КРИМИНАЛ

День гнева

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Анатолий Степанов: День гнева

как я понимаю, у вас сегодня непростая была.
— Стакан водки, ну и занюхать что-нибудь, — решил для себя Смирнов.
— Коньячка хорошего граммов сто пятьдесят, — попросил Сырцов.
— Будет сделано, — заверил Коляша и незамедлительно занялся
исполнением желаний. Налив все, что надо, засомневался насчет закуси: —
под коньяк шоколадка пойдет, а вам чем закусить, Александр Иванович?
— Яблочком, — ответил Смирнов и, выбрав из вазы на низком столике
яблочко порумянее, подкинул его и поймал.
Поставив заказанные напитки на столик, Коляша для себя выдвинул
из-под дивана традиционную упаковку «Туборга».
Свои двести пятьдесят Смирнов принял, не отрываясь, и захрупал
яблоком. Сырцов коньячок ополовинил, а Коляша, открыв три банки пива,
выдул их подряд. Повздыхали, как бы огорчаясь.
— Мы здесь выпиваем, а он там ждет, — сказал вдруг Сырцов.
— Чем дольше ждет, тем страшнее ему становится, — сказал Коляша,
открывая следующую серию из трех банок. — А чем больше испугается, тем
разговорчивее будет. Александр Иванович, вам плеснуть?
— Потом, — решил Смирнов и накрыл ладонью стакан.
Сырцов допил свой коньяк, Коляша выдул пиво. Как бы в растерянности
оглядели друг друга, и Сырцов предложил:
— Пойдем к нему?
— Кто с ним будет разговаривать? — тихо поинтересовался Коляша.
— Вопросы буду задавать я, — ответил Смирнов, — а ответы выбивать
придется тебе, Коляша.
— Я знаю. Мне Саша сказал. Но как играться допрос будет?
— Ну, это в зависимости от состояния поганца. Во всяком случае, ты,
как приятель Василия Федоровича, рассержен более всех, Жора настойчиво и
беспрерывно требует связи и связников. Ну, а я буду ласково отвечать на
возникающие у него вопросы и искать слабину в легенде, которую для начала
он нам выдаст.
— Я все удивляюсь, как мой Александр разрешил вам так рисковать
Василием Федоровичем. Ведь шибко необходимый ему партнер, — еще раз
удивился Коляша.
— Он им не рисковал, Шерлок Холмс ты мой ховринский, наш вольт был
единственным шансом спасения для необходимого партнера.
— А он и не знал, — вдруг понял Коляша.
— А он и не знал, — подтвердил Смирнов и предупредил: — И не должен
знать.
— В крутую кашу влезли? — вопросом посочувствовал Коляша.
— Круче не бывает.
— На нас не отразится, если вы не выиграете?
— На всех отразится, если мы проиграем.
— Мы проиграем, если его сейчас не допросим, — изящно ввинтил
трепачам Сырцов. Надо было идти, дело делать.
Комната, как комната, ярко выраженного целевого назначения: стена —
нейтральная масляная краска, пол — пластик, металлическая скамейка у стены
намертво закреплена; стол; три стула, табурет — напротив стола привинчен к
полу. И, естественно, отсутствие окон.
Снайпер сидел на табурете, а трое молодцов (не тех, которых
благодарил Смирнов) сидели на стульях.
При появлении Коляши, Смирнова и Сырцова трое молча встали со стульев
и пересели на скамейку.
Коляша, даже из вежливости не предложив Смирнову центральный стул,
смело уселся за главного. Смирнов — справа, Сырцов — слева. Чрезвычайная,
можно и следовало считать, тройка.
Коляша сонно смотрел на снайпера. Долго-долго смотрел. Потом повернул
голову к Сырцову, повернул голову к Смирнову, возвратил голову на место,
чтобы продолжать сонно смотреть на снайпера, и спросил у своих коллег по
столу:
— У кого первоочередные вопросы?
— У меня, — сказал Смирнов. И не первоочередные тоже. Сразу же от
печки: фамилия, имя, отчество, год рождения, прохождение воинской службы,
липовая профессия. Истинная твоя профессия нам известна. Начинай. В связи
с шоком можешь не торопиться.
— Шувалов, — не то шепотом, не то писком начал снайпер и тут же
откашлявшись, продолжал тенором: — Сергей Леонардович. Родился в 1947
году, в армии служил с шестьдесят шестого года по семьдесят четвертый. С
шестьдесят девятого сверхсрочно. Гражданская профессия — механик по
холодильным установкам.
— А военная? — встрял Сырцов.
— Оружейник. Мастер-оружейник.
Смирнов обратил взор на троицу, сидевшую на скамейке, и спросил у
них:
— Обыскивали?
— Так точно, — встав, по-солдатски отрапортовал один из них. Старший,
видимо.
— И что там в ксивах?
— То, что но сказал.
— Липа, значит. Туфта, — вздохнув, понял Смирнов. — Ты правду
говорить будешь, таракан?
— Я правду говорю, — быстро ответил снайпер. На «говорю» голос опять
сорвался. Боялся.
— Пропустим пока это, — решил Смирнов. — Не хочешь с разгона — давай
сразу в омут. Кто поручил тебе убрать Василия Федоровича Прахова?
— Не знаю.
— То есть? — потребовал расшифровки Смирнов.
— На мой абонентный ящик пришел пакет, в котором было описание
задания, все необходимые исходные и аванс.
— Ну, допустим, с Василием Федоровичем твое объяснение в пределах
возможного. А как же быть с Ходжаевым?
— С каким Ходжаевым? Не знаю никакого Ходжаева!
— Ну, не хочешь Ходжаева, бери Савкина.
На это формально можно было не отвечать, и снайпер молчал. Потерпев
немного, взревел Николай Григорьевич, Коляша:
— Встать!
Снайпера подкинуло. Он замер по стойке смирно, дрожа от напряжения.
Вежливо протиснувшись мимо Сырцова, Коляша подошел к нему. Странно они

смотрелись рядом: высокий могучий в дорогом, на заказ, двубортном костюме
процветающий бизнесмен из уголовников Николай Григорьевич и среднего
росточка, худощавый в заношенной штормовке, в дешевых джинсах удачливый до
самого последнего момента наемный убийца из сверхсрочников. Коляша засунул
руки в карманы брюк (чем испортил безукоризненный силуэт пиджака) покачал
себя, перекатываясь с пяток на носки, и, глядя сверху вниз попросил
тихо-тихо:
— Давай связи, душегуб.
— Какие связи, какие связи? — не зная, что делать, и страшась до
истерики, заныл убийца.
— А вот такие, — зачем-то сказал Коляша и носком твердого вечернего
ботинка ударил по голени. Правой ногой по левой душегуба. Ударил очень
сильно, потому что убийца незамедлительно рухнул на бок.
— Встать! — опять взревел Коляша.
— Вы можете немного подождать? — вежливо попросил Сырцов, вышел из-за
стола, подняв убийцу, усадил на табуретку и задал конкретный вопрос:
— Кто тебя парашютировал в квартиру Ходжаева? — Сырцов еще раз
критически оценил стати собеседника и решил: — Один ты путешествие с крыши
на восьмой этаж ну никак не мог совершить!
— Какой Ходжаев? Какая крыша? — начал было душегуб.
Но нытье продолжить не успел. Опять же ногой Коляша нанес
молниеносный удар по ребрам.
— А мне поднимать, — ворчал Сырцов, усаживая полубессознательного от
дикой боли убийцу на ту же табуретку. — Так кто же тебя парашютировал?
— Двоих прислали, — в благодарность за хорошее обращение ответил
Сырцову убийца.
— Кто прислал? — придерживая за плечо, чтобы лишний раз душегуб не
упал, душевно спросил Сырцов.
— Не знаю.
— А ведь его еще ни разу не убивали! — радостно догадался Коляша. Он
по-прежнему — руки в брюки — прохлаждался стоя. — Он-то убивал сразу до
смерти, а его даже и не пытались ни разу убить!
— Николай Григорьевич, ты можешь меня не перебивать? — укорил Сырцов.
— Не могу! — искренне вскричал Коляша. — Я в изумлении.
— Как же они вместе с тобой оказались? — продолжил свое Сырцов.
— Присланы были все инструкции через абонементный ящик.
— С момента, когда они поняли, что Ходжаева надо ликвидировать до
ликвидации прошло тридцать часов, — вступил в беседу Смирнов. — Быстро,
номер телефона, по которому ты делаешь каждодневный контрольный звонок. И
прекрати про ящик, а то я рассержусь.
— Он рассердится — это не так страшно. Он — добрый человек, —
охарактеризовал Коляша Смирнова и продолжил, кивком указав на сидящего у
стены: — Вот если этим троим я позволю рассердиться, то тебе станет так
больно, как никогда не было и не будет.
Не дождавшись команды, старший из троицы, встал с железной скамейки,
подошел к табурету, схватил снайпера за волосы, завалил его голову назад и
сверху глянул в глаза. Насмотревшись, отпустил волосы, вытер правую руку о
джинсы и доложил Коляше:
— Он сейчас все, что вам надо, расскажет.
— Расскажешь? — потребовал подтверждения Коляша.
— Расскажу, — без колебания подтвердил убийца.
— Вот и прекрасно, — отметил Сырцов. — Тогда приступим.
— Подробный рассказ потом, — командирски перебил Смирнов. — Для
начала — контрольный звонок. Когда он должен быть сделан, таракан?
— Час двадцать тому назад. В двадцать два тридцать, — глянув на свои
наручные часы, доложил убийца.
— Сейчас ты сделаешь его. Опоздание объяснишь неудачей: Прахова убить
не удалось. Ну, допустим, в связи с непредсказуемым пикником неизвестной
тебе компании рядом с подготовленной тобой огневой точкой. Потребуешь
встречи, устроишь истерику, покажешь, что нервишки на нуле. Встреча,
встреча! И как можно скорее. Задача ясна, таракан?
— Ясна.
— Исполнить без вранья сумеешь?
— Попытаюсь.

39

Магнитофонная запись.
Три длинных гудка в телефонной трубке и прервались. Один гудок.
Прервался. Два гудка. Тоже прервались. И, наконец, последняя серия: пять
гудков:
Голос в трубке: Что случилось?
Голос снайпера: Я не смог сегодня. Не удалось.
Голос в трубке: Как это не удалось? Ты же вчера доследовал:
просчитано все до мелочей.
Голос снайпера: Ну бывают же случайности, бывают же случайности
непредвиденные! Я уже полностью готов был…
Голос в трубке: Ты откуда звонишь?
Голос снайпера: Я как можно дальше отвалил от места и по Волоколамке
пустую дачку присмотрел с телефонным проводом. Вот с этой дачи и звоню.
Так докладывать?
Голос в трубке: Подожди-ка самую малость.
Выведенные мощнейшей аппаратурой из ничего еле слышимые звуки: писки,
шелест, глухие щелчки, тишайший мелодичный зуммер — работа электронной
кухни.
Голос в трубке: Теперь давай. И без соплей, только самое главное.
Голос снайпера: Залег, как положено, за два часа. Еще раз технически
отработал его маршрут, отдохнул, приготовил инструмент, и тут вдруг рядом
со мной, ну, метрах в пятнадцати устраивается компания алкашей: пять
человек с литровой бутылкой спирта и двухлитровой — пепси. Ровно за
двадцать две минуты до его пробега.
Голос в трубке: Ну и что дальше?
Голос снайпера: Ну и все. Те двое пробежали, а пятеро выпили. Я их
всех пересидел, и вот звоню.
Голос в трубке: Плохо говоришь. Без вины.
Голос снайпера: А в чем я виноват?
Голос в трубке: В том, что не исполнил.
Голос снайпера: Завтра исполню.
Голос в трубке: Подожди-ка.
Те же звуки: писк, шелест, глухие щелчки, тишайший и мелодичный
зуммер — работа электронной кухни.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *