КРИМИНАЛ

День гнева

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Анатолий Степанов: День гнева

контора. Юрий Егорович в ту контору направился, а «шестерка» уехала. Тут я
рискнул: дал двести леваку в задаток, ключи от своей «семерки» и пообещал
ему еще триста, если он ее сюда пригонит как можно быстрее. Пятьсот,
Александр Иванович, впишите в непредвиденные расходы.
— Успел, следовательно, твой левак, — догадался Смирнов.
— Успел. У этих, видимо, какое-то совещание было, а совещались они по
старой привычке долго. Вот и успел. Когда подпольщики расходились, я
кое-кого помимо нашего клиента узнал, Александр Иванович.
— Всех отдельным списком, — распорядился Смирнов.
— Уже готово. Ну, а далее — дело техники: вернувшаяся «шестерка»
возила его по городу, а я фиксировал связи.
— Что-нибудь перспективное имеется?
— Определить перспективность связи можно, когда ты в курсе дел, — на
это разозлился Сырцов. — А вы используете меня в темную.
— Докладывай по очереди. — Смирнов никак не отреагировал на этот
бунт.
— По очереди я изложил на бумажке, которую передам вам.
— Неужто за два дня ничего любопытного, тебя заинтересовавшего?
— Почему же! Две дамочки ничего себе из конторы покойного моего
клиента и тихий магазинчик в Госпитальном переулке. Странный какой-то.
Никого в нем нет, а в нем все есть.
— Не пускают в него?
— Ага! На стекле написано, что для ветеранов и по пропускам.
— Еще что?
— Посещение шикарной совместной фирмы на Таганке, на Большой
Коммунистической…
— На свою улицу попал, — хихикнув, констатировал Смирнов.
— Ага. Но, главное, что из офиса они вместе вышли: Юрий Егорович и
совместный пахан, глава фирмы…
— Почему решил, что глава?
— Два клерка провожали, и сел в лучшую иномарку с шофером… Я
правильно решил? По тому, как оживленно они беседовали, по автомобилям
рассаживаясь, я думаю, что глава двинулся с места в связи с визитом нашего
Юрия Егоровича.
За разговорами они проскочили путепровод на Ярославской, Лосиный
Остров, Лось, Перловскую и выскочили к Мытищам.
— Тут по прямой километра три-четыре, а нам еще колесить и колесить.
— Прервав рассказ о похождениях партийца, с неудовольствием заметил
Сырцов, плавно добавляя скорость.
— Постоянное место жительства у него где теперь? — спросил Смирнов.
— У бабы, — охотно поделился сведениями Сырцов. — Ядреная такая
бабенка лет тридцати пяти, бойкая, веселая, ласковая к конспиратору.
Администратор-распорядитель в валютном гастрономе.
— Ишь как народ любит наш вождь: и из кино у него дамочка, и из
валютного гастронома… А со своим домом он связь держит?
— Сегодня дочка на «Мерседесе» к метро «Кировская» подкатила, он ей
пакет вручил, по-моему, деньги.
Развернулись у Пушкино, свернули в Тарасовке и запрыгали на
колдобинах одряхлевшей асфальтовой полосы. Неряшливые поля, загаженные
перелески, перекопанный водовод… И вдруг рай земной: сосны до небес,
тишина на гектарных участках, светящиеся и во тьме близкие купы берез и
клена.
— Улица Куйбышева, 10, угол Орджоникидзе, — подсказал адрес Смирнов.
— Найдешь тут… — раздраженно откликнулся Сырцов, довел машину до
первого перекрестка, осветил угол и прочитал: — Кирова.
— А за углом? — поинтересовался Смирнов. — Поверни направо.
— Куйбышева, — облегченно отметил Сырцов и, минуя дачные ворота,
добавил: — Двадцать два.
— Давай в обратную сторону, — приказал Смирнов. — Железная дорога,
слева, а нумерация в поселках всегда от станции.
Не дача, не коттедж, не вилла, не шале — средней величины замок за
забором из стальных трехметровых пик, воткнутых в железобетонный
фундамент, кованые ворота с проходной, у дубовых дверей проходной кнопка
звонка. Смирнов нажал на кнопку. Звонка не было слышно, но через мгновение
негромкий радиоголос спросил из малозаметной решетки в стене проходной:
— Кто вы?
— Смирнов, Александр Иванович Смирнов. Мы договаривались с
Александром Петровичем.
— Въезжайте, — так же тихо разрешил голос, и кованные ворота
беззвучно разъехались в стороны.
Александр Петрович встретил у лестницы парадного входа. Он стоял и
ждал, когда Смирнов с Сырцовым выберутся из «Нивы» и подойдут. Рядом на
всякий случай стояли, воинственно держа ноги на ширине плеч, двое молодцов
в коже.
Успев на ходу оценить обстановку, подошел Смирнов, протянул руку для
рукопожатия, ненавязчиво полюбопытствовал:
— Нас у крыльца встречаешь, а кого у ворот?
— У ворот пока никого не встречал…
— Но надеешься встретить, — докончил за него фразу Смирнов и
познакомил: — Георгий Сырцов — Александр Петрович Воробьев.
Богатырей в коже Смирнов не заметил. Богатыри остались внизу, а трое
поднялись по лестнице.
В каминной за карточным столом сидела еще одна троица.
— Александр Иванович Смирнов — мои друзья. — Мстя за богатырей,
представил только одного Смирнова Александр Петрович. — Братцы, у меня с
Александром Ивановичем разговор минут на пятнадцать, мы сейчас в кабинет.
Вернемся — я всех конкретизирую.
— Конкретизирую, конкретизирую, — бормотал, удивляясь воробьевским
лингвистическим изыскам, Смирнов, по винтовой лестнице следуя за хозяином
(Сырцов — за ними). Вошли все трое в кабинет, и Смирнов, наконец, понял,
что скребет в словечке «конкретизирую»: — Почти кастрирую. «Я вас всех
кастрирую!» Александр Петрович, а что их всех, действительно,
кастрировать?
— Не будем утруждать себя, — подыгрывая Смирнову, ответил хозяин,
усаживаясь за ампирный, красного дерева, письменный стол. — Их образ жизни
и время уже поработали за нас: они все импотенты.
— А ты, Петрович? — бестактно полюбопытствовал Смирнов, усаживаясь в

опять же красного дерева короб полукресла.
— А я — нет, — без обиды откликнулся Александр Петрович. — Насколько
я понимаю, исследование моих половых потенций — не главная цель вашего
визита?
— Не главная, но одна из главных, — условно согласился с ним Смирнов
и, как бы только-только заметив, что Сырцов стоит, подчеркнуто удивился: —
А ты, Жора, почему стоишь? Садись, в ногах правды нет.
— Но нет ее и выше, — цитатно добавил Александр Петрович и
поинтересовался, наблюдая, как садится на диван Сырцов: — Выходит, и вы,
Александр Иванович, теперь при охране?
— Жора — не охрана. Жора — друг и соратник, — намеренно серьезно
сказал Смирнов. — И у нас с ним к тебе дела.
Александр Петрович с ласковой улыбкой следил за тем, как Смирнов
достал портсигар, достал зажигалку, извлек папиросу и закурил. Спросил:
— Надеюсь, вы писать меня не собираетесь?
— Не собираюсь, — Смирнов затянулся из беломорины ядовитым дымом,
получил удовольствие и заговорил: — Говорят, ты своих ховринских к делу
приспособил, детективное агентство открыл, и все бывшие рэкетиры — ныне
добропорядочные сторожа правопорядка. Говорят, а?
— Говорят, — согласился Александр Петрович.
— А на самом деле?
— И на самом деле.
— Тогда у нас к тебе деловое предложение. Нам нужны человек пять,
умеющих, я подчеркиваю, — умеющих — вести круглосуточную слежку.
— Это дорого, Александр Иванович.
— А ты расстарайся бесплатно, как в прошлый раз.
— В прошлый раз я был в деле. Нынче же, я думаю, вы меня в дело не
возьмете. Так что бесплатно не получится.
— Ты бы в это дело и не вошел бы, — решил за него Смирнов. — Ну, раз
не бесплатно — заплачу.
— Разбогатели?
— Нет. Просто на этот раз мою работу финансируют. Так как же?
— Пятеро… — Александр Петрович ненадолго замолк, скользя мысленным
взором по шеренге своей старой гвардии. — Пятерых, пожалуй, найду.
Впрочем, конкретно будете договариваться с главой агентства Николаем
Сергеевым. — Не откладывая дело в долгий ящик. Воробьев из ближнего ящика
(выдвинул из тумбы письменного стола) взял визитную карточку и протянул
Смирнову: — По этому телефону вы можете беспокоить его круглосуточно. Я
предупрежу.
— Коляша… — радуясь успехам старого знакомого, душевно приговаривал
Смирнов. — Англичанин. Растут же люди!
— Он же и счет выпишет, — добавил Воробьев. — Чтобы все по закону.
— Оплатим, — беспечно согласился на все Смирнов. — И еще. По поводу
сугубо приватной экипировки — моей и моих друзей. Возможности имеются?
Александр Петрович молчал, глядя в сторону Сырцова, в сторону. Но
мимо. Тот понял взгляд и поднялся с дивана.
— Где мне пока побыть?
— Направо, через дверь, комната с телевизором, — направил его
Александр Петрович и, дождавшись сырцовского ухода, укорил: — Что ж вы
так?
— А как? — искренно удивился Смирнов.
— О таких вещах я позволяю себе говорить только один на один и то с
надежным клиентом. Что надо?
— В запас троечку пистолетов.
— Всю вашу команду я вооружил в прошлый раз, — перебил Воробьев. — Я
всегда опасаюсь расширения круга осведомленных и вооруженных.
— Вооруженные будут, а осведомленных — нет, — твердо пообещал Смирнов
и продолжил список: — Таких же как в прошлый раз, я подчеркиваю — таких
же, десяток переговорников, десяток закрытых фонарей помощнее, наручников
пяток, направленная дистанционная подслушка, ну, и мне вездеход пошустрее
и догонялам две машинки побыстрее. Автомобили, естественно, в прокат.
— Большие деньги, Александр Иванович, — опять напомнил Воробьев.
— Не смущает, Александр Петрович, — успокоил его Смирнов, воткнул в
малахитовую пепельницу чинарик беломорины так, чтобы тот торчал
вертикально, полюбовался на сие абстракционистское произведение и спросил:
— Когда будет исполнен заказ?
— На подслушке будет работать мой человек. Конфиденциальность —
стопроцентная гарантия. В вашем распоряжении с завтрашнего утра.
Автомобили с оформленными доверенностями — завтра к середине дня. Скажите
только на кого. Все остальное сегодня, сейчас будет отгружено в задок
вашей «Нивы». — Воробьев для порядка опять перечислил заказанное: — Три
пистолета, десять переговорников, десять спецфонарей, пять наручников.
Ничего не забыл?
— Ничего, — подтвердил Смирнов.
— Тогда я пойду отдать необходимые распоряжения и вашего Сырцова
пришлю.
Александр Петрович вышел, а Сырцов вошел, упрямо устроился в тот же
самый угол на диване и сказал так, между прочим:
— Один из картежников контактировал с Юрием Егоровичем.
— Подробнее, Жора.
— Да я вам уже докладывал их встречу. Совместный поход с
Коммунистической, помните? В иномарке и с холуями?
— Где он здесь сидит?
— Спиной к камину, греется, сволочь!
— А, может, и не сволочь. А, может, честный законопослушный
гражданин.
— Честные в «мерседесах» не ездят!
— Пора, пора, Жора, по каплям выдавливать из себя совка… Он тяжелый
такой, брыластый, с залысинами? В бежевом костюме?
— Он, скотина!
— Жора, я же сказал…
— Да по роже, по роже видно, что скотина!
— Не ори, — морщась, посоветовал Смирнов и согласительно добавил: —
Возможно, ты и прав, не личико, а, как выражались наши клиенты в старину,
братское чувырло.
— Это у кого? — входя, быстро спросил Воробьев.
— С вами поосторожней надо, — недобро сказал Смирнов. — У дверей
стояли, подслушивали?
— Подходя, в коридоре услышал, — тоже неласково поправил Воробьев.
— …Ну, а братское чувырло — знакомец наш с Огарева…
— С Октябрьской теперь, Александр Иванович, — уточнил Сырцов.
Не садясь, Воробьев внимательно по очереди оглядел бывших ментов,
удовлетворился увиденным и монотонно информировал:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *