КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Сегодня при упоминании войск НКВД на ум приходят спецотряды, которые
даже во время войны исполняли обязанности палачей: пытали и расстрелива-
ли так называемых «врагов» советской власти, выселяли репрессированных.
Но были и иные подразделения, тоже в составе войск НКВД, их бойцы ра-
ботали в разведывательно-диверсионных группах в глубоком тылу противни-
ка, они стали костяком партизанских отрядов в сети партизанских формиро-
ваний, выполняли за линией фронта специальные задания.
Этим и занимался Григорий Бояринов более двух с половиной лет в пог-
раничном полку на Северо-Западном, Ленинградском и 2-м Прибалтийском
фронтах. Он командовал школой снайперов, готовил диверсионные подразде-
ления, сам их неоднократно возглавлял, уходя за линию фронта.
В одной из таких операций отряд специального назначения под его ко-
мандованием уничтожил штаб итальянской дивизии. Бояринова наградили ор-
деном Боевого Красного Знамени. Фронтовики помнят, что значил такой ор-
ден в 1942 году. Войну Григорий Иванович закончил начальником штаба пог-
раничной комендатуры, а последующие годы служил в 106-м погранотряде Се-
веро-Западного пограничного округа. Здесь и произошел тот случай, что
навсегда вошел в историю округа. На маленьком самолете Бояринов пресле-
довал трех нарушителей границы… В этом не было бы ничего необычайного,
но самолет был одноместный и в кабине мог находиться только пилот. Оста-
валось одно, что и сделал пограничник: взобрался на крыло и приказал
взлетать.
Самолет совершил посадку на льду Финского залива и офицер еще нес-
колько километров гнался за нарушителями. Они добежали до берега, спря-
тались в камнях и открыли огонь. Бояринов, стреляя из винтовки, не давал
шпионам выбраться из своего укрытия и уйти через границу. Вскоре подос-
пело подкрепление, нарушители сдались.
В 1948 году капитана Григория Бояринова направляют на учебу в Военный
институт МГБ СССР. Он заканчивает его с отличием и остается на кафедре.
Через несколько лет молодой преподаватель становится адъюнктом Военной
академии им. М. В. Фрунзе, успешно защищает диссертацию.
Что же изучает Бояринов? То, что он узнал на практике и проверил в
боевых условиях — тактику партизанских действий.
Академическая газета «Фрунзевец» 14 ноября 1959 года так писала о
кандидатской диссертации адъюнкта Бояринова: «Особый интерес и ценность
работы заключается в том, что она — первая в области научного анализа
методов ведения воспитательной работы в партизанских формированиях,
принципов их организации, решаемых задач, методов их выполнения,
средств, использовавшихся при ведении разведывательных и боевых дейс-
твий, организации взаимодействия с регулярными войсками.
Глубокой разработке темы немало способствовало то, что сам диссертант
участвовал в деятельности партизанских формирований в годы Великой Оте-
чественной войны, что позволило ему полнее оценить успехи и неудачи от-
дельных операций, шире охватить круг проблем, связанных с организацией и
ведением партизанской борьбы, прийти к интересным и обоснованным выво-
дам». После окончания адъюнктуры и защиты диссертации Григорий Иванович
становится преподавателем Высшей Краснознаменной школы им. Ф. Э. Дзер-
жинского. Теперь у него есть все для успешной педагогической работы —
научные знания, богатый практический опыт.
18 лет проработал Бояринов в Высшей школе КГБ. За эти годы написаны
многочисленные научные труды, он возглавил одну из спецкафедр школы.
Унего было много учеников. Именно из них сформировав первый отряд «Зе-
нит» и возглавив его, он поехал в Афганистан. Вернулся в сентябре, а в
декабре улетел снова. Мог ли он в том бою укрыться за броней БМП, войти
во дворец не в первых рядах, не броситься в самое пекло? Наверное, мог.
Но не отстал, не укрылся за броней.
Его ученики гордились им. Было, конечно, и сожаление, и такое мнение:
мол, лучше б старику в огонь не соваться.
Что ответить этим людям? Жизнь Бояринова — лучший тому ответ. А еще
поминальные стихи одного из бойцов: «Прощай, наставник и отец. Тебя мы
будем помнить, как героя!» Дай Бог, чтобы эта память была долгой и свет-
лой.

Досье «Альфы»

Ушли в историю 70-е годы. За то десятилетие, по данным различных меж-
дународных организаций, в мире совершено 8114 террористических актов.
Тысячи людей стали жертвами разнузданного насилия бандитов.
Однако наша голубая планета еще не знала, что наступающие 80-е ока-
жутся неизмеримо более жестокими. И счет был открыт. Только за первые
пять лет, с 1980-го по 1985 годы, количество терактов удваивается. И да-
лее их число растет: в 1986-м — 774, в 1987-м — 832, в 1988-м — 856…
В 1980 году пройдут крупнейшие операции по освобождению заложников. В
апреле американское специальное подразделение «Дельта» под руководством
полковника Чарльза Беквита сделает попытку выручить из неволи заложников
в Тегеране. Увы, операция закончится полным провалом.
Из восьми вертолетов, поднявшихся с борта авианосца «Нимиц», который
находился в Персидском заливе, только шесть достигнут пункта под кодовым
номером «Пустыня-1». Однако один из них окажется неисправным. С оставши-
мися машинами Беквит продолжать операцию не решится.
Вот как он сам описывает заключительную часть драмы, разыгравшейся в
пустыне в 200 милях к юго-востоку от столицы Ирана.
«… Летим домой. Была подана команда проверить снаряжение и покинуть
вертолеты. Команда «Дельты» начала погрузку в самолеты.
Я шел от одного самолета к другому, считая число людей, которые под-
нимались на борт каждого из них.
Я быстро направился к головному самолету. Было 2.40. Некоторые пилоты
запустили двигатели своих самолетов, чтобы их прогреть. Кружились пыль-
ные вихри, приближая видимость к нулю.
Между порывами ветра я вдруг увидел, как один из вертолетов, слегка
дернувшись вверх, завалился налево. Затем раздался взрыв. Голубой огнен-
ный шар взметнулся в ночное небо. Это взорвались топливные емкости одно-
го из самолетов.
Оказалось, что один из вертолетов, выруливавший на заправку, столк-
нулся с крайним ЕС-130, в который только что начала загружаться группа
«Голубая».

Я побежал к вертолету, но добежал только до дороги. Жар был страшный,
подойти невозможно. Пламя поднималось вверх метров на 100-150. В любой
момент могли взорваться боеприпасы. Я подумал о майоре Фитче и группе
«Голубая».
Но к счастью вскоре доложили, что личному составу группы удалось в
последний момент спастись.
Сквозь пламя я видел, как вертолет врезался в грузовую часть самоле-
та-заправщика. Тот пылал.
— Что делать с остальными вертолетами? — спросил меня Килл.
— Их необходимо уничтожить…
Я вернулся в свой самолет и увидел как к нему бегут пилоты вертоле-
тов. Как только они поднялись в салон, аппарель была поднята и люк зак-
рыт. Самолет сдвинулся с места, описал полукруг. Мы были третьими в оче-
реди на взлет. Две первых машины взлетели, заправщик догорал, а вертоле-
ты пылали вовсю. Было почти 3 часа утра. Пробыв на земле 4 часа 46 ми-
нут, «Дельта» покинула пункт «Пустыня-1″.
С первыми лучами солнца мы летели над Оманским заливом. Операция за-
кончилась полным провалом. После колоссальных затрат времени и нервов,
труда и пота все оказалось напрасным. Мы потеряли восемь замечательных
отважных парней.
Наша страна оказалась в сложном положении».
Ровно через двенадцать дней после описанных событий антитеррористи-
ческое подразделение «Пагода» из отборного полка английских САС ворвется
в иранское посольство в Лондоне. Операция продлится несколько минут. Пя-
теро из шестерых террористов окажутся убитыми, а 19 заложников живыми и
невредимыми покинут посольство.
Позже, выступая в палате общин, премьер-министр Маргарет Тетчер ска-
жет: «Этот штурм вселяет в англичан гордость за свою нацию».
Все эти события — и террористические акты и противодействие им — го-
ворили об одном: мир вступает в эпоху невиданного разгула террора и на-
силия и борьбы с ними. Произошедшие в первые месяцы нового десятилетия,
они прозвучали своеобразным предупреждением человечеству.
В нашей стране с тревогой следили за нарастающими в мире событиями.
Советский Союз никогда не симпатизировал террористам, не выступал с за-
явлениями о солидарности с той или иной террористической группировкой.
Такого не было в истории нашего государства. Все террористические орга-
низации и группы, даже если они носили наименования «красных бригад» в
Западной Европе или «Красной Армии» в Японии и прикрывались самыми бла-
гими целями и задачами, нами осуждались. У нас террор всегда был вне за-
кона.
Однако при всем этом в международной политике СССР существовал нег-
ласный закон: Министерство иностранных дел практически никак не реагиро-
вало на акты террора против советских граждан, работавших за рубежом.
Словно подобных актов не существовало.
И если США поднимали шум по поводу захвата даже одного американского
гражданина и грозили применить военную силу, то Москва, наоборот, при
получении скорбных известий хранила гробовое молчание.
А захваты были, и люди наши гибли. Но сколько их не вернулось на Ро-
дину или вернулось в цинковых гробах, сколько соотечественников пали
жертвами терроризма, сегодня, увы, выяснить не удается. Да вряд ли и
удастся, поскольку никто не вел тогда этой страшной статистики.
Только в 1985 году, когда в Бейруте были захвачены советские гражда-
не, служащие посольства и торгпредства в Ливане, и случай этот приобрел
скандальную известность во всем мире, СССР осудил захват наших граждан и
послал в Ливан и Сирию специального представителя, который занялся судь-
бой заложников. Но дело, разумеется, не только в реакции официальных
властей. Судьба заложников стала известна и взволновала тогда всю стра-
ну.
В том же 1985 году произошло еще несколько террористических актов
против советских граждан и различных официальных представительств нашей
страны.
В Ливане — взрыв бомбы перед представительством «Интуриста» в Бейруте
и бандитское нападение на сотрудника советского посольства, у которого
была отобрана машина; в Ливии — задержан в качестве заложника водитель
строительно-монтажной организации А. Левченко; в ИАР — в результате
взрыва гранаты на территории советского посольства ранен ребенок одного
из сотрудников; в НДРИ — вооруженное нападение на квартиру советского
военного специалиста М. Смирнова, он был тяжело ранен; в ФРГ — взрыв
бомбы перед входом в представительство «Аэрофлота» в Гамбурге.
Список терактов можно продолжать. Увы, с прискорбием надо признать:
просматривается устойчивая тенденция к их росту. Какой же выход из этой
весьма непростой ситуации?
Ответ, казалось бы, ясен и прост: государство, посылающее своих граж-
дан в отдаленные уголки мира, обязано заботиться об их безопасности, а
при необходимости использовать все возможности для их освобождения. Это
так, но будем реалистами — теракты порой совершаются за тысячи миль от
родных границ, в странах, враждебно настроенных к нам. Не следует забы-
вать и о том, что нередко дипломаты оказываются бессильными. Тогда оста-
ется военное вмешательство. Речь, разумеется, не о широкомасштабном при-
менении военной силы, а о спецподраздепениях по борьбе с терроризмом. И
задача эта архитрудная. Горьким подтверждением тому может служить провал
операции «Орлиный коготь», о котором мы уже упоминали, с применением
«Дельты» для освобождения заложников в Тегеране.
Полковник Беквит, опытный офицер, классный специалист своего дела,
так отреагировал на первое известие о применении «Дельты» в подобной
операции: «У меня никак не укладывалась в голове мысль о возможности
проведения операции по спасению заложников. К тому же, логически рассуж-
дая, эта затея выглядела авантюрой. От нас до Ирана огромное расстояние.
Более того, требовалось пролететь над иранской территорией около тысячи
миль до возможной посадки и, наконец, предпринять нападение на сильно
охраняемый объект — посольство, расположенное в центре четырехмиллионно-
го города с враждебно настроенным к нам населением. Трудно себе предста-
вить более сложное положение.
В штабе объединенного командования я услышал несколько идиотских
предложений. Некоторые думали, что мы сможем спрыгнуть на парашютах и,
как туристы, проследовать на машинах в посольство».
Как показала жизнь, беспокойство Беквита было обоснованным. И тем не
менее в истории борьбы с терроризмом известно много удачных операций,
проведенных на высоком профессиональном уровне. К ним можно отнести ос-
вобождение заложников в аэропорту Могадишо западногерманским спецподраз-
делением ГСГ-9, на которое ушло всего 7 секунд.
Сотрудники ГСГ-9 прикрепили к люку салона самолета специальную под-
рывную ленту, применяемую для отделения ступеней ракет. В результате

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *