КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

побывали в Беннинге и Худе, Леонардвудде и Карсоне, Белвуаре, Стюарте и
Тивенсе. Они не пропускали даже маленького военного поста. Дважды побы-
вали в армиях, дислоцированных в Европе. Это была очень тяжелая работа.
Мы искали самых надежных людей».
В группу «А» также искали самых надежных. И выбор, тем не менее, ока-
зался достаточно широк. Несмотря на некоторые ограничения, приемная ко-
миссия имела потенциальную возможность из тысяч сотрудников КГБ взять
себе лучших. Не забудем: подразделение создавалось в 1974 году. Андропов
находился на своем посту уже восемь лет. К тому времени он превратил
опальный во времена Хрущева комитет в мощную и всесильную организацию.
Неоспорим и тот факт, что офицеры безопасности занимали особое место
в государстве: значительно более высокая зарплата, различные льготы, о
которых не могли мечтать ни прокурорские работники, ни сотрудники МВД и
даже армии, в ту пору столь же крупной и влиятельной структуры. Что бы
ни говорили сейчас о КГБ 70-х годов, служба там считалась престижной.
Карательные функ-
ции тщательно скрывались, а молодежи цветисто преподносилась романти-
ка чекистской службы. Поэтому справедливости ради следует сказать — не-
достатка в людях, желавших стать сотрудниками государственной безопас-
ности, не было. Шли сюда не худшие.
Сегодня весьма популярна мысль, которую всячески поддерживают и по-
догревают некоторые средства массовой информации о том, что КГБ якобы
пополнялся за счет людей ущербных, в прошлом завербованных и работавших
на комитет из страха, различной масти стукачей. Мысль наивная с точки
зрения профессионалов. Стукачи нужны там, где они нужны, то есть за пре-
делами штата. А в самом штате необходимы работники не глупые, думающие,
образованные.
И если заводские, фабричные, институтские коллективы в свое время и в
милицию рекомендовали лучших, то что уж говорить о КГБ. У него были нес-
равненно большие возможности. Иное дело, что потом энергия и ум специа-
листов направлялись порой на дела не совсем благовидные. Но это уже дру-
гой разговор. В данном случае, в группе «А», они направлялись на борьбу
с терроризмом.
У Бубенина, в отличие от Чарльза Беквита, не было возможности провес-
ти компьютерный анализ предполагаемых кандидатов, оставалось положиться
на опыт комитетских кадровиков и, как ни странно звучит, на знакомства.
Многие оказались в группе благодаря протежированию командиров, поскольку
те имели большой стаж работы в «семерке» и достаточно хорошо знали сот-
рудников своего управления. Каждый, кто желал «порадеть родному человеч-
ку», как выражался известный литературный герой, понимал, что ему лично
придется идти под пули террористов плечом к плечу с этим самым «родным
человечком». А кому не дорога собственная жизнь?
И второе обстоятельство — группу «А» вряд ли можно назвать «теплым
местечком». Огромные физические нагрузки, постоянный тяжкий труд, а в
конце пути, как пел Высоцкий, «плаха с топорами». Так что «порочный» ме-
тод оказался как нельзя кстати.
Когда-то, формируя «Дельту», Чарльз Беквит написал объявление: «Тре-
буются добровольцы в «Дельту». Гарантируются медаль, гроб или и то, и
другое».
Нечто подобное могли предложить своим будущим бойцам и руководители
группы «А». Они, конечно, пытались «выбить» некоторые льготы, но те были
столь ничтожны, что вряд ли могли служить приманкой любителям материаль-
ных благ.
Сюда шли бессеребреники, люди мужественные, готовые не за деньги, но
ради идеи, ради спасения других пожертвовать собою. Потом, с годами,
мысль о самопожертвовании при спасении заложников станет одной из основ-
ных и обретет свою страшную реальность.
Однако, когда Беквит обещал добровольцам, вступающим в «Дельту»,
гроб, он твердо знал: случись подобное, семья погибшего будет хорошо
обеспечена, а при ранении или увечья инвалид получит пенсию, которая
обеспечит ему достойную жизнь.
А у нас? Что делать с бойцом группы «А», если он в конце своего пути
останется инвалидом? Только одно: отправить на мизерную пенсию и тем са-
мым обречь и его и семью на жалкое существование. А ведь группа реально
столкнулась с этой проблемой уже в 1979 году, когда после штурма дворца
Амина в Афганистане несколько бойцов получили тяжелые ранения.
Счастье, что тогда начальником 7-го управления был Алексей Дмитриевич
Бесчастнов, фронтовик, человек большой души, который и заступился за ин-
валидов, ходатайствовал за них перед Андроповым. Они остались в кадрах
КГБ. Некоторые служат и сейчас, поскольку их феноменальный опыт нужен
другим.
Но окажись на месте Бесчастнова кто-либо другой, скорее всего инвали-
ды-альфовцы были бы там же, где сотни афганцев, подобных им: в отставке,
в запасе, на жалкой пенсии. Ведь никакими законодательными актами их
дальнейшее пребывание на службе, увы, не предусмотрено. Еще хуже обстоя-
ло дело с семьями погибших.
В Афганистане группа «А» потеряла двоих своих сотрудников. Но ведь и
в «мирное» время работа альфовцев связана с постоянным риском и, как это
ни горько сознавать, возможны потери — пули террористов ничем не отлича-
ются от пуль моджахедов. К глубокому сожалению, такой сложный вопрос не
удалось проработать в период формирования группы и определения ее стату-
са.
Хотя, откровенно говоря, негоже становиться в позу судьи, зная, как
создавалась группа. Задним числом мы все умны. Михаил Михайлович Романов
признался мне, что были и у них попытки предугадать судьбу людей подраз-
деления, заглянуть вперед — выпросили сотрудникам немножко повыше оклад
да льготное начисление срока службы — день за полтора. Чтобы понять,
скольких трудов это стоило, надо окунуться в ту эпоху. О большем тогда
не приходилось и мечтать.
Да они и не мечтали, считая, что вполне достаточно того, что есть.
Более важным было другое — какая впереди работа. Хотелось службы инте-
ресной, боевой. На отборочной комиссии лейтенанту Анатолию Савельеву
сказали лишь одно, что работа, которую ему предлагают в группе «А», бу-
дет интересней прежней. Правда, при этом добавили — и опасней. Но это
уже не имело значения, Анатолий дал согласие.
Так что же за люди пришли в подразделение? Прежде всею, спортсмены.
Группа комплектовалась из числа высокоподготовленных в физическом и про-

фессиональном отношении сотрудников КГБ.
Как правило, офицеры и прапорщики имели высшее или среднее специаль-
ное образование.
Чарльз Беквит в своих воспоминаниях пишет, что при проведении тестов
с кандидатами в «Дельту» он «был шокирован неинформированностью солдат».
Он задавал такие, например, вопросы: «что вы думаете о разногласиях меж-
ду Президентом Труменом и генералом Макартуром во время корейской войны,
кто из них был прав и почему?» Ответом чаще всего было унылое молчание.
Экзаменовать наших сотрудников не было необходимости. Теоретически
они подковались крепко. Валерий Емышев, к примеру, пришел в группу после
окончания высшей школы КГБ, имел юридическое образование, Анатолий Са-
вельев закончил авиационный техникум и педагогический институт.
Руководителей интересовали тесты на физическую подготовленность. И
потому, естественно, в составе группы «А» собрались в подавляющем боль-
шинстве перворазрядники, кандидаты и мастера спорта, чемпионы управления
Комитета государственной безопасности города Москвы и даже страны. Так,
мастер спорта Глеб Толстиков, сотрудник группы «А», был чемпионом страны
по боксу, участником Олимпийских Игр.
Но и при особой важности физподготовки, других специальных дисциплин,
таких как ведение огня из всех видов оружия, вождение автомобилей и бро-
нетанковой техники, на первое место при отборе кандидатов в группу ста-
вилось «наличие головы». Этот шутливый термин стал определяющим. Речь
шла об умении мыслить оперативно, безошибочно принимать решения, быстро
и наверняка действовать при их выполнении.
Да, со временем у группы появилось психологическое и медицинское
обеспечение, собственные разработки, изучался и применялся зарубежный
опыт. И все-таки, какие инструкции ни пиши, какими специалистами ни обс-
тавляй сотрудника, в операции, лицом к лицу с преступником, он всегда
один. И чаще всего помочь ему не могут ни начальник, ни старший товарищ.
В Уфе, в 1986 году, вооруженными преступниками был захвачен самолет
Ту-134 с 76 пассажирами на борту. Террористами оказались двое военнослу-
жащих. Нечто подобное случилось и чуть раньше, в Сарапуле Удмуртской
АССР. Тогда довольно легко удалось переиграть преступников, тоже солдат.
Однако жизнь непредсказуема. Теперь это были не просто молодые парни в
погонах, и самолет они захватили не случайно. Они оказались своего рода
«специалистами», службу проходили в составе нештатной антитеррористичес-
кой группы подразделения внутренних войск, специально готовились, изуча-
ли устройство самолета — все выходы, входы, люки и лючки. Им не состави-
ло труда перекрыть практически все пути проникновения в авиалайнер, да
еще при наличии такого мощного оружия как пулемет и автомат. Они были
почти неуязвимы. Ситуация, что называется, нештатная. Думай, группа «А»,
думай.
Кстати говоря, за все время деятельности группы штатных ситуаций
практически не было. Жизнь ломает самые тщательно отработанные планы в
первые же минуты операции.
В Сухуми в 1990 году при взятии захваченного преступниками изолятора
временного содержания микроавтобус «РАФ», в который погрузились терро-
ристы, должен был остановиться сразу, после взрыва. На такой «ход» и
просчитывалась вся операция, но «РАФ» прокатился метров пятнадцать-двад-
цать. А ведь каждая секунда, каждый метр его движения может быть оплачен
человеческими жизнями. И вновь думай, «Альфа», думай, действуй только
наверняка. Ошибка недопустима, однако, увы, случаются и ошибки.
В Ленинграде 8 марта 1988 года семья Овечкиных захватила самолет
Ту-154, следовавший рейсом Иркутск-Курган-Ленинград. Первые сведения,
которые поступили на землю, показались местным руководителям КГБ и ГУВД
не такими уж страшными. Женщина с детьми, подросток с обрезом, мифичес-
кое взрывное устройство… Когда переговоры зашли в тупик, решили начать
штурм. Какими силами? Собственными. К чему им «Альфа», они сами с усами.
Действия штурмующей группы были исключительно непрофессиональны, неп-
родуманы, прямолинейны. Помните «альфовский» термин о «наличии головы»?
Трагические события в Ленинграде подтвердили его жизненность. В ходе
штурма погибли, оказались искалеченными несколько человек, сгорел само-
лет.
Ленинградская пресса потом страстно анализировала события, пытаясь
найти виновников, а вместе с ними и ответ на волнующий всех вопрос: по-
чему это случилось, в чем главная причина трагедии?
Мне кажется, она не в конкретных ошибках руководства операцией или
неподготовленности штурмовой группы. Причина иная.
Сегодня дилетант, даже самый талантливый, не может соперничать с тер-
рористами. Нельзя заниматься этими вопросами, так сказать, частично, на
уровне смежной специальности. Человек, посвятивший себя борьбе с терро-
ризмом, должен отдать ей всю жизнь, он обязан быть профессионалом. Ибо
цена его ошибки несоизмерима ни с какой другой.
Набирая первую «тридцатку» в группу «А», Алексей Дмитриевич Бесчаст-
нов не мог предвидеть, но нутром чуял: подразделение должно заниматься
только борьбой с террористами. И потому хотел видеть в группе лучших из
тех десятков тысяч, которыми в ту пору располагал Комитет Государствен-
ной Безопасности СССР.
Сегодня можно с уверенностью сказать: он и руководство группы не
ошиблось в подборе людей — первая «тридцатка», созданная в 1974 году,
стала костяком элитарного, высокомобильного, боевого подразделения, ко-
торому (можно смело утверждать) под силу выполнение любых, в том числе
сложнейших задач, связанных с терроризмом и организованной преступ-
ностью.
Волей председателя Комитета государственной безопасности группа «А»
родилась. Тридцать сотрудников зачислены в ее штат. Ребята боевые, спор-
тивные, полные энергии и веры в себя. В своих прежних подразделениях они
были лучшими. О прошлой работе знали все или почти все. Теперь пришлось
начинать с нуля.
Михаил Михайлович РОМАНОВ, заместитель начальника группы «А»
— Жили мы на правах бедных родственников. Когда создается новое под-
разделение, резервных помещений, конечно же, нет. Потеснился один из от-
делов, и кое-как разместились. Дежурная смена спала на раскладушках.
Негде было хранить оружие. Учебный процесс выглядел куцо. Но коллектив
подобрался хороший, ребята что надо, с жизненным и чекистским опытом.
А мир тем временем сотрясали сообщения об угоне самолетов, о захватах
террористами заложников. Надо было спешить.
Роберт Петрович Ивон, мой коллега, тоже заместитель начальника, кад-
ровый офицер, занимался разработкой и проведением тренировок, учений,
полевых выходов, я же тащил свой участок: физическую и специальную под-
готовку.
Что за группа антитеррора, которая не знает, как нейтрализовать тер-
рористов и освободить заложников в самолете, в доме, в автобусе, в же-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *