КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

марил.
Убедившись, что оба уснули, Лена предложила пассажирам обезоружить
преступников. Однако никто на такой шаг не решился. Тогда она сама осто-
рожно сняла с колен Ягмурджи пулемет. Надо отдать должное мужеству Лены,
но, забрав пулемет, она подвергла себя страшной опасности, по существу,
подписала себе смертный приговор. Очнувшись, террористы просто убили бы
ее. И это действительно чуть не стоило ей жизни.
Уснув, Ягмурджи свалился с кресла, при этом разбудил Мацнева. Тот
вскочил, еще секунда-другая, и он бы вспомнил о пулемете. Но Лена наш-
лась, схватив ампулы, протянула их Мацневу:
— Смотри, он и тебе оставил!
Мацнев обрадовался. Сусанна подсунула чашку. Он слил все ампулы вмес-
те и залпом выпил. Дико застонал, закружился по салону. Пока не опомнил-
ся, Лена вцепилась в него: «Коля, Коленька, выпусти пассажиров, ты же
обещал…»
«Черт его знает, обещал — не обещал», — отмахнулся он от Лены, как от
назойливой мухи: «Подгоняй трап и к ядрене-фене, пока я добрый!»
Подогнали трап. Выбежали пассажиры, следом бортпроводницы. Дверь зах-
лопнулась. И тут Мацнев очнулся: где пулемет? Стал трясти Ягмурджи. Но
тот ничего не помнил.
В ярости они колотили прикладом автомата в дверь пилотской кабины,
орали, матерились, обещали перебить всех. А ведь если бы исполнили свое
обещание, дали очередь по кабине, крови было бы много. Слава Богу, выст-
релов не прозвучало.
«Альфе» же предстояло решить, что делать с террористами. Они по-преж-
нему вооружены, опасны, на совести Мацнева и Ягмурджи убийства, ранения
заложников. И как бы это жестоко ни звучало, их могла остановить только
пуля. Но в данной ситуации на применение оружия должен дать добро…
прокурор. Однако он долго не мог принять решение.
Затяжка грозила смертью всем, кто находился в кабине — и пилотам, и
группе захвата. Не было сомнения, что окончательно придя в себя, прес-
тупники откроют стрельбу по кабине.
Прокурор по-прежнему вилял, а потом принял «соломоново решение»:
брать живыми, но если применят оружие, уничтожить. «Альфа» резонно воз-
разила, что у террористов не берданка, а автомат Калашникова. Это зна-
чит: они должны уложить кого-нибудь из группы и тогда только можно отк-
рывать огонь. Получается, трупов пока мало. Уже известно, что умер ра-
ненный в живот пассажир. Опять молчание штаба. Опять прокурор думает.
Наконец, решение есть.
Группа захвата открывает дверь пилотской кабины. Мацнев сидит с авто-
матом на коленях. Он еще успевает сделать несколько выстрелов в атакую-
щих, но ответная очередь бросает его навзничь. Ягмурджи пытается схва-
тить выпавший из рук сообщника автомат, но ему не дают этого сделать.
Мацнев убит наповал, Ягмурджи ранен. Поединок окончен.
Бортпроводниц Елену Жуковскую и Сусанну Жабинец наградили орденами
Красного Знамени. Но главная награда, как до сих пор считает Лена, — ее
ребенок. Когда все это случилось, она была беременна.
Невероятно, но факт: против бойца «Альфы», применившего оружие, воз-
будили уголовное дело. Но, к счастью, в ходе следствия было доказано,
что сотрудник действовал в соответствии с законом. Ибо он сам воплощал в
себе закон, а террористы стояли вне закона. Ягмурджи не признал свою ви-
ну и не раскаялся. Просто сожалел, что не до конца продумал террористи-
ческую акцию. Что же касается людей, которые погибли от его руки, о них
он не думал вовсе.
О бандитском захвате автобуса с детьми в Орджоникидзе 1 декабря 1988
года, о том, как освобождали ребятишек наша пресса писала много. Опера-
ция прошла успешно. Израиль выдал преступников. Сотрудники КГБ, экипаж
самолета проявили мужество и были по достоинству награждены. Высокие
награды в Кремле вручали первые лица государства: Генеральный секретарь
ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета М. С. Горбачев и его
первый заместитель А. И. Лукьянов.
Смелая учительница Наталья Ефимова, которая более суток находилась
вместе с детьми под боевыми стволами террористов, была удостоена ордена
«За личное мужество» N 1.
На экраны страны вышло два фильма: документальный — «Заложники из
4-го «Г» и художественный — «Взбесившийся автобус».
Кажется, в этой истории нет белых пятен, все ясно и понятно, расписа-
но и снято по минутам. АН нет. Через три года в «Досье» «Литературной
газеты» появляется статья «Международный терроризм — кто «за»? Автор ее
— достаточно известный журналист Игорь Беляев, в некотором роде даже
«специалист по терроризму». К этой теме он обращался неоднократно. Тем
удивительнее было прочесть его откровение.
«Помните декабрь 1988 года? — спрашивает Беляев. — Да, когда терро-
ристы захватили автобус с ребятишками во Владикавказе (на момент захвата
г. Орджоникидзе) и выпустили их и учительницу только тогда, когда полу-
чили в свое распоряжение огромные деньги (3,5 миллиона американских дол-
ларов) и самолет для отлета в Израиль. И там они были схвачены и выданы
советским представителям.
Так вот, все то, что связано с реагированием на этот террористический
акт, как мне известно, формировалось уже в ходе самих событий, что было
явно ненормальным. И когда представители «Аэрофлота», уполномоченные со-
ответствующих компетентных органов делали максимум возможного, чтобы
нейтрализовать террористов, то многое ведь базировалось на их интуиции,
а не на профессионализме и опыте».
Странно, не правда ли? Автор прекрасно знает, что удалось освободить
всех до единого заложников — 30 детей, учительницу и водителя автобуса.
И террористы не мальчики — матерые преступники, готовились долго и тща-
тельно. Как признавался сам главарь банды, они перечитали десятки публи-
каций, просмотрели не один зарубежный фильм о нападениях на самолеты и
выбрали самый бесчеловечный и изощренный способ — захват детей.
Кстати, детей и учительницу они отдали раньше, чем получили деньги,
на которых автор статьи заостряет внимание. Да и не деньги определили
исход борьбы, а оружие. Впервые в мировой практике его вручили бандитам.
Но даже после этого удалось переиграть террористов.
И все благодаря интуиции? Ни опыта тебе, ни знаний, ни профессиона-
лизма. «Формировались в ходе самих событий», «базировались на интуиции»
и поди ж ты, сумели выиграть труднейший бой с хитрыми, жестокими банди-

тами. Вот так любители!
Не думаю, что автор статьи столь наивен и не может отличить работу
профессионалов от любительских упражнений. Но тогда в чем же дело? Види-
мо, даже многочисленные публикации, фильмы по причинам ли секретности
или по каким-то другим обстоятельствам не смогли по-настоящему раскрыть
деятельность профессионалов. Их сложная психологическая борьба за жизни
заложников прошла как бы мимо повествования.
Хотелось бы восполнить этот пробел. Ведь захват автобуса с детьми в
Орджоникидзе и их освобождение — без сомнения, одна из сложнейших опера-
ций такого рода, проведенных когда-либо в мире. И мы должны знать о ней
все.
2 декабря 1988 года. 3.10. Аэропорт Минеральные Воды. Пять минут на-
зад полковник Геннадий Зайцев начал переговоры по рации с главарем воо-
руженной банды, захватившей автобус с детьми, Павлом Якшиянцем. Главное,
что волновало штаб по чрезвычайному происшествию, — состояние детей. С
этого и начал полковник.
Зайцев: Алло, Павел, ты слышишь меня?
Якшиянц: Не беспокойтесь.
Зайцев: Павел, учительницу можешь пригласить?
Якшиянц: Пожалуйста. — Обращается к учительнице: — С тобой будут раз-
говаривать. Говори, что хочешь.
Учительница: Здравствуйте, говорит учительница Наталья Владимировна.
Зайцев: Очень приятно, Наталья Владимировна. Я — Геннадий Николаевич.
Учительница: Вы не скажете, когда нас отсюда выпустят? Зайцев: На-
талья Владимировна, я обращаюсь к вам как к главной защитнице детей. Как
они чувствуют себя?
Учительница: Дети сейчас спят. Конечно, все хотят домой. Проснутся,
опять начнут плакать.
Зайцев: Нужно ли кому-то из детей оказать медицинскую помощь? Или
иную помощь, по вашему мнению?
Учительница: Нет. Они чувствуют себя хорошо. Помощи медицинской не
надо. Только есть хотят и домой бы поскорее.
Зайцев: Я очень прошу вас: держитесь изо всех сил. Что бы ни произош-
ло, знайте — все о вас беспокоятся. Подчеркиваю, вашей жизни, если все
пойдет нормально, ничто не угрожает.’
…Ах, дети, дети. Просто представить трудно, что родился, ходит по
земле человек, который пошел на такое чудовищное преступление — в залож-
ники взял детей.
Что знал полковник, что знали в штабе на этот час о главаре банды? К
их прилету в Минводы местные комитетчики уже получили кое-какую информа-
цию.
Павел Якшиянц, 38 лет, уроженец Ташкента. Работал водителем в Орджо-
никидзе. Трижды судим. Хитер, изощрен, жесток.
Н-да… Десять с лишним лет руководил Зайцев группой «А», всякого на-
видался, но такое — держать под ружьем автобус с одиннадцати-двенадцати-
летними детишками — встречает впервые.
Он сам отец и дед. Представляет сейчас испуганные глазенки мальчишек
и девчонок. Эх, кабы не дети, «Альфе» на все про все хватило бы считаных
секунд, и лежать бы сволочам мордой на грязном полу.
Но нет, он должен быть спокоен и мудр. Ему вести дуэль с главарем
бандитов.
Якшиянц: Мы поступили очень грубо, сапогами в морду, можно сказать.
Но мы себя оправдаем. В дальнейшем я вам говорю: одна секунда, как вы
сделали добро, вторая секунда будет наше добро. Не принимайте нас за ду-
ралеев. Я интересовался всеми этими акциями, и по-моему, неплохо проду-
мал операцию.
Зайцев: Павел, готовы удовлетворить все ваши требования. Но нами ру-
ководит беспокойство за детей. Могли бы вы тоже ответить гуманностью и
освободить детей?
Якшиянц: Да, освободим детей. Но только в случае, если руководитель
государства официально объявит во всеуслышание и подпишет документы о
нашем беспрепятственном выезде… Зайцев: Куда вы хотите вылететь?
Якшиянц: В любое иностранное государство, которое нас не выдаст. Уве-
рены в лояльности Пакистана, Израиля, ЮАР.
Заместитель председателя КГБ генерал Пономарев выжидающе смотрел на
Зайцева. Полковник опустил микрофон.
— Пакистан…
— Добро, — ответил Пономарев и направился в противоположный конец
комнаты, в которой располагался штаб, к телефону правительственной свя-
зи.
2 декабря 1988 года. 0.45. Москва. Аэропорт Шереметьево. Экипаж Алек-
сандра Божкова готовится к полету в Дели. Они недавно вернулись оттуда,
увозили после гастролей цирк. Веселые пассажиры попались: медведи, лоша-
ди, орлы. В полете вели себя смирно, только орлы все помахивали крыль-
ями, беспокоились.
Однако очередной рейс в Индию был неожиданно отменен. Самолет полетел
в Минеральные Воды. Когда приземлились, поразило безлюдье в аэропорту.
Пока выруливали на дальнюю стоянку, «Земля» ввела в обстановку. У трапа
их встречал сотрудник КГБ, рассказал подробнее о случившемся, уточнил:
«Дело добровольное. Кто чувствует себя неуверенно, может отказаться». Ни
один из пилотов не дрогнул. С этой минуты они уже знали: им лететь за
границу по требованию террористов, им быть заложниками.
Зайцев нажал тангенту микрофона: «Мы готовы предоставить вам возмож-
ность вылететь в Пакистан. Как вы относитесь к этому?»
Якшиянц: Хорошо. Значит, куда мы улетим отсюда?
Зайцев: Самолет без дозаправки дотянуть до Пакистана не сможет. Поэ-
тому требуется промежуточная посадка в Ташкенте. Именно Ташкент ближе
всего к Пакистану. Поняли меня?
Якшиянц: Душанбе вас не устраивает?
Зайцев: Душанбе ближе к нам и дальше от пакистанской границы.
Якшиянц: Там разве нет прямой границы с Советским Союзом?
Зайцев: Нет. Да и Ташкент географически ближе к Пакистану.
2 декабря 1988 года. 1.20 московского времени. Совпосольства в Исла-
мабаде, Кабуле, генконсульство СССР в Карачи.
Советские полномочные представители в Афганистане и Пакистане получи-
ли срочное сообщение о захвате детей в Минеральных Водах, о требованиях
террористов предоставить им самолет до Пакистана.
Несмотря на глубокую ночь, послы СССР настойчиво выходили на связь с
местными властями.
2 декабря 1988 года. 1.25 московского времени. Аэропорт Минеральные
Воды.
Произвел взлет самолет, следующий рейсом по маршруту Минводы-Ташкент
с 15 сотрудниками антитеррористической группы «Альфа» на борту. Возгла-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *