КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

необходимо стабилизировать ситуацию, начать переговоры, попытаться успо-
коить преступников. Ибо в начальной фазе инцидента психологическое нап-
ряжение велико и представляет особую опасность для жизни заложников.
Несомненно, надо отдать должное капитану Владимиру Орехову, который
достаточно профессионально начал переговоры с Мельниковым и Колпакбае-
вым. Он сумел достичь определенного взаимопонимания с террористами, вел
беседу в доверительном тоне, без угроз и грубостей. В то же время был
тверд в принятии решений, не допускал колебаний.
Когда террористы потребовали вылета в США или другую капиталистичес-
кую страну, он заметил, что это не такое простое дело, нужно подготовить
соответствующие документы, выписать заграничные паспорта. В последующие
часы Мельников и Колпакбаев только и были заняты тем, что заполняли ан-
кеты, различные справки, отвечали на вопросы. Таким образом было выигра-
но время, получена информация о преступниках, имеющихся в их распоряже-
нии огневых средствах. Район происшествия контролировал полк внутренних
войск, класс, где находились преступники, и подступы к нему были блоки-
рованы оперативным составом местных органов КГБ и военнослужащими МВД.
Капитану Орехову удалось уговорить террористов сначала выпустить де-
вочек с учительницей, потом нескольких ребят. В классе, в руках преступ-
ников еще оставалось семеро мальчишек.
В 00.30 в Сарапул прибыла группа «А». Она совершила стремительный
ночной рейд из ижевского аэропорта по скользкой, обледенелой дороге. В
пути обогнали автобус с подразделением ОМЗДОН МВД, своими давними парт-
нерами, которые тоже спешили к месту происшествия.
Сергей ГОНЧАРОВ, заместитель начальника группы «А»: — Когда мы въеха-
ли в Сарапул, было такое впечатление, что город не спит. Люди толпами и
в одиночку шли в сторону захваченной школы. У школы плотное кольцо лю-
дей, которых едва сдерживает милиция.
Вместе с начальником группы Зайцевым мы оказались в штабе ЧП, на пер-
вом этаже школы. Удивило количество генералов. Тут и замминистр МВД
СССР, и генералы из округа, из Ижевска. Все старались принять участие.
А вот опыта проведения подобных операций не было. Ведь это — один из
первых вооруженных захватов заложников в нашей стране.
Пока штаб искал выход из создавшегося положения, начальник местного
КГБ Орехов вел переговоры с террористами.
Мы попросили его дать информацию. Он коротко пересказал суть дела,
объяснив, что в классе осталось семеро заложников, террористов он убеж-
дает, будто им выписываются загранпаспорта. Ни на какие компромиссы те
не идут.
Что ж, проработали операцию, расписали по точкам бойцов, надели
средства защиты, бронежилеты, каски, оружие. В касках мы пробыли часа
четыре. Помню, когда снял ее, показалось, что на плечах нет головы.
В школе тихо, когда идешь по коридору, титановые пластины в бронежи-
лете постукивают, обувь скрипит. Пришлось разуваться и передвигаться в
носках.
В общем, глубокая ночь, все устали. И тут вдруг неожиданно открывает-
ся дверь. Мы подняли оружие. Оказывается, бандиты отпустили в туалет од-
ного из парней. Его привели в штаб. Расспросили, где сидят преступники.
Сидели они за учительским столом, направив автоматы на заложников.
Ученика попросили возвратиться назад в класс и сказать, что в школе
все спокойно.
Валерий БОЧКОВ, сотрудник группы «А»:
— Долгие и трудные переговоры закончились удачей. В обмен на загран-
паспорта они отдали заложников, семерых школьников. И в результате в
классе остались одни. Наш наблюдатель сквозь щиты, которыми были закрыты
окна, видел, как один из террористов безнадежно разводил руками. Видимо,
дошло, что они просчитались.
В общем, переиграли их.
Сергей КУВЫЛИН, сотрудник группы «А»:
— Мы уже были готовы к штурму, когда открылась дверь и Мельников с
автоматом вышел из класса. Я к нему:
— Ты чего?
— Мне капитана Орехова…
Оборачиваюсь, невдалеке Зайцев стоит. Он молча качает головой: не на-
до.
— Орехов ушел.
— Нет, я требую капитана…
Стараясь говорить как можно спокойнее, подхожу все ближе:
— Ты автомат бросай…
Он еще что-то бормотал, я еще раз:
— Бросай оружие…
Мельников и действительно бросил автомат, скрылся в классе, захлопнув
дверь.
В это время из своего укрытия вылетают Гончаров и Зотов — и в дверь.
Видимо, от волнения стали открывать ее внутрь. Но для террористов это
тоже было шоком. Когда мы ворвались в класс, Мельников стоял бледный,
как мел, за дверью, а Колпакбаев, вскинув автомат, злобно усмехался.
Трудно сказать, хотел ли он выстрелить или просто для устрашения поднял
оружие, но в ту же минуту автомат у него выбили и вскоре он уже лежал в
наручниках, носом в пол.
Все обошлось, героического особенно ничего не случилось. Хотя пулю
вполне можно было схлопотать.
…Так закончилась первая антитеррористическая операция «Альфы».
Бескровная, без единого выстрела. Молодых, неопытных, психологически
слабо подготовленных террористов удалось переиграть. Больше таких подар-
ков бойцам спецподразделения судьба не преподнесет. Они столкнутся лицом
к лицу с оголтелыми, изощренными, циничными преступниками.
Выучка сотрудников «Альфы» не может не удивлять. Много находилось
охотников проверить ее бойцов. И всякий раз проверяющие оказывались пос-
рамленными. Не от того только, что такая проверка крайне затруднена: нет
аналогов. Обычный норматив сотрудника КГБ к ним не подходит, а, напри-
мер, проникновение в самолет за полминуты — плохо это или хорошо?
Человек, даже много лет прослуживший в комитете, но не знакомый со
спецификой работы группы, наверное, будет в восторге: ведь всего-то
тридцать секунд. Оказывается, восторгаться нечем. Результат, как гово-
рится, на двойку с минусом. Как подчеркивал Чарльз Беквит: «Если студент
в американском колледже дремлет на лекции по английской литературе, он

получит «неуд» на экзамене. Если же
студент «Дельты» дремлет на занятиях по штурмовым операциям, он вско-
ре получит пулю в лоб».
Студенты «Альфы» тоже не дремлют на занятиях. Тем более, что занятия
вряд ли располагают к дремоте. Не хотелось бы рассказывать о нормативах,
тестах, обычных для сотрудников группы. Цифры, даже самые яркие, не пе-
редадут всей палитры высокого профессионализма. Что же касается фактов,
они, безусловно, более показательны.
Пятак, пробитый пулей снайпера из группы «А» с расстояния в 100 мет-
ров, впечатляет. Ножи, воткнутые частоколом в обычную оконную раму с
расстояния в 30 метров, — тоже. Скоростная стрельба из пистолета Макаро-
ва, Стечкина и других систем стоя, лежа, в падении, на животе, на спине
еще более эффектна. И все-таки каждый понимает: нынешние террористы не
ходят в одиночку, они обучены, изощрены и изобретательны в своих вар-
варских методах. Им должен противостоять не антитеррорист-одиночка, а
коллектив — сплоченный, спаянный, понимающий друг друга не с полуслова
(чаще на него и времени-то нет), но с полувзгляда.
Такой ли коллектив — группа «А»? Этот вопрос не раз ставили перед ни-
ми начальники малых и больших рангов. Иногда специально, а временами и
нечаянно.
Однажды в аэропорту, на дальней площадке увидев тренировку «Альфы» на
самолете, начальник УКГБ по Москве и Московской области поспорил с на-
чальником группы. Суть пари была такова: если генерал услышит или тем
паче увидит в иллюминаторы, как бойцы подбираются к самолету, занимают
свои места перед штурмом — «Альфа» проиграла.
Генерал — воробей стреляный, он был уверен в успехе: шорох ли за бор-
том услышит, почувствует ли как качнется самолет. Дело верное, утрет нос
этим антитеррористам.
Что ж, пари есть пари. Вместе с начальником группы генерал занял мес-
то в салоне, сам выбрал кресло.
Сидел молча, чутко прислушивался. Потом разговорился, неудобно как-то
сычом сидеть. Слово за слово, минуты текут, генерал уже на часы погляды-
вает, шутит, мол, уснули твои ребята.
И вдруг, в мгновение ока, в пустом самолете — толпа людей. В унифор-
ме, в касках, с автоматами, пистолетами. Ослепляющий взрыв, резкий крик:
«Руки за голову! Голову на колени!»
Начальник группы — человек привычный. Без слова — лицом в колени, а
генерал хотел было хоть краем глаза взглянуть, откуда они взялись — ведь
ни шороха, ни звука… И на тебе, как черти из преисподней. Только голо-
ву приподнял, кто-то как гаркнет на ухо:
— Сидеть!
Сжался генерал, а начальник группы рядом смеется, не поднимая лица с
колен.
— Ну что, товарищ генерал, наша взяла?
— Ваша, ваша, — недовольно бурчит начальник УКГБ, а голову книзу дер-
жит. Научен. Потом опомнился, шепчет:
— Давай отбой, что ли…
Дали отбой. Генерал кряхтел, спускаясь с трапа, то и дело бросая
взгляд на стоящих по сторонам сотрудников.
Хлопнула дверка генеральской «Волги», водитель, под дружный хохот
бойцов, дал газ.
Подобных случаев было немало. В стране, где правили бал надутые диле-
танты и спесивые любители, такого рода профессионализм, мастерство вызы-
вали поистине столбнячный эффект.
«Альфа» — вот потрясающий парадокс! — никогда не имела своего стрель-
бища. Приходилось у кого-то просить, арендовать на время чужие стрелко-
вые поля. Это крайне неудобно. Но иного выхода не представлялось.
Так вот, однажды, приехав на одно из таких стрельбищ, сотрудники
группы попали в руки строгого армейского капитана. Тот, оглядев их, оде-
тых в полугражданское-полувоенное обмундирование, с длинными, совсем не
армейскими прическами, с усмешкой заключил:
— Партизаны…
Надо побывать хоть раз в шкуре офицера запаса, призванного на сборы и
метко окрещенного в народе «партизаном», чтобы понять, сколько презрения
и ехидства вкладывает в это слово кадровый офицер.
Бойцы «Альфы» поняли. И промолчали.
Они уже привыкли к разным ситуациям и блюли старый завет: рассказы-
вать о себе все, кроме правды. И на сей раз согласились принять легенду
капитана и побыть несколько часов «партизанами». Капитан, довольный со-
бой, прошелся вдоль строя: — Сейчас сержант Семенов познакомит вас с
правилами безопасности при ведении огня, покажет, как держать пистолет,
чтоб не поранить себя или соседа.
Он обернулся и махнул стоявшему в стороне сержанту. Тот проводил офи-
церов к линии огня, долго и старательно рассказывал, как снаряжать мага-
зин, досылать патрон в патронник и наконец дал команду первой смене:
«Заряжай!»
Трое сотрудников группы выпустили по обойме, не опуская пистолетов.
Сержант недовольно покосился, мол, почему не по три патрона, но промол-
чал. Офицеры первым пропустили его к мишеням, а когда подошли следом, то
увидели, что тот обалдело таращил глаза: ни одна из пуль не вышла из ми-
шени.
Обсудили результат, оглянулись, а сержанта и след простыл. Вернулся
он вместе с капитаном.
— Что тут стряслось, Семенов? — бодро спросил капитан. — Какие десят-
ки? Знаю я вас, партизан, понавертели дыр отверткой.
Сержант принес мишени. Капитан вскинул на просвет, к солнцу. Озада-
ченно крякнул, дырки в центре бумажного листа очень напоминали пулевые
пробоины. Но их оказалось так много и они лежали так кучно, что… Но
ведь подобного не могло быть…
К тому же капитан тоже не лыком шит, навидался на своем веку стрел-
ков, знает, какие снайперы из «партизан», дрянные они стрелки. А тут
прямо чертовщина: центр мишеней в кашу превратили. Капитан снова стал
рассматривать мишени на просвет.
— Не верится? — спросил один из лучших стрелков «Альфы» Григорий Зо-
лотовский.
— А вы б поверили?
— И я б не поверил…
Капитан обвел взглядом улыбающиеся лица «партизан» и только тут по-
нял, что его провели, что они все сговорились.
— Эх вы, — укоризненно покачал головой капитан, — а еще взрослые
серьезные люди, я так и знал — шомполом навертели дырок.
— Ладно, капитан, — сказал Золотовский, — пошутили, и хватит. Постой
вот тут, посмотри, если есть желание. И подал команду:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *