КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

автоматов и правых и виноватых.
Иной оценки нет и быть не может…
И все-таки, что же случилось в питерских «Крестах» или, как их офици-
ально именуют, в следственном изоляторе N 1 ГУВД СанктПетербурга тем
февральским днем?
Во время прогулки семеро подследственных, вооруженных заточками (за-
остренными металлическими штырями) и двумя гранатами, набросились на
контролеров В. Аввакумову и А. Яремского. Затащив пленников в служебное
помещение и запершись изнутри, преступники выдвинули ультиматум: в обмен
на жизнь заложников они потребовали два автомата, четыре пистолета с бо-
екомплектом, гранаты, автомобиль. Было также поставлено условие — обес-
печить беспрепятственный выезд из тюрьмы и предоставить самолет.
Знакомство с личными делами бандитской семерки не предвещало легкой
борьбы. Статьи уголовного кодекса, по которым предъявлены обвинения каж-
дому из бандитов (разбой, убийство, насилие) — тянули, как минимум, на
10 лет лишения свободы каждому. Да и большинство из них за решеткой не
были новичками.
Ситуация складывалась угрожающая.
В «Кресты» выехала группа захвата ОМОН. Три с половиной часа вели пе-
реговоры с преступниками заместитель начальника ГУВД В. Фролов и испол-
няющий обязанности прокурора города В. Большаков.
Преступники категорически отвергали все предлагаемые варианты,
по-прежнему угрожая расправой над заложниками. Не отрезвили бандитов
слезы матерей, мольба жен и родственников, которых доставили в изолятор.
Из тюрьмы привезли «авторитетного» рецидивиста, который тоже совето-
вал им сдаться. Не послушали. Вели себя нагло, агрессивно.
Переговоры, начатые в 10.45, завершились в 14.00. Преступники твердо
стояли на своем, демонстрируя гранаты — «лимонки» (как впоследствии вы-
яснилось, муляжи, слепленные из хлебного мякиша и раскрашенные).
Было принято решение: в 14.15 начать операцию по освобождению залож-
ников. Но как это сделать? Штурмовать камеру, в которой заперлись терро-
ристы? Да, хотя это один из самых сложных вариантов. В тюрьме, построен-
ной еще до революции, все было сделано добротно: крепкие решетки, мас-
сивные двери с надежными замками. При подготовке штурма пробовали, заце-
пив тросом, вырвать оконную решетку. Толстый трос лопнул, а решетка даже
не сдвинулась с места. Вот уж проклятый царский режим, и тут нам подга-
дил!
Другой путь для штурмовой группы — маленькое окошко на лестнице, че-
рез которое велись переговоры с преступниками. Оно бы и хорошо, да не
пролезть могучим парням в окошечко.
Задача казалась практически невыполнимой. Сами омоновцы признавались:
шанс на то, что при штурме заложники уцелеют, — один из ста. И все же
выбрали именно этот, по существу, тупиковый, безысходный вариант. Поче-
му?
Не простой вопрос. Безусловно, были еще кое-какие варианты. Ведь си-
туация с захватом заложников в следственном изоляторе не нова. Достаточ-
но вспомнить сухумский изолятор. Там преступники вооружились не заточка-
ми и муляжами гранат, а боевым оружием — пистолетами, десятками пистоле-
тов, по несколько штук на каждого негодяя. Тогда «Альфу», как до того
питерский ОМОН, тоже подталкивали идти на штурм камер, но не вышло. Ее
начальник однозначно взял ответственность на себя, и все взвесив, насто-
ял на так называемом варианте «Рафик». Бандитов выманили во двор и когда
они сели в микроавтобус, прозвучала команда группе захвата. Террористы в
несколько секунд оказались арестованными, заложники — освобожденными.
Хотя местное руководство, милицейские генералы боялись варианта «Рафик»:
как бы чего не вышло. Вдруг действительно, усевшись в микроавтобус, бан-
диты вырвутся на свободу, в город. Что делать с ними тогда? А так спо-
койнее, хоть и грозятся, орут, но в камерах, в тюрьме. Долго пришлось
профессионалам из группы «А» убеждать высокое начальство. Убедили. И
операция закончилась успешно.
Ничего подобного не произошло в Санкт-Петербурге. Две штурмовые груп-
пы выдвинулись на лестницу, к окошку, через которое шли переговоры. При-
готовили трос с крюком, чтобы в нужный момент выдернуть решетку. У за-
пертой двери стояла еще одна группа, которая после начала штурма должна
была выбить ее с помощью подручных средств.
Потом, в паноптикуме «Кресты» Александра Невзорова, все увидят, как
боец подразделения отчаянно колотил в дверь кувалдой. Помогали ему и
другие, но, как оказалось, безуспешно. Дверь открыли только изнутри,
после окончания операции.
О начале штурма преступников известил сам командир группы захвата. Он
решил с ними поговорить. Предупредил: «Ваши требования невыполнимы. При
штурме ложитесь на пол, тогда останетесь живы». И тем самым подписал
смертный приговор заложникам.
Естественно, после такого выступления ни о какой внезапности не могло
идти и речи.
Потом омоновец объяснил, что пошел на своего рода маневр, онде отвле-
кал внимание бандитов от выдвигающейся группы захвата, пытался «стянуть»
террористов в одно место и, наконец, хотел в последний раз образумить
преступников. Не получилось ни того, ни другого, ни третьего. Бандиты,
как и следовало ожидать, приготовились и ждали штурмующих. Конечно, с
заточками и муляжами они не могли противостоять вооруженным омоновцам и
с началом штурма один был застрелен снайпером, другой из автомата при
попытке сопротивления, остальные остались в живых. Но свое гнусное дело
они успели сделать: убили заложника.
Интересно, что решетку из окна удалось вырвать лишь с третьей попыт-
ки, на что ушло 10 минут. Вся операция длилась 15 минут. В такой ситуа-
ции четверть часа — целая вечность.
Сыграла свою роковую роль и слабая техническая оснащенность, нехватка
спецсредств. Подумать только, у милиции Питера не нашлось гранат све-
то-шумового действия, которые дают яркую вспышку и ослепляют на время
преступников. Что же касается взрывного устройства направленного дейс-
твия «Ключ», а оно «открывает» любые двери, то тут нужны специально под-
готовленные люди, умеющие его применять. «А у нас их пока нет», — посе-
товал заместитель командира ОМОНа капитан Павел Пашаев.
Если отсутствуют спецсредства, нет профессионалов, умеющих их приме-
нять, может, лучше приглашать их со стороны, из «Альфы», например, ведь
в ее практике не было провалов: заложники оставались в живых, террористы

либо убиты, либо арестованы. Когда дело идет о жизни людей — не время
для межведомственных распрей. Но руководство ГУВД Санкт-Петербурга вся-
кий раз отвергало эту мысль с порога: мол, наши ничуть не хуже. Оказа-
лось, как ни прискорбно признать, значительно хуже.
Поговаривают, что с милицейским начальством города на Неве злую шутку
сыграли удачи «Альфы». Еще бы, обезврежены террористы в Сарапуле, Тбили-
си, Уфе. Операции прошли успешно, бойцы спецподразделения действовали
умело, высокопрофессионально. Соответственно были и награждены. Вот и
решили местные руководители, что не боги горшки обжигают. Оказалось,
чтобы бороться с террористами надо быть Богом в своем деле.
Штурм на аэродроме Вещево по существу, захлебнулся в огне и крови. Но
прошло время, многое забылось, стерлось в памяти, уволились в запас ста-
рые начальники, появились новые. А у «Альфы» опять победы — спасли детей
в Минводах, обезвредили террористов в Баку, Саратове. И самое главное,
«без шума и пыли» взяли следственный изолятор в Сухуми, захваченный воо-
руженными преступниками.
Со стороны посмотреть: все легко и просто. И поэтому вновь звучит
знакомый мотив: «А мы чем хуже?» Нет, не хуже и не лучше, просто — дру-
гие.
23 февраля 1992 года газеты сообщили о гибели в «Крестах» заложника,
отца троих детей. Тогда же было опубликовано другое сообщение: «Шестеро
этапированных по железной дороге преступников, особо опасных рецидивис-
тов, напали на караул, тяжело ранили трех конвоиров, забрали оружие и
боеприпасы. На трассе бандиты остановили «Икарус» с 30 пассажирами,
ехавшими из Кзыл-Орды в Сарыачаг.
Преступники потребовали подготовить самолет для вылета в южную стра-
ну.
При въезде в аэропорт грохнули отвлекающие гранаты. Операция по зах-
вату преступников длилась 3 секунды. Разбив окна, парни из подразделения
по борьбе с терроризмом ворвались в «Икарус». Бандиты были расстреляны
на месте».
Какие похожие сообщения, и какие разные судьбы у заложников. Откуда
они, эти парни, сумевшие уничтожить бандитов и сохранить 30 жизней? Тоже
из «Альфы». Из регионального алма-атинского подразделения антитеррорис-
тической группы «А». Теперь, правда, оно уже стало самостоятельным.

Особая папка КГБ. Совершенно секретно. Экз. ед.

«10 мая 1989 года в 16.45 группа подследственных изолятора N1 УИТУ
УВД Саратовского облисполкома: Рыжков В. К., 1969 г. рождения, аресто-
ванный за разбой, Семенютин Г. Л., 1972 г. рождения, Левахин Д. И., 1962
г. рождения, осужденные за разбой и другие преступления, Збандут Г. П.,
1956 г. рождения, осужденный за умышленное убийство, угрожая самодельным
холодным оружием, во время прогулки во внутреннем дворе изолятора, зах-
ватили в качестве заложниц двух сотрудниц изолятора.
Завладев ключами от 3-го этажа корпуса, преступники открыли одну из
камер и дополнительно взяли в качестве заложников двух несовершеннолет-
них подследственных: Федорова А. В., 1972 г. рождения и Бекетова Ю. М.
1972 г. рождения.
Забаррикадировавшись на этаже, преступники требовали встречи с руко-
водством УИТУ, представителями прокуратуры и УВД. В разговоре с прибыв-
шими руководителями преступники выдвинули требование предоставить им 4
пистолета, 10 тысяч рублей, транспорт и возможность выезда за пределы
области. В случае невыполнения требований преступники угрожали расправой
над заложниками».
Когда 11 мая самолет Ту-154 с 18 сотрудниками спецподразделения «Аль-
фа» произвел посадку на военном аэродроме г. Энгельса В. Карпухин и М.
Головатов поняли: им придется расхлебывать кашу, заваренную непрофессио-
нальными действиями саратовских милиционеров.
После захвата заложников и выдвижения требований преступниками руко-
водители УВД пытались вступить в контакт с террористами, но разговор
как-то не клеился. Милиционеры были к нему психологически не готовы,
бандиты же буквально «брали за горло», грозясь уничтожить несчастных
женщин и подростков. Представители правоохранительных органов вновь и
вновь совещались. Время шло. Террористы проявляли всё большую нервоз-
ность, сыпали угрозами. Наконец, результатом «сидения» руководства была
полная капитуляция перед бандитами. Решили не рисковать. Подали терро-
ристам микроавтобус «Раф» с полной заправкой бензином и, по существу без
борьбы, выложили боевое оружие — пистолет Макарова и 24 патрона к нему.
За что бандиты освободили женщину и подростка.
В 10 часов вечера из ворот следственного изолятора на улицы оживлен-
ного Саратова на высокой скорости выскочил «Рафик», с четырьмя вооружен-
ными бандитами. Остальных заложников, вопреки обещанию, те взяли с со-
бой. Вскоре одну из пострадавших террористы выбросили из машины. Женщина
была без сознания, едва не умерла от жестоких побоев.
Пять часов преступники колесили по ночному городу. Они чувствовали
себя хозяевами: выезжали на полосу встречного движения, газовали на
красный свет, неожиданно открывали огонь из пистолета. Они захватили еще
одну заложницу, 19-летнюю И. Закутаеву, продавца магазина, которая была
свидетельницей по делу одного из бандитов.
Оперативный штаб, созданный из представителей УВД, Комитета государс-
твенной безопасности, прокуратуры и командования подразделений внутрен-
них войск, с оцепенением следил за разбойными действиями террористов.
В 22 часа штаб проиграл еще один раунд борьбы — преступники, обнару-
жив преследование, выдвинули ультимативное требование: прекратить слеж-
ку, в противном случае угрожали застрелить заложников. Как напишут потом
в оперативных милицейских документах, «преследование было прекращено,
преступники скрылись в неизвестном направлении». Штаб потерял вооружен-
ных бандитов.
Двенадцать часов о террористах не было ничего известно — убыли ли они
на территорию другой области или здесь, в Саратове, готовятся к новым
убийствам, а может, уже совершили их. С превеликим трудом к 15 часам
следующего дня удалось установить: преступники находятся в квартире суп-
ругов Просвирных, в доме N 20 по улице Жуковского, рядом с саратовским
аэропортом. В квартире кроме взрослых — двухлетняя дочь Просвирных. Все
они взяты заложниками.
Теперь преступники выдвигали новые требования: предоставить самолет
для вылета за границу, дать водку, наркотики, крупную сумму денег. И
снова грозили убить заложников. Предупреждали, что на случай штурма они
привязали хозяйку квартиры с дочерью к дверям. Попытки убедить бандитов
отказаться от преступных замыслов ничего не дали.
Так очень напряженно складывалась обстановка на момент прибытия груп-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *