КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

лезнодорожном вагоне? Сперва надо было разработать модель освобождения,
иметь соответствующее вооружение, оптику, спецбоеприпасы — химические,
осветительные, взрывные.
Помнится, одной из первых наших разработок было создание автобуса-ло-
вушки. Известно, что террористы для доставки в аэропорт требуют, как
правило, машину или автобус. А если по дороге их усыпить? Определенная
доза газа подается в салон — и мы их берем, что называется, «тепленьки-
ми», не успевшими опомниться.
Идея была привлекательная, что и говорить. Вот только на пути к ее
осуществлению пришлось столкнуться с массой проблем. Нам удавалось усы-
пить подопытных животных (для этого использовались три обезьяны и две
кошки) на 5-7 минут. Но успеем ли мы за такое короткое время нагнать ав-
тобус и взять террористов? Ведь группа захвата следует всегда несколько
позади, чтобы ее не обнаружили.
А если потеряем из виду автобус и террористы, очухавшись, поймут в
чем дело и расправятся с заложниками?
Были проблемы и сугубо технического характера. Как, например, в сало-
не погасить шум выхода газов? Да, замаскировать под шум работающего дви-
гателя. Но оказалось, сделать это практически очень трудно. Так и оста-
лась наша идея неосуществленной.
С первых шагов группы мы столкнулись с вопросами концептуально-право-
вого подхода. В борьбе с террористами некоторые страны, такие как Арген-
тина, Колумбия, Турция, считают нецелесообразным вступать в переговоры с
террористами. По их мнению, в случае захвата заложников, надо осущест-
влять операцию с применением силы.
Мы избрали другой путь, считая эффективным разрешением конфликта про-
ведение переговоров, иногда идя и на частичные уступки.
Перед группой поставили задачу — использовать боевое оружие только в
исключительном случае. Эта концепция перевернула все наши взгляды на
роль вооружения. Теперь мы нуждались в принципиально новом оружии — га-
зовом, например, которое приобрели за рубежом. Однако в ту пору у нас не
было опыта его применения.
Какой тут выход? Попробовать на себе. Помнится, мы перевели на русс-
кий язык инструкцию. Внимательно прочли ее. Если попал под выстрел — как
лучшее успокоительное средство инструкция рекомендовала воду. Вода так
вода. Разделись с Ивоном до трусов и устроили дуэль на газовых пистоле-
тах. Дозы небольшие. Выстрелили друг в друга и бросились под воду. А
она, оказывается, когда попадает на кожу после выстрела, вызывает страш-
ную резь. Такое впечатление, что все, приходит конец, прощайся с жизнью.
Позже, в ходе тренировок поняли: оружие для нас не очень подходящее:
сквозняков боится, встречного ветра. А под самолетом или на крыле, кто
же может гарантировать отсутствие ветра? Так что пришлось искать замену
«газовикам».
Вообще, причина всех наших мучений — отсутствие учебно-тренировочной
базы.
Допустим, какие-то теоретические занятия можно провести и в кабинете.
А постоянные стрелковые тренировки? Без тира не обойтись. Необходимы и
другие помещения. Как устроить тренинг по теме — бой в доме? Там ведь и
тактика действий имеет свои специфические законы, и стрельба совсем
иная, и проникновение в дом, и многие другие элементы.
А в чужой тир то пускают, то не пускают, то в одни часы, то в другие.
В общем, все шло с мерзким скрипом…
Неизбежно встал вопрос с транспортом. Одно дело — выехать на стрель-
бище, другое — мчаться по боевой тревоге. Тут и скоростные машины нужны,
и водители экстракласса, виртуозы. Их ведь тоже где-то обучать надо — не
в школе же ДОСААФ.
Не последнее дело экипировка. Она должна была полностью соответство-
вать нашим жестким требованиям. Пришлось пересмотреть буквально все, во
что одеваются солдаты и офицеры Вооруженных Сил, КГБ, МВД.
Многое позаимствовали у летчиков, удобными оказались комбинезоны лет-
ных техников, кожаные куртки, сапоги. Спасибо, армия всегда шла навстре-
чу: обувала, одевала.
Не было проблем и со штатным вооружением. Стрелковые упражнения расс-
читаны на применение практически всех видов оружия — пистолета Макарова,
автомата Калашникова (всех его модификаций), пулемета, снайперской вин-
товки Драгунова и даже крупнокалиберных пулеметов Владимирова.
Для ближнего боя использовался автомат «Скорпион». Конечно, были у
нас и другие иностранные марки, но они оказались хуже наших. К тому же
для них нужен запас патронов. И ведь именно для штатного оружия подогна-
на кобура, комбинезон. Словом, в применении зарубежных «образцов» больше
хлопот, чем пользы.
Хотя, признаться, я очень любил американскую винтовку М-16. Бой у нее
прицельный. Не хвалясь, скажу, что с оптикой на 100 метров попадал в
круг немногим больше пятака.
Но это что касается штатного оружия. Если же говорить о спецоружии,
его разработка и внедрение растягивались на годы. Нет, оно создавалось,
но не для нас. Мы порою с трудом пробивали себе несколько единиц. У нас
ведь как: хотите — берите партию пять тысяч штук, а сотню кто будет де-
лать?
Кстати говоря, рядовые сотрудники НИИ всегда относились к нашим
просьбам с открытой душой: помочь, подсказать, рассчитать — пожалуйста.
А вот начальство морщило лоб: «Вы у нас не в плане…» И хоть головой об
стену.
Помню, как мучительно долго решался очень важный для нас вопрос о
создании титанового бронежилета, который позволил бы приблизиться к мине
или предполагаемой взрывчатке, заряду, рассмотреть их, а возможно, и
нейтрализовать.
Наша страна — морская держава, и потому в составе группы «А» было
создано подразделение для борьбы с подводными диверсантами и террориста-
ми. Готовили людей на Балтике, на Кубе. Разрабатывали свои программы,
кое-что позаимствовали у кубинцев.
Конечно, с завистью смотрели на зарубежные группы подобного типа, за-
падногерманскую ГСГ-9, например. Но что сравнивать несравнимое? У них и
штат иной, и обеспечение. Под Бонном своя резиденция, учебная база, ко-
торая нам и не снилась. Транспорт сверхнадежный — автобусы, скоростные
автомобили «мерседес», специально изготовленное вооружение. Интересно,
что огонь автомата шмайстер последнего выпуска, которым вооружена ГСГ-9,

я ощутил на себе, в Афганистане при штурме дворца Амина. Автомат принад-
лежал одному из телохранителей Амина и оказался моим боевым трофеем.
Вот таким было наше начало…
Помните старую веселую частушку: «Поменяли хулигана на Луиса Корвала-
на»? В середине семидесятых она была популярна в народе. Теперь мы до-
подлинно знаем: в декабре 1976 года Советский Союз обменял известного
диссидента Владимира Буковского на генерального секретаря коммунистичес-
кой партии Чили товарища Лучо.
Обменяли их в Цюрихе. Но как — доселе неизвестно. Приехавший в Москву
через пятнадцать лет Буковский в телеинтервью обмолвился о людях, кото-
рые сопровождали его из Владимирской тюрьмы и потом за границу, но кто
они, оставалось гадать. Ни имен, ни фамилий Буковский не знал, да и
знать не мог.
А люди были из «Альфы». Операция по обмену диссидента стала своеоб-
разным дебютом группы. Правда, за эти два года их несколько раз поднима-
ли по тревоге: студенты блокировали эфиопское посольство, устроили де-
монстрацию у диппредставительства африканского государства Того. Требо-
вали повышения стипендий. Сначала их уговаривали, а потом заходили в по-
сольство, выводили на улицу, упирающихся просто брали на руки, выносили,
рассаживали в автобусы. На этом борьба с «террористами» закончилась. Еще
двое сотрудников были в командировке в Ливане, обеспечивали безопасность
посла. Но разве о таком мечтали бойцы группы антитеррора?
Хотелось настоящей боевой работы. Два года только и занимались тем,
что стреляли, бегали кроссы, водили машины, прыгали с парашютом, дейс-
твовали на учениях в качестве разведывательнодиверсионной группы.
Всякий раз, когда в подразделение наведывался генерал Бесчастнов,
терзали шефа «семерки». Тот пытался успокоить: мол, не спешите, ребята,
на ваш век работы хватит. И всякий раз повторял: главное, чтобы вы были
готовы к работе, всегда, в любое время дня и ночи. При этих словах бойцы
всегда шумели, пытаясь затащить Алексея Дмитриевича в тир, где на деле
доказывали, что стрелки они отличные. И в стойке, и с колена, и в паде-
нии цели поражали отменно.
Бесчастнов удовлетворенно кивал, улыбался, но упрямо гнул свое. А од-
нажды заставил призадуматься, спросив: как они считают, умеют ли стре-
лять снайперы западногерманской антитеррористической группы ГСГ-9? Сом-
нений не было, группа считалась одной из лучших в мире.
— Значит, вы признаете, что их ребята стреляют так же лихо? — усмех-
нулся генерал.
Получив утвердительный ответ, он задал главный вопрос: — Тогда почему
на Олимпиаде в Мюнхене два немецких снайпера, державших террористов на
прицеле, не смогли выстрелить?
Действительно, почему? Оказывается, мало уметь метко и быстро стре-
лять, надо быть еще и психологически готовым. Ведь террорист тоже чело-
век, не робот. Значит, надо быть психологически готовым убить челове-
ка… Того человека, который ставит себя вне закона. Жестоко? Нет, гу-
манно. В высшей степени гуманно. Ибо речь идет о чудовище в человеческом
обличье, которое угрожает детям, как в Орджоникидзе, или убивает нес-
колько человек подряд, как в Тбилиси. И все же вопросы остаются. Искать
на них верные ответы учит старый генерал, опытный контрразведчик Бес-
частнов. Ах, как он окажется прав!
Пройдут годы, бойцы группы с улыбкой вспомнят свое нетерпение. Но это
будет потом. А сейчас им предстояло выполнить конкретное задание — обме-
нять Корвалана на Буковского. Никто из четверых, кому поручено проведе-
ние операции — Ивон, Берлев, Леденев и Коломеец — за границей, в том
числе и в Цюрихе, никогда не бывали. Да и многочисленные начальники, ко-
торые инструктировали бойцов группы «А», сами не очень представляли, как
осуществится обмен. Общие слова и призывы к постоянной бдительности,
предупреждения о возможности провокаций только нагнетали нервозность.
…Для полета в Цюрих Андропов дал свой самолет. Ту-134 ждал Буковс-
кого и сопровождающих его сотрудников группы в Чкаловском. Накануне Бу-
ковского забрали из Владимирской тюрьмы и перевезли в Лефортово.
Утром 17 декабря за ним приехали. Из камеры вывели бледного, щуплень-
кого мужчину. В тусклом свете тюремных ламп лицо Буковского напоминало
серую гипсовую маску и только глаза были живые, тревожные… О чем он
думал в те минуты, диссидент, «хулиган», непроходящая головная боль со-
ветской верхушки? Об обмене, о будущей эмиграции, о стране, которую по-
кидает. Она не очень приветлива была к нему — тюрьмы да лагеря, и
все-таки его Родина.
А может, размышлял о человеке, который ждал его в конце коридора с
наручниками? Может быть…
Буковский протянул руки, на запястьях щелкнули металлические обручи.
Он слегка поморщился. Берлеву стало жаль арестанта.
— Давят, что ли?
«Пожалел волк овцу», — подумал, небось, Буковский, но все-таки нехотя
кивнул:
— Давят…
Николай Васильевич достал из кармана носовой платок, разорвал попо-
лам, подмотал под наручники. Буковский чуть заметно усмехнулся:
— Я еще вчера понял, что вы не из милиции.
— То есть как — не из милиции? — пытался сыграть искреннее удивление
Берлев, окинув взглядом свою новую, с иголочки, милицейскую форму.
— Нет, — упрямо качнул головой Буковский, — воспитание другое. Эти за
пять лет со мной ни разу не поздоровались. А уж чтоб посочувствовать…
Голос его сорвался.
Они вышли в тюремный дворик, сели в «рафик». Берлев и Ивон рядом с
Буковским, Леденев и Коломеец — напротив. Теперь путь лежал в Чкаловс-
кое. По дороге забрали мать и сестру Буковского, потом племянника. Маль-
чик лежал в онкологическом отделении больницы, был тяжело болен, но дис-
сидент настаивал: племянник должен лететь с ними.
Разрешение получено, и бойцам группы «А» оставалось лишь исполнить
свою миссию: доставить Буковского в Цюрих, а оттуда забрать Корвалана.
Вылетели ближе к полудню. После пересечения границы Берлев снял с Бу-
ковского наручники, предложил перекусить.
Они сидели друг против друга, по существу, враги — бледный человек с
гипсовым мальчишеским лицом, всю жизнь посвятивший борьбе с государс-
твом, которое всю жизнь защищал Берлев.
Что он знал об арестанте, которого сопровождал? Почти ничего. Разве
только, что тот просидел по тюрьмам двенадцать лет, что антисоветчик и
диссидент. Чего добивался Буковский, ради какой высокой цели променял
нормальную жизнь на лагерные нары? А может, она стоит того, его идея?
Никогда прежде не было у Николая Берлева сомнений: чему учили в шко-
ле, тому и верил, в армии — тоже верил. Дай как не верить: ему, простому
сельскому пареньку с Дона, довелось нести службу на посту N 1, у Мавзо-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *