт.
Лейтенант Кон Нунан нагрянул в Берчвейл среди прочих, но явно ощущал
себя не в своей тарелке.
Потому что даже после прибытия самого окружного прокурора Кливленда
Арчера сказать, что расследование шло полным ходом, я бы не решился. Не
то, чтобы блюстители порядка позабыли о служении Фемиде, вовсе нет, просто
очень трудно возложить жертву на алтарь правосудия, когда убивают такую
известную и богатую налогоплательщицу, как миссис Барри Рэкхем, а ваш
краткий список подозреваемых включает: а) ее мужа, теперь вдовца, который
только что тоже сделался известным и богатым налогоплательщиком, б)
многообещающего молодого политического деятеля, избранного в
законодательное собрание штата, в) невестку убитой женщины, которая,
возможно, станет еще более известной и богатой налогоплательщицей, чем
вдовец и г) вице-президента одного из крупнейших нью-йоркских банков.
Любой из них потенциально может оказаться преступником, чего полиции любой
ценой хотелось бы избежать, чтобы целиком сосредоточиться на остальных
трех подозреваемых: д) кузене убитой, который занимался разведением крайне
недружелюбных доберманов, е) секретарше убитой, простой служащей и ж)
частном сыщике из Нью-Йорка, который уже давно напрашивался на хорошую
нахлобучку, ясно, что при такой раскладке нельзя просто увезти
подозреваемых всем скопом в Уайт-Плейнз и начать обрабатывать по-свойски.
Кроме пятнадцати минут, что я провел наедине с Коном Нунаном, я битых
два часа проторчал в огромной Истиной, где мы тупо смотрели телевизор
вместе с членами семьи, гостями, прислугой и полицейскими. Нельзя Указать,
что было очень весело. Две служанки, не переставая, плакали. Барри Рэкхем
бесцельно слонялся по комнате, иногда присаживался, потом вскакивал и не
раскрывал рта. Оливер Пирс сидел на кушетке с Линой Дарроу,
переговариваясь вполголоса, причем Лина Дарроу в основном слушала. Дейна
Хэммонд, банкир, явно нервничал. Он сидел, ссутулившись, закрыв глаза и
повесив голову, но время от времени привставал с мучительным трудом,
словно у него что-то болело, и подходил к одному из окружающих, обычно к
Аннабель или к Лидсу. Когда меня запустили в гостиную, Лидс разводил огонь
в камине, и это с тех пор оставалось его главнейшей заботой. Огонь был
такой жаркий, что Аннабель передвинулась в дальний угол гостиной. Она
держалась спокойнее всех, хотя стиснутые зубы выдавали, что случившееся
потрясло ее не меньше, чем остальных.
То одного, то другого поочередно вызывали и после беседы с глазу на
глаз приводили обратно. Лишь когда подошел мой черед, я обнаружил, что
нелегкая принесла лейтенанта Нунана. Мой любимец расположился за столом в
комнате несколько меньших размеров дальше по коридору, и вид у него был
превзъерошенный. Несомненно, жизнь не казалась ему пряником — с его-то
повадками Гитлера или Сталина в стране, где граждане привыкли сами решать,
за кого голосовать. Приведший меня детектив указал на стул по другую
сторону стола.
— Опять вы, — прошипел Нунан.
Я кивнул:
— Я подумал точно так же. Не имел чести лицезреть вас с тех самых
пор, как не я задавил насмерть Луиса Роуни.
Он не перекосился, хотя я особенно на это и не рассчитывал.
— Вы тут, кажется, расследуете дело об отравлении пса в Хиллсайд
Кеннелз?
Я воздержался от комментариев.
— Да или нет? — рявкнул он. — Или вы не отвечаете на вопросы?
— Ох, простите великодушно. Я и не знал, что это вопрос. Мне
показалось, что вы просто констатировали факт.
— Вы расследуете дело об отравлении пса?
— Да, только приступил. Примерно час провел у Лидса, а потом мы
отправились сюда на ужин.
— Так и он сказал. Ну и что вы успели выяснить?
— Да ничего особенного. К тому же там толкались зеваки, что мало
способствовало следствию. Я имею в виду миссис Фрей и мистера Хэммонда.
— Вы прибыли сюда все вместе?
— Нет. Мы вышли из дома через час после отъезда миссис Фрей и мистера
Хэммонда.
— Вы ехали на машине?
— Шли пешком. Точнее, Лидс шел, а я бежал.
— Бежали? Почему?
— Чтобы не отставать.
Нунан улыбнулся. Более зловещей улыбки я не видывал, разве что у
Бориса Карлоффа [актер, прославившийся исполнением ролей в фильмах
ужасов].
— Где вы выучились зубоскалить, Гудвин, — в цирке?
— Да, сэр.
— Тогда поведайте нам про ужин и про все, что было потом. Со
свойственным вам остроумием, конечно.
Это заняло у меня десять минут, столько же, сколько изложение фактов
Вульфу, хотя меня то и дело прерывали вопросами. Я подробно и без утайки
описал все, чему был свидетелем. Когда я закончил рассказ, мы вернулись к
самому началу, и Нунан принялся настойчиво выяснять, все ли слышали, как
миссис Рэкхем сказала, что собирается выгулять собаку, хотя это было
совершенно очевидно, так как она приглашала каждого. Потом меня отвели

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *