КРИМИНАЛ

День гнева

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Анатолий Степанов: День гнева

И.Д. Абсолютно. Ишь как вы! А я все в поисках абсолюта.
А.И. Господи, как вы все похожи, московские интеллигентные говоруны!
В.Г. Не забывайтесь, Александр Иванович: вы разговариваете с
работодателем!
А.И. А работодателю нравится, когда его называют московским
интеллигентным говоруном. Всем московским это нравится. Я прав?
И.Д. Правы, правы!
А.И. Абсолютно?
И.Д. Абсолютно!
В.Г. Как я понимаю, вы пришли к соглашению по поводу Смирновской
автономии.

27

В большом, обшитом светлым деревом кабинете человек в хорошем
английском пиджаке встал из-за обширного письменного стола, выключил
магнитофон, стоявший на маленьком столике, и спросил у собеседника,
свободно развалившегося в кожаном кресле:
— Ну и что тебе дало вторичное прослушивание?
Собеседник был молодцом. Худой, подобранный, порывистый. Он в
молодежной униформе (кроссовки, джинсы, куртка) казался молодым человеком.
Лишь избыток свободно висящей кожи под подбородком и на шее, легкомысленно
открытой воротом тонкой шерстяной маечки-фуфаечки, резко менял картинку
первого впечатления: не мальчиком был плейбой и даже не молодым человеком.
— Ничего, — ответствовал плейбой. — Мне просто доставляет
удовольствие слушать как четко работают два профессионала, придавая работе
вид развеселой беседы.
— Витольд — молодец, — согласился человек за столом.
— Все-таки наша школа — хорошая школа. Но и Смирнов неплох, Женя.
— Неплох, — согласился Женя. — Но все же с двумя убийствами
прокололся. Это ему боком выйдет.
— Ему ли, Женя?
— В любом случае ему.
— Ты как всегда прав, — плейбой одним юношеским рывком прекратил
сидение в кресле и изрядно прошагав, подошел к окну.
Внизу была слабо освещенная площадь. Непристойный, как мужской
половой орган, торчал посреди нее цилиндр постамента, на котором никого не
было.
Подошел Женя в английском пиджаке и стал рядом.
— На член похоже, — грустно сказал плейбой Дима, глядя на то, что
осталось от вождя их племени.
— Не член… Орган, — поправил англичанин Женя. — Он — орган, а все
мы в этой конторе — органы.
— Компетентные, — добавил плейбой. — Компетентные органы. Звучит
приличнее.
— Пустыня. Мертвый город, — помолчав, обобщающе определил наблюдаемое
в окно англичанин.
— Красная пустыня, — вспомнив Антониони, решил плейбой.
— Теперь трехцветная, — поправил англичанин. Помолчали.
— Гляди ты, славянин! — вдруг несказанно удивился плейбой.
Возникнув из-за угла, игрушечная человеческая фигурка проследовала
мимо двух полукруглых дырок входа в метро и, не желая пользоваться
подземным переходом, направилась в сторону их здания прямо через площадь.
Шел человек уверенно и не торопясь.
— О чем он думает, Дима? — спросил англичанин.
— Черт его знает!
— А ведь одна из наших обязанностей — знать о чем он думает.
— Была… Была такая обязанность, а теперь нету.
— Ой, не торопись, ой не торопись! — англичанин отвернулся от окна и
направился к своему столу. Плейбой последовал за ним.
— Я знаю о чем он думал, — сказал плейбой, поудобнее устраиваясь в
мягком кресле. — Глядя на наши освещенные окна, человечек, пересекая
площадь думал: «А о чем думают вон там, за этими окнами?»
— Очень может быть, — англичанин энергично, ладонями, растер вялое
свое ночное лицо и спросил: — Ну и как?
— Жаль, конечно, но у нас нет другого выхода, Женя.
— Я понимаю, понимаю…
— Ты считал, что уже давно распорядился. Смотри, не опоздай.
— Не опоздаю, — и еще раз повторил: — Не опоздаю.

28

Этот англичанин звался Коляшей. Вернее наоборот: Коляша звался
Англичанином. Кличка у него была такая. Смирнов внимательно оглядел его,
стройного, в безукоризненном двубортном костюме, и полюбопытствовал
размышляюще:
— Все забываю спросить тебя, Коляша: откуда у тебя кликуха такая
нестандартная — Англичанин?
Не обижался Коляша, не мог обидеться на старика. Улыбнулся на все
тридцать два, откинулся на спинку вертящегося хромированного кресла — чуда
оргтехники — и легко поведал:
— В отрочестве мне очень нравилось слово «джентльмен», я всех своих
приятелей джентльменами называл. «Джентльмены, говорю, пора покровским
рыла чистить!» И мои джентльмены чистят.
Они — джентльмены, а я, в ответ, — англичанин. Так и прилипло.
— Понятно, понятно, — рассеянно выразил свое удовлетворение
успокоенный Смирнов. Продолжая рассматривать теперь не Англичанина, а
щегольскую обстановку детективного агентства «Блек бокс», он между прочим
напомнил: — Ты мне должен пятерых пареньков добыть, Англичанин.
— Николай Григорьевич мое имя и отчество. — Неожиданно обиделся
Англичанин, но вспомнив, что перед ним перспективный клиент, тут же все
смягчил улыбчивым объяснением: — Ей богу, отвык я за полгода от
Англичанина, Александр Иванович!

— Ты уж прости меня, старика, Колюша! У меня в башке-то все
по-старому: я тебя — Англичанин, а ты меня — мент. Уж извини. Так как
насчет ребятишек?
— Готовы, готовы. Все пятеро уже в оперативной комнате сидят, вас
ждут.
— Надеюсь, не уголовники?
— Менты, Александр Иванович, менты, — успокоил Коляша. — Бывшие
уголовники нами используются как охрана, а бывшие менты — на слежке.
— Транспорт какой-нибудь в их распоряжении есть?
— Есть, Александр Иванович. Две «девятки». Достаточно?
— Вполне.
— На сколько дней необходимы вам наши агенты?
— Ну, считай, неделя, дней десять не более.
— Тогда я для начала выписываю счет на неделю.
— Выписывай, — разрешил Смирнов и приготовился наблюдать, как будет
водить пером по бумаге грамотей Англичанин. Но Англичанин писать не стал:
звонком вызвал секретаря с борцовской накатанной шеей и, протянув ему
бумаги, распорядился:
— Все оформи на семь дней. — И после того, как секретарь закрыл за
собой дверь: — Вам лично «Мицубиси-джип» подойдет?
— Он хоть крытый джип этот? — с опаской поинтересовался Смирнов.
— Ваши представления о джипе, видно, еще со времен войны, —
покровительственно догадался Коляша. — Закрытый, закрытый, и хорошо
закрытый. Все как в легковухе, только проходимость джиповая. Так подойдет?
— Подойдет, — решил Смирнов. — Доверенность на меня сделали?
— Сделали. К паренькам пойдем теперь?
— Пришлешь их ко мне по спиридоновскому адресу к 11 часам. А сейчас
мне некогда, срочные дела. Джип где?
— У подъезда, — сообщил Англичанин и тут же швырнул ключи от
автомобиля Смирнову: старческую реакцию проверил. Смирнов ключи легко
поймал, спрятал в карман. В карман же отправил и доверенность и, встав,
задал вопрос, оглядывая коляшины апартаменты:
— Ну, и что интереснее, Англичанин: убегать или догонять?
…Дорогого благородно-металлического цвета «Мицубиси», еле слышно
журча мотором, бежал по вздыбленной Москве и быстро добежал до Пушкинской,
где у «Известий» уже ждали Смирнова Казарян и Спиридонов. Было четверть
десятого.
— Реквизировать бы эту машину у твоего буржуя, — помечтал вслух
Казарян, усаживаясь на заднее сиденье «Мицубиси».
— Нареквизировались. Будя, — всерьез отреагировал на это заявление
Спиридонов. А Смирнов никак не отреагировал. Спросил только:
— Предварительно позвоним?
— А зачем? — удивился Казарян.
В чистом подъезде-вестибюле было тихо-тихо, как в раю. Они поднялись
на пятый этаж и позвонили. И за дверью было тихо. Было тихо, и они ждали.
Долго ждали и безрезультатно.
— …Твою мать! — отчетливо и яростно выругался Смирнов и пнул кривой
своей ногой богатую обшивку. — Опоздали!
— Да вовремя, — успокоил его Казарян, и не поняв поначалу на что они
опоздали. Потом понял и ахнул: — Думаешь, Саня?!
— А что тут думать, думать-то что? — лихорадочно бормотал Смирнов. Он
извлек из кармана связку отмычек и подбирал подходящую, пробуя их по
очереди в замочной скважине. Щелкнул, наконец, замком два раза. Колдуя
теперь над английским, заклинал: — Только бы не на задвижку!
Дверь подалась, но не на много: держала внутренняя цепочка. Роман не
выдержал, заорал в щель:
— Ленчик!
В квартире по-прежнему было тихо, как в раю.
— Хана Ленчику, — понял Смирнов и, передав Роману ключи от машины,
приказал. — Там за задним сиденьем ящик с инструментом. Хватай кусачки и
сюда как можно быстрее…
Качественный иностранный инструмент проделал свою работу без
напряжения: цепочка жалобно крякнула и развалилась. Они вошли в квартиру.
Ноздри Смирнова дернулись, учуяв тревожаще знакомый запах. Смирнов знал,
как пахнул пороховой дым и застывшая кровь.
Их нашли в столовой. Видимо, перед тем как умереть, Ходжаев и
Арсенчик, по-кавказски сидя на богатом ковре, играли в нарды. Арсенчика
пристрелили прямо за игрой: его простреленная точно посреди лба голова
покоилась на забрызганной кровью доске драгоценного дерева. А Ходжаев
пытался бессмысленно бежать: ему выстрелили в затылок, когда он распахнул
дверь в студию. Так и лежал теперь — ноги на ковре, а туловище и голова на
сером бобрике.
Смирнов стоял и молча смотрел, оценивая. Оценил, вздохнул и решил:
— Убийца под альпиниста косил. Штифт надо искать. Судя по всему,
уходя он не гасил свет. Поищи, Рома.
Роман вернулся почти тотчас.
— В кабинете окно — настежь. Ты как всегда прав, Саня. Там потрошили
письменный стол и секретер. — Роман, наконец, и здесь огляделся. Раньше он
все на трупы смотрел: — Гляди ты! А здесь все серебро столовое из горок
взяли, богатое тут серебро было: графины, вазы, сахарницы, молочники и
простая хренотень. А, может, просто скокари, Саня? В этой квартире есть
чем поживиться.
— Какой скокарь, если он не идиот или истеричный мальчишка, возьмет
на себя два трупа?
— Мы сегодняшних совсем не знаем, Саня.
— Оба застрелены профессионалом, Рома. И осведомленным
профессионалом. Первым — телохранителя, потенциальную опасность для него,
вторым — собственно объект. Лоб и затылок. Щегольство наемного убийцы.
Спиридонов молчал, потому что его мутило.
— Что делать будем, Саня? — спросил Казарян.
— Сейчас Махову позвоню. Его отдел убийствами занимается, — пообещал
Смирнов, но с места не тронулся, стоял, смотрел на трупы.
— А как мы объясним милиции, что мы здесь? — поинтересовался Казарян.
…Махов прислал Демидова с парою молодых и экспертами, и работа
закипела. Молодые были заняты протоколом осмотра, эксперты елозили по
перспективным местам, а Демидов, демонстративно не заметив перекушенной
цепочки, провел предварительный опрос Смирнова, Спиридонова и Казаряна и
отпустил их с богом.
Хорошо было на улице, даже в сером колодце двора этого дома было
хорошо после Ходжаевской квартиры. Они постояли, покурили: Смирнов глянул
на часы. Было четверть двенадцатого.
— Поехали ко мне, — приказал Смирнов. — Топтуны уже ждут, а в
двенадцать Сырцов прибудет.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *