КРИМИНАЛ

День гнева

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Анатолий Степанов: День гнева

— Человечка мне отдашь?
— А почему не отдать? Отдам, — и закончил Махов в рифму: — Вам
известен Горский Адам?
— Режиссер-новатор, что ли? Известен. Днями я его собирался
потрепать.
— Поздно, Александр Иванович. Сегодня утром он улетел в Лондон.
Спектакль ставить.
— Господи, и все-то от меня за границу убегают!
— Это те, кто может.
— А кто не может?
— Те, я так думаю, вас достать хотят.
— Не достанут, — легкомысленно отмахнулся Смирнов и посерьезнел при
серьезном вопросе: — Ты, действительно, не знаешь чем я занимаюсь и с кем
по роду занятий сталкиваюсь лоб в лоб?
— Если честно, то догадываюсь.
— Естественно, не по официальным каналам пришли догадки эти?
— Естественно.
— Мне нужны имена двоих, Леня: стратега и организатора. Я хочу их
уничтожить, потому что они убийцы в беспределе.
— А как они вас?
— Все может быть. Схлестнулись по-настоящему.
— А они знают, что вы схлестнулись с ними по-настоящему?
— Твою иронию напрочь дезавирует фраза, которую ты передал. Они
предлагают ничью и разойтись.
— Хотите совет, Александр Иванович? Соглашайтесь на ничью и
расходитесь.
— Вчера твоих трупов по Москве сколько было?
Махов заморгал, вспоминая. Вспомнил:
— Вчера довольно спокойно было. По-серьезному если — один.
— В саду Мандельштама?
— Вы считаете, что это они?
— Не считаю, а знаю.
— Ишь ты, как чистенько. А я в полной уверенности, что это разборка
среди группировок. Парня-то опознали. Довольно известный солнцевский боец.
— А мертвяк на Кировской у почтамта разве не твой?
— Это какой же? — Махов закрыл глаза, чтобы прокрутить на экране
зрительной памяти сводный список вчерашних происшествий. Нашел: — Мужик
без документов. Смерть, наступившая от острой сердечной недостаточности.
— Хочешь, покажу, чем была сделана эта острая сердечная
недостаточность?
— Не понял, — признался Махов.
Смирнов из-за пазухи извлек сверток — комок в тряпице — и, развернув
тряпицу, двумя пальцами ухватил широкий перстень.
— Смотри, — приказал он Махову, но в руки тому перстень не дал, из
своих рук позволил глядеть. Показывая, поворачивал.
— Мини-шприц, — понял Махов. — Его же в лабораторию надо! — и вдруг
спохватился: — Где вы его взяли?
— С пальца бойца солнцевской группировки, — признался Смирнов.
— Вы что, его вели?
— Вели-то вели, да не довели. Хотели на его связи выйти. Кто знал,
что на такую работу в темную и просто за бабки лоха уговорят?
— За очень хорошие бабки этих рачков на что угодно уговорить можно.
Сделали паузу: оба-два обдумывали пути дальнейшего разговора. Наконец
старчески кряхтя, Смирнов опять полез в карман.
— Фейс этот тебе случаем незнаком? — спросил он Махова и протянул
фотку девять на двенадцать. На этот раз в руки отдал.
На крыльце почтамта стоял гражданин с поднятой рукой. На осмотр
гражданина Махову хватило пяти секунд. Он вернул фотографию.
— Нет, — честно и сожалея признался Махов.
— Жаль, — огорчился Смирнов и вернул фотку в карман. — А я надеялся.
Ты же многих из той конторы знаешь.
— Обижаете, — злобно ответил Махов. — Я на них не работал никогда.
— Жаль, — еще раз огорчился Смирнов.
— Завести меня хотите, да? — догадался Махов.
— Разозлить.
— Зачем?
— По горячке, может быть, проболтаешься о чем-нибудь для меня
любопытном.
— Думаете, просто так я вам ничего больше не скажу?
— Если честно, то не думаю. Не с одной же ты фразой ко мне пришел.
Одну фразу и Демидов бы принес.
— Вы умный, — похвалил его Махов. — И хитрый.
— А ты не знал?
— Знал, но чисто теоретически.
— Теперь же убедился на практике. Поехали, Леня.
— На главной московской свалке обнаружен труп. Обнаружен совершенно
случайно: поддатый бульдозерист по пьянке ошибочно вскрыл
законсервированную кучу, которую никогда не собирались вскрывать. Труп
опознан. Это бывший зав.отделом ЦК Шаров. Вот такие пироги. Шаров этот вам
не нужен?
— Он мне живым был нужен позарез. — Смирнов окинул взором Московские
окрестности. — Ромка как всегда, оказался прав.
— В чем оказался прав Роман Суренович Казарян?
— В том, что Шаров уже труп. Леня, Леня, Леня… О Господи, как я их
ненавижу! — сообщил Смирнов и заскрипел зубами.
— Успокойтесь, Александр Иванович!
— Как мне добраться до них, Леня?
— Это дело второе. Главное дело, чтобы они до вас не добрались.

44

В переулке, напротив кафе Маркони приткнулся служебный «Мерседес», у
которого, пристроив зады на багажник, убивали время шофер и охранник.
Значит, они его опередили. Игорь Дмитриевич во всяком случае. Перед тем
как открыть дверь Смирнов полюбовался на художественно исполненную ручку.

Потерял время, дверь распахнулась сама собой и Марконя завопил:
— Мы тебя ждем, Иваныч, а ты бессмысленно копытами на крыльце
топочешь!
Действительно, ждали. За накрытым по высшему разряду столом сидели,
не притрагиваясь к напиткам и закуси. Игорь Дмитриевич с Витольдом
Германовичем. На ходу сдирая со смирновских плеч спиридоновскую куртку,
Марконя, делая приятное сидящим за столом, так, чтобы они слышали,
рассказывал Смирнову:
— Уже честь по чести заказано, и ждут вас — не дождутся!
Быстренько поздоровались и уселись рядком, чтобы говорить ладком.
Правда, перед этим решили выпить по первой. Игорь Дмитриевич храбро разлил
водку по большим рюмкам и, подняв свою, многозначительно предложил:
— Ну-с, начнем наш прощальный ужин.
— Обед скорее, — поправил Смирнов, никак не реагируя на богатое слово
«прощальный».
— Ну обед, так обед, — снял незначительные противоречия соглашатель
Витольд Германович. И произнес необходимое: — Со свиданьицем.
За это и выпили, за свиданьице. Жевали зелень, помидоры, мягкую рыбу,
свежайшую буженину, Оливки и роскошную, с лучком и горчичным соусом,
селедочку.
Первым опомнился Игорь Дмитриевич. Промокнул роток салфеткой,
выпрямился, сделал строгое лицо — будто не ел.
— Не пора ли нам поговорить о деле? — спросил он осуждающе. Только
кого осуждал — непонятно: то ли себя, то ли собеседников, то ли эпоху, в
которую приходилось существовать.
— О деле так о деле, — покорно согласился Смирнов.
— Тем более, что по сути оно уже завершено, — сухо продолжил Игорь
Дмитриевич. — И, к нашему глубочайшему сожалению, не вами, Александр
Иванович.
— Вы мой отчет внимательно прочитали, Игорь Дмитриевич? — спросил
Смирнов.
— Очень внимательно, — ответил Игорь Дмитриевич.
— Тогда вы, наверное, неправильно меня поняли. Речь идет как раз о
продолжении дела.
— По взаимной договоренности вы должны были обнаружить людей, которые
занимались незаконным вывозом валюты за рубеж, документы, подтверждающие
это, и каналы, по которым все вместе валюта, документы, люди — ушло. Вы не
справились с этой задачей и в связи с сегодняшним состоянием дел вряд ли
справитесь в обозримом будущем. Тем более, что при нулевом коэффициенте
полезного действия вы и ваши люди обходитесь государству в весьма ощутимую
копеечку. Мы решили отказаться от ваших услуг, Александр Иванович.
— Кто это — мы? — тихо поинтересовался Смирнов.
— Вы хотите знать, кто персонально отвечает за это решение?
Пожалуйста. Я.
— Следовательно, предложение Смирнова о продолжении операции с
измененной целевой направленностью не принято? — задал вопрос Витольд
Германович. — Я хочу знать, Игорь Дмитриевич, почему это решение вынесли
без консультации со мной.
— Потому что некогда было консультироваться, — грубо ответил тот.
— Так, — сказал Смирнов и отодвинул тарелку. Повторил: — Так.
— Я пойду, — сообщил Зверев и встал.
— Я вас прошу, подождите самую малость, — попросил Смирнов и ухватил
его за рукав. Зверев сел. Смирнов отпустил рукав и взял со стола вилку,
которой в такт своим речам тыкал в скатерть. — Не могу понять, не могу
понять.
— Это совсем другое дело, Александр Иванович, — по слогам, как
слаборазвитому, объяснил Игорь Дмитриевич. — У нас была законная задача:
определить связи в преступной цепочке, задержать и изолировать людей,
составляющих эту цепочку, и, наконец, предотвратить подобное в будущем. В
какой-то степени мы справились лишь с последней задачей.
— О чем вы говорите, какие задачи! — взбесившись вдруг, заорал
Смирнов. — Вы, демократы, на каждом углу орете о правах человека, а когда
у людей отнимают главное право, право на жизнь, несете херовину о том, что
защита этого права не входила в вашу задачу! Вы одурели, вы спятили
дорвавшись до власти!
— Прекратите разговаривать со мной в подобном тоне! — Игорь
Дмитриевич тоже заорал. — Я не собираюсь перед ним отчитываться, но
позвольте заметить: подобное дело, по-моему не должно быть в компетенции
полудилетантского частного сыска, которым вы занимаетесь!
— Следовательно, этой преступной организацией занимаются более
компетентные, чем я, люди? — поймал его на слове Смирнов.
— Я этого не сказал, — быстро ответил Игорь Дмитриевич.
— А что вы, собственно, сказали? — не задал вопрос, выразил
недоумение Смирнов, но вовремя опомнился и задал-таки вопрос: — Если наши
отношения пришли к так сказать благополучному финалу, то я обязан знать,
оплачены ли счета, представленные мной? Люди, работавшие на меня, работали
добросовестно и не виноваты в неудаче.
— Вчера я распорядился оплатить все ваши счета.
— Я не спрашиваю вас о чем вы вчера распорядились, я спрашиваю
оплачены ли счета.
— Счета оплачены.
— С паршивой овцы хоть файф о клок! — облегченно заметил Смирнов.
Игорь Дмитриевич резко встал, с сожалением обозрел с высоты лишь
слегка початый стол и сугубо официально произнес:
— Мне расхотелось с вами обедать. Приятного аппетита и всего
хорошего. Счет за этот сервис представьте моему секретарю, — и, отодвинув
стул, вынырнул из-за стола, зашагал к выходу.
Смирнов и Зверев без интереса понаблюдали в окно за отъездом
«Мерседеса» с высокопоставленным лицом, Зверев перевел взгляд от окна на
Смирнова. Не таясь, рассматривал его.
— Хотите что-нибудь спросить? — попытался угадать Смирнов.
— Давайте выпьем, Александр Иванович, — предложил Зверев и быстро
разлил.
— Другой бы драться, а я — пожалуйста, — мрачно заметил Смирнов и
поднял рюмку.
— Без тостов, — предупредил Зверев. Они чокнулись и выпили.
Одномоментно формально закусили. Одновременно откинулись на стульях.
— Спрашивайте, — предложил Смирнов еще раз.
— Так надо было?
— В любом случае он отказывался от моих услуг.
— Его можно было заинтересовать несколько иным аспектом этого дела, в
котором он бы выглядел спасителем отечества.
— В любом случае — тухлое дело.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *