КРИМИНАЛ

В лучших семействах

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Рекс Стаут: В лучших семействах

Он замолк, так как я нажал на ручку двери и приоткрыл ее. Я подкрался
к двери на цыпочках, пока он разглагольствовал. Убедившись, что вестибюль
пуст, я закрыл дверь и вернулся на место.
— Я задал простой вопрос, — запротестовал я, — зачем приставлять
«хвост» к Рэкхему?
— Сколько времени, — в свою очередь спросил Вульф, — уходило у нас с
тобой на обсуждение такого пустяка, как подделки чеков?
— О, да сколько угодно, от четырех минут до четырех часов.
— Тогда сколько мы тратим сейчас? Кстати, со следующей недели можешь
опять выписывать себе чеки. Сколько ты взял из ячейки сейфа в Нью-Джерси?
— Нисколько. Ни единого цента.
— Зря. Деньги были положены туда именно на случай срочной
необходимости, если таковая возникнет. Ты расходовал собственные
сбережения?
— Только чтобы обзавестись вот этими пустячками, — я обвел комнату
рукой. — Но я уже давно вернул их с лихвой. Кстати, я не слишком загружал
себя работой, так что мой доход от частного сыска превысил мое жалованье у
вас лишь в два с небольшим раза.
— Не верю.
— Я и не рассчитывал, что вы поверите, поэтому возьму аудиторную
справку… — Я прервался. — Проклятье! Мои каникулы!
Вульф фыркнул.
— Если мы покончим с Зеком, ты сможешь взять целый месяц. Если же он
покончит со мной… — Он задумался. — А так и получится, черт возьми, если
мы не приступим к делу. Ты спросил про Рэкхема; да, источником его
доходов, который просила установить его супруга, и впрямь оказался Зек. Их
познакомил Кэлвин Лидс.
— Лидс? — я приподнял брови.
— Не пори горячку. Лидс продавал Зеку собак для охраны дома; продал
двух и провел неделю в доме Зека, натаскивая их. Зек своего не упустил.
Рэкхема он использовал в самых безобидных операциях — в организации
азартных игр для толстосумов. Потом, когда Рэкхем унаследовал большую
часть состояния супруги, дело приняло новый оборот; как раз тогда я и
приехал, шесть недель назад. Мне удалось раздобыть нужные сведения.
Конечно, приходилось действовать с удвоенной осторожностью, ведь я был для
них человеком новым, но, с другой стороны, в том таилось и преимущество. Я
готовил список возможных кандидатур для внедрения своей системы, а для нее
совершенно идеально подходит лицо в должности, которую как раз занимал
Рэкхем, так что вполне естественно, что мне следовало навести о нем
тщательные справки. О большем и мечтать не приходилось, ведь у меня, как и
ожидалось, возникли определенные сомнения и даже подозрения на его счет,
вплоть до того, что показалось не лишенным смысла организовать за ним
наблюдение. К счастью, мне не пришлось предлагать для этой цели тебя; твоя
кандидатура уже обсуждалась по рекомендации Макса Кристи. Тут, конечно,
нужно возблагодарить случай, потому что сам я не рискнул бы назвать твое
имя. Я даже планировал пронести операцию без твоего участия, но с тобой
мне будет несравненно легче.
— Так что — приступать? Звонить Саулу, Орри и Фреду? Следить за
Рэкхемом?
Вульф бросил взгляд на часы. Благодаря этому маскараду он приобрел
массу новых привычек. За все годы, что я его знал, у него никогда не было
наручных часов, теперь же он так естественно посмотрел на запястье, будто
родился в часах. Правда, в прежние времена ремешок ему пришлось бы делать
на заказ.
— Я сказал этому человеку, что мы вернемся через час или больше, —
произнес Вульф, — но лучше нам не задерживаться. Один повод для
подозрения, — и со мной покончено. Для них нет ничего невозможного; они
могут даже выяснить, звонили ли мы по телефону. Проклятье, нам еще так
много надо обсудить.
— Отошлите его, и мы где-нибудь встретимся.
— Невозможно. Мы нигде не будем в безопасности… за исключением лишь
одного места. Есть лишь одна-единственная причина, дающая право любому
мужчине провести довольно значительное время в спокойной обстановке и не
отчитываться за каждую минуту. Нам нужна женщина. Ты знаешь все их
разновидности.
— Не все, — возразил я. — Я очень разборчив. Какая разновидность нам
требуется?
— Довольно молодая, привлекательная, внешне кокетливая, беззаветно
преданная тебе, умеющая держать язык на привязи и не пустоголовая.
— Господи, знай я, где найти такую, я был бы уже давно женат. Я
слагал бы о ней оды и пел…
— Арчи, — рявкнул Вульф, — если при всей твоей любви к удовольствиям
ты не в состоянии предъявить мне ни одной такой женщины, то я в тебе
жестоко ошибся. Конечно, рискованно довериться кому-то, но любой другой
путь для нас еще более рискован.
Я сложил губы трубочкой.
— Рут Брейди?
— Нет. Она — детектив, и ее знают. Совершенно неприемлемо.
— Есть еще одна, которая может на это согласиться в компенсацию за
отмененное путешествие в Норвегию. Могу спросить.
— Как ее зовут?
— Вы ее знаете, Лили Роуэн.
Он скорчил гримасу.
— Она богата, невоздержанна, и у нее дурная репутация.
— Чушь. Конечно, денег у нее и впрямь куры не клюют, но она вовсе не
невоздержанная, а игривая. И она нам здорово помогла уличить того
провинциального убийцу. Помните?.. А больше у меня никого нет. Позвонить
ей?
— Да.
— И что сказать?
Он объяснил: я получил ответы на несколько интересовавших меня
вопросов, еще раз подтвердил, что лучшей кандидатуры у меня нет, после
чего, наконец, подтянул к себе телефонный аппарат и набрал ее номер.
Никого. Я попытал счастья в «Черчилле»; туда она не заглядывала. Третьим в
списке любимых мест ее времяпрепровождения числился клуб «Фламинго». Здесь
мне повезло. В ответ на вопрос, кто ее спрашивает, я попросил передать,
что Эскамильо, хотя довольно много воды утекло с тех пор, как она в

последний раз назвала меня так.
Через несколько минут послышался ее голос:
— Арчи? Ты ли это?
— Я предпочитаю Эскамильо, — твердо сказал я. — Так надо для
конспирации. Ты уже навеселе?
— Приезжай и проверь. Все равно мои провожатые мне уже осточертели.
Послушай, я незаметно улизну, мы встретимся перед входом и закатимся в…
— Нет. Я работаю, влип в историю и нуждаюсь в помощи. Ты как раз
относишься к той разновидности женщин, которую мы ищем, и я плачу целый
доллар в час, если ты справишься с заданием. Предлагаю тебе принять
участие в потрясающей новой авантюре. Ты за всю жизнь ни цента не
заработала, а это уникальный шанс. В каком ты настроении?
— Я умираю от скуки, но если мы с тобой потанцуем раз шесть, то…
— Только не сегодня, моя козочка. Я же работаю, черт побери! Так ты
поможешь?
— Когда?
— Прямо сейчас.
— А это хоть забавно?
— Умеренно. Хвастаться нечем.
— Ты за мной заедешь?
— Нет. Я собираюсь… Слушай внимательно. И не перебивай.
— Я как раз об этом подумала. Даже сказала себе: «Лили, милочка, если
он начнет говорить, ты должна внимательно слушать, потому что он такой
застенчивый и ранимый…» Ты что-то сказал?
— Я сказал — замолчи! Я в своем офисе. Со мной один человек. Мы
выходим, как только я повешу трубку. Я поеду к тебе и буду ждать тебя
перед входом. Этот человек…
— Тебе не придется ждать!..
— Не перебивай, пожалуйста. Отсчет первого часа уже пошел, так что
теперь за твое время плачу я. Так вот, этого человека внизу ждет машина с
шофером. Они подъедут к «Фламинго», а ты уже будешь их ждать перед входом
и, как только он откроет дверцу, сядешь в машину, не дожидаясь, пока он
вылезет тебе навстречу, как джентльмен, поскольку он не джентльмен. Ты не
должна говорить с шофером, который отвезет вас к тебе домой, где я уже
буду вас ждать.
— Если я только не сяду в другую машину, то…
— Я как раз собирался тебе сказать. Это темно-серый седан «шевроле»,
сорок восьмого года, с двумя дверцами, нью-йоркским номером ОА шесть —
семь — один — один — три. Запомнила?
— Да.
— Повышаю твою ставку до доллара и десяти центов в час. Твой спутник
будет называть тебя Лили, а ты зови его Пит. Особенно не увлекайся, но
постарайся, чтобы у водителя сложилось впечатление, что ты счастлива
встрече с Питом и с нетерпением предвкушаешь удовольствие провести с ним
несколько часов у себя дома. Но…
— Мы с ним встречаемся после долгой разлуки?
— Молодец. Доллар и двадцать центов. Я как раз хотел сказать, чтобы
ты не уточняла, когда вы виделись в последний раз — неделю назад или два
месяца. Просто ты рада вашей встрече, потому что ты его любишь, только не
думай, что ты Полетт Годдар [известная киноактриса 30-х годов, партнерша
Чарли Чаплина], и не переиграй. Расслабься. Представь, что с тобой я.
Правда, в этом и есть самая закавыка. Тебе придется очень несладко.
Впрочем, когда ты его увидишь, то сама поймешь.
— А что с ним такое?
— Не спрашивай. Он достаточно стар, чтобы быть твоим отцом, а при
известном воображении — и дедом. У него усы с проседью. Дряблое лицо.
Отгоняй прочь ощущение, что это кошмарный сон и…
— Арчи! Это Ниро Вульф!
Черт бы побрал эту женщину! Я ведь ни намека, ни повода не давал! Мой
мозг лихорадочно заработал.
— Конечно, — восхищенно ответил я. — И как ты догадалась? Будь это
он, разве я первым же делом укротил бы свою ревность и позволил вам сидеть
вдвоем на заднем сиденье? Ладно, тогда называй его не Пит, а Ниро.
— Кто же он в таком случае?
— Его зовут Пит Редер, и нам с ним предстоит долгий и серьезный
разговор, который не попадет в газеты.
— Мы можем захватить его с собой в Норвегию.
— Возможно. Норвегию мы еще обсудим.
— Хорошо, хорошо, я буду ждать на тротуаре через десять минут, даже
раньше, чтобы побыстрее увидеть моего обожаемого Пита.
— Только никому ни слова.
— Нет, конечно.
— Пока я тобой доволен. Так ты, пожалуй, и на пенсию себе
заработаешь. Буду с нетерпением ждать тебя перед дверью.
Я повесил трубку и обратился к Вульфу:
— Все улажено.
В ответ он пробурчал из кресла:
— Ты только слегка перестарался. Насчет кошмарного сна, например…
— Да, сэр, — согласился я. — Я вошел в раж.
И уставился на него. А он — на меня.

14

Поскольку я не намерен переводить бумагу на то, чтобы излагать
подробности нашей пятичасовой конференции с Ниро Вульфом в гостиной у Лили
Роуэн, я мог бы начать сразу со следующего утра, кабы не одно
обстоятельство. Дело в том, что мне придется сперва рассказать о том, как
они подошли к дверям роскошных апартаментов с террасой, которые занимала
Лили под крышей дома на Восточной Шестьдесят третьей улице. Вульф не
раскрывал рта и даже не смотрел на меня. Лили же радостно поздоровалась со
мной за руку (я даже не припомню, когда такое случалось), отомкнула дверь,
и мы вошли. Оставив на вешалке ее накидку и шляпу Вульфа, мы прошествовали
в гостиную, где Лили с ходу перешла к активным действиям.
— Арчи, — заявила она, — я давно знала, что в один прекрасный день
случится нечто такое, что вознаградит меня за все потраченное на тебя
время. Просто печенкой чуяла.
Я кивнул.
— Естественно. Кстати, ты не останешься без барыша, даже если
угостишь нас бутербродами, тем более, что Пит — едок никудышный. Он на
диете.
— Я вовсе не деньги имела в виду, хотя бутербродов тоже не пожалею. Я

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *