КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

рых выбросило в образовавшуюся дыру.
А еще через два года, в декабре 1988-го, в лондонском аэропорту Хит-
роу на борт Боинга-747 ступили 259 пассажиров. Радиокассетный плейер,
снабженный взрывным устройством, был уложен на багажную полку. В нужную
минуту устройство безотказно сработало. Катастрофа.
Но это там, у них, за рубежом есть самые современные рентгеновские
аппараты, детекторы металлических устройств, тратятся огромные суммы на
безопасность полетов. Так, Израиль на безопасность своего аэропорта
Бен-Гурион, который, как известно, находится в одной из самых взрывоо-
пасных зон мира, тратит 25 процентов от общего бюджета, выделяемого на
безопасность страны.
У нас же, как показывает практика, при некоторой изобретательности
террористов, можно пронести на борт любое оружие или взрывное устройс-
тво. Правда, руководство гражданской авиации страны усиленно убеждает
нас в обратном, приводит поистине фантастические цифры изъятых у пасса-
жиров гранат, снарядов, стволов огнестрельного оружия и тонн взрывчатых
веществ. Возможно, это и так. Нет основания не верить ответственным ра-
ботникам. Но, видимо, это не то оружие, стволы и тонны, которые планиро-
валось пустить в дело именно на борту самолета. Их просто перевозили,
транспортировали в другую точку страны. И потому они были найдены.
Ибо оружие, которому предстояло «заговорить» при захвате воздушного
судна и сыграть свою роковую роль, в нужный момент всетаки оказывалось
на борту. В 1988 году, например, террористы Овечкины уложили его… в
футляр контрабаса. А в 1983 году преступники в Тбилиси даже этого не
стали делать, просто пронесли оружие без досмотра через депутатский зал,
как «уважаемые» люди.
Кстати, об «уважаемых» людях. Кровавая трагедия в тбилисском аэропор-
ту так и не послужила нам уроком. В большинстве цивилизованных стран ми-
ра при досмотре перед посадкой в самолет даже самые высокопоставленные
лица проходят шесть-семь самых тщательных проверок.
К чему, казалось бы, такая подозрительность? Дело в том, что люди,
облеченные властью, должны служить примером для рядовых пассажиров. Это
оказывает неоценимое положительное воздействие как на работников службы
безопасности, так и на тех, кто проходит досмотр. Следует подчеркнуть
особенный нюанс. Законы многих стран разрешают высокопоставленным чинов-
никам проходить без проверок. Но они соглашаются на досмотр вполне доб-
ровольно, сознательно. Достойный пример, не правда ли?
В воздушном пиратстве есть и еще кое-что, отличающее нас от других —
цели угонщиков. Да, действительно, как ни горько сознавать, у нас похи-
щают самолеты, чтобы сбежать из собственного дома. Нередко вокруг оче-
редного происшествия газеты поднимают шум и на страницах печати появля-
ются заголовки: «Воздушный пират или несчастный мальчишка?»
Как ни странно, чаще всего, по мнению нашей гуманной прессы, оказыва-
ется, что они никакие не пираты, а те самые несчастные мальчишки. Такой
вывод сделали, к примеру, некоторые журналисты, написавшие о 19-летнем
угонщике из Львова Анатолии Михайленко.
30 июня 1990 года, когда самолет был уже в воздухе, Михайленко подоз-
вал стюардессу, показал ей гранату и потребовал от командира лететь в
Швецию. Оказывается, был он человеком религиозным и не желал идти в ар-
мию. Как признался потом одному из журналистов: «Не хотел нарушить биб-
лейскую заповедь «не убий».
Вот только о том, что он мог бы сразу убить почти двести человек,
Анатолий не подумал, видно, забыл о библейских заповедях. Тот трудный
полет вполне мог закончиться катастрофой. Экипаж находился в сильнейшем
стрессе: предстояло лететь по абсолютно незнакомому маршруту, посадка в
шведском аэропорту Арланда требовала умения ориентироваться по радиомая-
кам, навигационным и посадочным огням, знать систему захода на посадку.
Естественно, что летчики, работающие на внутренних линиях, к таким поле-
там не готовы.
Когда пересекли границу, в воздух поднялись истребители шведских ВВС,
они помогали нашему «Ту» приземлиться. За все эти «услуги» нашей стране
выставили счет на 30 тысяч инвалютных рублей. А таких угонов только в
июне 1990 года было несколько. Что и говорить, дорогие «шалости» у наших
«несчастных мальчишек».
Международных конвенций, где подобным мальчишеским играм дано четкое
определение, предостаточно. Только что нашим юнцам конвенции? Понимание
того, что он, бандит, своими действиями поставил под угрозу жизнь и бе-
зопасность десятков, сотен людей, как правило, не берется в расчет. Для
многих угонщиков важен иной, политический вывод: свободолюбивый член об-
щества бежал из страны-тюрьмы. И он уже вроде и не преступник. Категори-
чески утверждаем: преступник, бандит!
Спору нет, нормальный, цивилизованный выезд крайне нужен. Но и он,
увы, не решит проблему терроризма. Ибо бежали у нас не только юнцы, ко-
торых обидел строгий папа или испугала служба в армии. Бежали и другие,
которые при самом цивилизованном законе о выезде не пойдут в билетную
кассу.
Среди наших «доморощенных» угонщиков были все типы террористов, кото-
рые соответствуют самым «высоким» международным стандартам.
Кто они? Прежде всего, преступники, действующие по психологическим
мотивам. Их поступки непредсказуемы, они в любой момент могут прибегнуть
к насилию.
Имеются три типа преступников: самоубийца, психически больной и тер-
рорист, решившийся на преступление из чувства мести. Посмертная судеб-
но-психиатрическая экспертиза признала террориста Рзаева, захватившего
17 мая 1973 года самолет Ту-104, следовавший по маршруту Москва-Челя-
бинск-Новосибирск-ИркутскЧита, психически больным. Хотя, покопавшись в
причинах, толкнувших Рзаева на захват воздушного судна, можно было бы и
его отнести к разряду свободолюбивых граждан нашего отечества. Рзаев,
оказывается, мечтал стать дипломатом, но слабая школьная подготовка не
давала ему такой возможности. Он считал, что уж там, за рубежом, его
ждет блестящая дипломатическая карьера. Людей, ставших заложниками, тер-
рорист, естественно, в расчет не брал.
Преступники, действующие по уголовным мотивам, берут заложников, как
правило, на месте преступления, будучи застигнутыми врасплох. Они не
имеют разработанного плана и охотно идут на переговоры.
Случаются захваты заложников в заключении. Тут цель ясна: разработав
заранее план, они добиваются освобождения или изменея условий содержа-

ния.
Самый сложный тип — вымогатель. Здесь террорист пытается заставить
власти, семью потерпевшего, выполнить его условия. Вымогатель всегда
расчетлив, методичен и жесток.
Именно так действовал уголовник, руководитель вооруженной банды Якши-
янц, в 1988 году захвативший автобус с детьми в Орджоникидзе. И он-таки
добился своего. Ему предоставили самолет, 3 миллиона денег в валюте и
вылет в Израиль. «Альфа» была готова пойти на штурм, но руководитель
операции не решился отдать команду, поскольку на карту ставилась жизнь
детей.
И, наконец, преступники, действующие по политическим мотивам. Они со-
вершают преступления из чувства социального протеста. Может случиться,
что фанатик пытается таким примитивным способом решить сложные полити-
ческие проблемы. Например, с группой приверженцев захватить своих поли-
тических противников. Возможны и иные типы террористов, которые убежде-
ны, что законы не имеют силы. Они, как правило, хорошо теоретически под-
готовлены и дисциплинированны.
Действия любых преступников могут быть разнообразны и непредсказуемы.
Как подтверждает жизнь, с каждым годом они становятся все изощреннее,
изобретательнее, берут на вооружение самые современные достижения науки
и техники. Подтверждением тому — случай с гражданкой Ирландии, в чемода-
не которой была обнаружена крохотных размеров пластиковая мина. Дама со-
биралась улететь рейсом Тель-Авив-Лондон. Взрыв этой микробомбы не при-
чинил бы вреда даже окружающим предметам, но его было бы достаточно,
чтобы сдетонировали несколько фунтов семтекста — высокотоксичного ве-
щества, упрятанного под подкладкой чемодана. Ирландка прошла три пункта
тщательнейшего контроля и задержали ее только на четвертом — с помощью
суперсовременного специального проверочного устройства.
Специалисты по взрывателям были поражены изобретательностью террорис-
тов. Нет сомнения, что на любой другой авиалинии, не оснащенной столь
дорогостоящей контрольной аппаратурой, мина оказалась бы на борту само-
лета.
…Итак, «воздушная война» продолжается. Терроризм не уступает. Он
опытен, хитер, расчетлив. Тем, кто противостоит терроризму, тоже опыта
не занимать. И у Альфы» на счету семь боевых операций по освобождению
самолетов. Начиналось все в ноябре 1983 года. Сигнал «505» пришел из
Грузии…

Особая папка КГБ. Совершенно секретно. Экз. ед.

«18 ноября 1983 года в 16.16 московского времени во время полета са-
молета Ту-134А, следовавшего по маршруту ТбилисиБатуми-Киев-Ленинград с
57 пассажирами и 7 членами экипажа на борту, группа вооруженных преступ-
ников смертельно ранила бортмеханика и заместителя начальника лет-
но-штурманского отдела Управления гражданской авиации Грузинской ССР и
потребовала изменить курс, посадить самолет в Турции.
Командир экипажа самолета не подчинился требованию преступников и
произвел посадку в Тбилиси. Преступники захватили пассажиров в качестве
заложников и настаивали на выполнении ранее выдвинутых требований.
Председателем КГБ СССР было дано указание немедленно направить в Тби-
лиси сотрудников спецподразделения 7-го управления для освобождения за-
ложников.
В 23.08. 38 сотрудников спецподразделения прибыли в Тбилиси».
Через восемь лет, в ноябре 1991 года, во время правления Президента
3. Гамсахурдиа, газета «Свободная Грузия» опубликует разоблачительную
статью о том, как под руководством Э. Шеварднадзе была проведена «бесс-
мысленная бойня», убийство молодых «борцов за свободу и независимость»,
пытавшихся покинуть на самолете «империю». Далее говорилось, что худож-
ник Гия Табидзе был убит, художник Давид Микаберидзе покончил с собой,
актер Геча Кобахидзе, художник Сосо Церетели, врачи Паата и Кахи Иверие-
ли получили ранения при штурме самолета «имперским спецназом».
В то же время в авиагородке, где живут грузинские летчики, в сквере
был совершен акт вандализма: памятный камень с фамилиями погибших пило-
тов Шабартяна, Чедия и бортпроводницы Крутиковой выдрали из земли, оск-
вернили.
Так что же в действительности случилось ноябрьским днем 1983 года в
Тбилисском аэропорту? Центральная пресса об этом почти не писала, рес-
публиканские газеты при Шеварднадзе говорили одно, с приходом Гамсахур-
диа — другое.
Сразу после происшествия весь экипаж наградили. Гардапхадзе и Гасоян
были удостоены звания Героя Советского Союза. Но пройдет несколько лет и
в Грузии образуют специальную комиссию по новому расследованию дела. Те-
перь о героях-пилотах скажут, что они «состояли в сговоре с КГБ и устро-
или бойню борцам за свободу».
Хотя что тут толковать, проще сказать словами международных докумен-
тов: воздушные террористы — злейшие враги человечества.
Но, видимо, не всем по нутру такое определение, коли оскверняют па-
мятники погибшим и оскорбляют живых. Хотя верно и то, что только из на-
шей страны угоняют самолеты, дабы убежать за границу. Может быть, тби-
лисские художники и актеры тогда, в восемьдесят третьем, и вправду хоте-
ли покинуть «империю», боролись за свободу? Что ж, попытаемся разобрать-
ся. Для этого восстановим события того дня.
18 ноября 1983 года. Тбилисский аэропорт. Ахматгер ГАРДАПХАДЗЕ, ко-
мандир экипажа, рассказывает:
— Я работал пилотом-инструктором Грузинского управления гражданской
авиации. 18 ноября мы летели из Тбилиси. В Батуми должны были дозапра-
виться и следовать дальше, на Киев-Ленинград.
Мне пришлось исполнять обязанности командира экипажа, но сидел я в
правом кресле второго пилота. В левом кресле находился Станислав Габара-
ев, которого мне пришлось в этом полете вводить в строй в качестве ко-
мандира экипажа. С нами летел проверяющий — заместитель начальника лет-
но-штурманского отдела Грузинского управления гражданской авиации Завен
Шабартян. Станислав ГАБАРАЕВ, пилот:
— У нас в гражданской авиации есть такое понятие: «первый полет на
вводе в строй командира». Для меня был именно такой полет. В остальном —
все обычно. Если не считать, что в этот день отменили рейс самолета
Як-40 на Батуми и пассажиры, прошедшие регистрацию, оказались у нас на
борту. Как выяснилось позже, угонщики готовили нападение именно на Як-40
и полет на Ту-134 явился для них в какой-то мере неожиданностью.
Владимир ГАСОЯН, штурман:
— Кабина в Ту-134 маленькая, тесная. Бортинженер сидит на откидном
кресле между первым и вторым пилотом. Шабартяну и сесть-то было негде,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *