КРИМИНАЛ

В лучших семействах

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Рекс Стаут: В лучших семействах

серьезным тоном:
— Ты неверно меня понял, Гудвин. Я просто имел в виду, что, учитывая
прошлые грешки, мы должны поспешать, не торопясь. — Он утер платком лоб. —
Ну и вспотел же я, черт побери. С тех пор мы маленько обсуждали сей вопрос
и, уверяю, никто не держит тебя за фраера. Мы обратили внимание, что ты не
бездельничал с тех пор, как открыл свою контору, хотя занимался ерундой. А
почему ты отклонил предложение фэбээровцев?
— У них принято допоздна торчать на службе.
Он кивнул.
— А ты, надо полагать, не привык к узде?
— Никогда ее не примерял и не собираюсь.
— А чем сейчас занят? Что-нибудь важное?
— Я же сказал по телефону: собираюсь в отпуск. В субботу отплываю.
Он глянул на меня с неодобрением.
— Отпуск тебе ни к чему. Если кто и нуждается в отпуске, то это я, а
мне его не дают. Зато для тебя есть работенка.
Я помотал головой.
— Не сейчас, когда вернусь.
— Тогда будет поздно. Тут нужно кое-кого выследить, а у нас не
хватает людей, к тому же это крепкий орешек. Мы приставили к нему двух
«хвостов», но он разоблачил обоих. Тебе понадобится пара помощников, а
лучше даже трое. Можешь нанять тех, кого знаешь, давать им задания и
платить из пяти сотен в день, что тебе положат.
Я присвистнул.
— А в чем дело? Почему такая горячка?
— Ни в чем. И никакой горячки тут нет.
— Тогда кто этот парень? Мэр, что ли?
— Не скажу. А может, даже и не знаю. Речь идет об облачной слежке, а
ты должен обеспечить качество и держать язык за зубами. Будешь запросто
богатеть на три сотни в день.
— Нет, пока не намекнешь, кто он, или на кого похож, — запротестовал
я. — И вообще, оставим этот разговор. Рад бы услужить бывшему напарнику,
но мои каникулы начинаются в субботу.
— Каникулы могут подождать. А работа — нет. Сегодня в десять вечера
пойдешь к западу по Шестьдесят седьмой улице между Первой и Второй авеню.
Тебя подберет машина, и сидящий задаст несколько вопросов. Если ответы его
удовлетворят, он скажет все, что надо о работе… тебе представляется
уникальная возможность, Гудвин. Не упусти ее. Ты сможешь нырнуть в самую
глубокую и быструю на свете денежную реку и поплескаться в ней в свое
удовольствие.
— Нет уж, дудки, — отмахнулся я, — ты предлагаешь мне не работу, а
просто некий шанс попытаться за нес взяться, не говоря уж о том, что мне
она может не понравиться.
И тогда, и десять минут спустя, когда Макс Кристи ушел, мне и впрямь
не хотелось браться за это дело, но хотелось выяснить, с чем его едят. Не
то, чтобы я всерьез надеялся, что незнакомец в машине может оказаться
Арнольдом Зеком, но весь разговор и то, как он был обставлен, такую
надежду, пусть даже призрачную, оставлял; а такой случай, насколько бы
нереальным он ни был, нельзя упускать. В самом деле, разве не интересно
потрепаться с Зеком? А вдруг он даст мне повод заехать ему в ухо, и я при
этом случайно сверну ему шею? Поэтому я пообещал Кристи, что в десять
вечера буду в условленном месте на Шестьдесят седьмой улице. Правда, ради
этого мне придется отменить уже назначенное свидание, но будь у меня даже
один шанс из миллиона, я бы им воспользовался.
Ладно, чтобы не затягивать эту историю слишком надолго, сразу скажу:
тот, кто жаждал меня расспросить, не был Арнольдом Зеком. Мало того,
приехал он даже не в черном длинном «кадиллаке», а всего лишь в седане
«шевроле» с двумя дверцами, сорок восьмого года выпуска.
Вечер выдался жаркий, и пока я шел вдоль квартала, я сам вспотел,
особенно под мышкой, где была кобура. Вереница машин, гуськом
выстроившихся вдоль тротуара без малейшего промежутка, казалась
нескончаемой, и когда у притормозившего «шевроле» открылась дверца и меня
негромко окликнули, мне пришлось протискиваться между двумя бамперами,
чтобы прибраться к машине. Когда же я устроился на сиденье и захлопнул
дверцу, человек за рулем одарил меня долгим испытующим взглядом, а потом,
ни слова не говоря, включил зажигание и «шевроле» плавно тронулся с места.
Сидевший по соседству со мной на заднем сиденье незнакомец
пробормотал:
— Вы, наверное, должны мне кое-что показать.
Я достал пластиковый футляр с водительскими правами и лицензией
частного сыщика и предъявил ему. Когда мы остановились на красный сигнал
светофора у Второй авеню, он изучил документы при свете уличного фонаря и
возвратил мне. Я уже начал сожалеть о потраченном вечере. Мало того, что
он был вовсе не Зек; он был одним из тех, кого я прежде не встречал и о
ком даже не слышал. Кожи на его лице было куда больше, нежели требовалось;
она образовывала гармошку из складок и морщин, что, по-видимому, и
побудило его отпустить бороду — уж больно трудно выбривать такие складки.
Когда перекресток остался позади, а «шевроле» продолжал движение на
запад, я сказал ему:
— Я пришел по просьбе Макса Кристи… Готов вас выслушать. Хотя
пробуду в городе всего до субботы.
Он буркнул:
— Меня зовут Редер.
Я поблагодарил его за доверие. Тогда он расщедрился еще пуще.
— Я с Западного побережья — это на тот случай, если вы гадаете, как я
котируюсь. Сюда меня привел след, и я уже нашел, куда он тянется. Я мог бы
предоставить местным талантам завершить эту операцию, но все нити в моих
руках, и я должен проследить, чтобы ее довели до конца. — Либо у него была
привычка гнусавить, либо он по-другому не умел. — Кристи сказал, что нам
надо приделать «хвост» к одному человеку?
— Да. Но я объяснил, что сейчас занят.
— Вам надо выкроить для этого время. Слишком много поставлено на
карту. — Он развернулся лицом ко мне. — Теперь придется изрядно попотеть,
потому что он уже настороже. Болваны, что поработали до вас, чуть не
испортили всю малину. Говорят, только вам теперь под силу спасти
положение, особенно с помощью парочки, что работала на Ниро Вульфа. Вы
можете с ними договориться?

— С ними — да. Но со мной ничего не выйдет. Меня здесь не будет.
— Пока-то вы здесь. Приступите к делу завтра. Как Кристи говорил:
пятьсот в день! Кроме обычной слежки, от вас ничего не требуется, и
работаете вы на человека по имени Редер из Лос-Анджелеса. Свяжись вы с
местными, вроде Уилкса или Малютки Костигана, полиции это пришлось бы не
по вкусу, а со мной разве могут быть неприятности? Обо мне вы не слышали.
Вы частный детектив. Я хочу нанять вас за приличную сумму, чтобы вы
следили за человеком по имени Рэкхем и докладывали мне обо всех его
передвижениях. Вот и все, ничего противозаконного.
Мы пересекли Парк-авеню. Сумерки уже достаточно сгустились, и я мог
не волноваться, что мое лицо выдаст чувства, которые всколыхнуло во мне
имя Рэкхем. А уж что творилось у меня внутри — это мое личное дело.
— Сколько это может продлиться?
— Не знаю. День или неделю, может — две.
— А если случится что-то непредвиденное? Детектив не берется кого-то
выслеживать, если не знает, о чем речь идет. Вы должны были хотя бы
объяснить, чем вам так важен этот Рэкхем?
Редер улыбнулся. И догадался я об этом по натянувшимся складкам лица.
— У меня есть подозрения в отношении своего компаньона, который
приехал сюда, на Восток, заключить с Рэкхемом сделку и вытеснить меня из
бизнеса.
— Что ж, это сойдет, если вы добавите кое-какие подробности. Но к
чему такая секретность? Почему вы не могли прийти ко мне в офис вместо
того, чтобы договариваться о встрече на улице ночью?
— Не хочу мелькать в дневное время. Не хочу, чтобы мой компаньон
узнал, что я здесь. — Редер снова улыбнулся. — Кстати, это сущая правда,
что я не желаю мелькать в дневное время… во всяком случае, лишний раз.
— Охотно верю. Ладно, шутки в сторону — Рэкхемов не так уж много. А в
телефонном справочнике Манхэттена — ни одного. Имеете в виду того Барри
Рэкхема, жену которого весной убили?
— Да.
Я хмыкнул.
— Бывают же совпадения! Я был неподалеку, когда ее убили, а теперь
мне предлагают следить за ее бывшим мужем. А вдруг его тоже ухлопают? Вот
это будет совпадение! Мне бы это радости не доставило. Я черт знает
сколько усилий потратил, чтобы выпутаться из тогдашней передряги и наконец
устроить себе каникулы. Если же его убьют…
— А с какой стати?
— Не знаю. Как не знаю, почему убили миссис Рэкхем. Однако нашу
встречу устроил Макс Кристи, который сам, правда, не забавляется стрельбой
по живым мишеням, но вращается в кругах, где не слишком разборчивы в
выборе средств. — Я махнул рукой. — Оставим эту тему. Если я прав, то вы
все равно мне не признаетесь. Важно другое: Рэкхем знает меня. А следить
за объектом, которому ты известен, трудно вдвойне. К чему такие сложности?
Почему бы вам не нанять…
Я умолк, так как «шевроле» остановился на красный свет на перекрестке
Пятой авеню и одной из Семидесятых улиц, а наша машина с опущенными
стеклами находилась на расстоянии вытянутой руки от соседней машины, где
стекла были также опущены.
Когда зажегся зеленый и «шевроле» снялся с места, Редер заговорил:
— Вы правы, Гудвин, дело довольно деликатное. В нем замешаны люди,
доверяющие друг другу лишь до определенной степени. Пока их интересы
совпадают, они будут действовать рука об руку. Но если подвернется нечто
выгодное лишь одному из них, и это позволит устранить остальных, то может
запахнуть жареным. Тогда каждый станет рассчитывать только на себя либо
высматривать — на чьей стороне сила и примыкать к ней. Вот я, например,
сейчас там, где сила. Но я вовсе не пытаюсь вас завербовать; при всем
желании я не буду этого делать. Разве можем мы вам доверять? Вы чужак.
Все, что нам требуется, так это квалифицированная слежка. Докладывать
будете мне, и только мне. Куда ты свернул, Билл?
Водитель повернул голову вполоборота:
— Здесь, в парке, попрохладнее.
— Сейчас везде одинаково. Я предпочитаю прямые улицы. Давай-ка
возвращайся.
Водитель сказал «хорошо» обиженным тоном. Редер снова обратился ко
мне:
— Есть трое — Пензер, Кэтер и Дэркин, которые время от времени
работали на Ниро Вульфа. Правильно?
Я сказал, что да.
— Они согласятся работать с вами?
Я ответил, что, по моему мнению, — согласятся.
— Тогда наймите их, и вам не придется высовываться. Мне известно, что
они мастера своего дела.
— Саул Пензер — безусловно, лучший в детективном ремесле. Кэтер и
Дэркин — выше среднего уровня.
— Большего вам и не надо. Теперь хочу задать вам вопрос, но сперва
одно замечание. Водить клиента за нос дурно, вы это сами знаете, но, в
данном случае, это может быть куда хуже, чем дурно. Вы понимаете, к чему я
клоню?
— Да, но вы опережаете события. У меня нет клиента.
— О нет, вы заблуждаетесь. — Редер улыбнулся. — В противном случае я
не стал бы терять времени. Вы были там, когда убили миссис Рэкхем, вы
позвонили Ниро Вульфу, и шесть часов спустя он пропал, а вас задержали как
важного свидетеля. И вот теперь я хочу, чтобы вы сели на хвост Рэкхему, а
вы даже не знаете, почему. Можете ли вы отказаться в таких
обстоятельствах? При вашем-то любопытстве. Немыслимо!
— А вдруг, — предположил я, — я уже сыт по горло этой историей?
— Постоянство, характерное для вас — важное качество для мужчины, но
это заставляет меня вернуться к вопросу, о котором я упоминал. В настоящее
время вы вроде бы сами себе хозяин, но ведь вы очень долго проработали у
Ниро Вульфа. Вы до сих пор живете в его доме. Конечно, вы продолжаете с
ним общаться — нет, нет, не отрицайте, — но нас это не касается, если он
не станет вмешиваться. Только зарубите себе на носу, что в этом деле вы
работаете на того, кто вам платит. Если вам удастся узнать что-нибудь про
Рэкхема и вздумается кому-то продать эти сведения, пусть даже Ниро Вульфу,
вы об этом горько пожалеете. Не стоит объяснять, насколько?
— Нет. Если бы я стоял, у меня бы коленки затряслись. Для вашего
сведения: я вовсе не знаю, где находится Ниро Вульф, не общаюсь с ним и
совершенно не настроен снабжать его сведениями. А если я и возьмусь за это
дело, то только из врожденного любопытства.
Борода заходила ходуном — это означало, что Редер потряс головой.
— Не переусердствуйте, Гудвин.
— Ни в коем случае. С какой стати?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *