КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

но-полевую хирургию лишь по учебникам. А тут все как на войне. Не хотел
майор Емышев обидеть генерала, да вышло так нескладно. Хотя, может быть,
кто-то и защитил диссертацию на их ранах — первых ранах афганской войны.
Шутил майор, а сам мучительно думал, как жить дальше. Правая рука
оторвана: ни писать, ни коробок спичек взять, чтоб сигарету самому при-
курить. Вспомнился и Маресьев, и преподаватель в их Высшей школе КГБ Ла-
рин, который без ног и без одной руки машину водил. Пример — дело хоро-
шее, но каждый свое горе хлебает в одиночку. И тут никто не мог помочь
Валерию Петровичу, эту дорогу ему предстояло пройти самому.
…Новый 1980 год они встречали в Ташкенте. В госпиталь с утра прие-
хали ребята из Комитета республики, привезли угощения, поделились слуха-
ми. Говорят, всем, кто ранен, — Героя, остальным — ордена Ленина.
Позже к вечеру поступили новые данные, самые последние, уточненные.
Привез их вместе с шампанским и фруктами веселый узбек, начальник отдела
ташкентского УКГБ. Клялся, что выведал их от первых лиц Узбекистана, а
те уж, знамо дело, из Москвы. «В общем, мужики, — смеялся узбек, распи-
хивая по тумбочкам груши, яблоки, хурму, — пятерым или шестерым — Героя
Советского Союза, всем другим — Ленина и Красного Знамени».
Так нежданно-негаданно даже для себя самих они стали Героями. В Моск-
ве их встречали радушно, но руководство было в растерянности. Отправляли
на обычное задание — посольство охранять, а случилось по тем временам
уму непостижимое: считай, всем поголовно ордена, да какие! О которых
иной чекист, и не один десяток лет пропахав, не мечтал — Красного Знаме-
ни, Ленина. И прошло-то совсем ничего — неделя. Что касается убитых, тут
единодушие было общее — наградить надо. Убитым не завидовал никто. Вот с
живыми сложнее.
Тем не менее, представления готовились, писались, переписывались. По-
том бумаги ушли куда-то по команде, и наступило затишье. Казалось, и не
было 27 декабря, Кабула, дворца Долина в Дар-ульамане.
Раскрыта, пожалуй, самая загадочная, тщательно оберегаемая и хранимая
в тайне страница — штурм дворца и других объектов Кабула.

Младший сержант Зудин.

Однако мы не ответили еще на один вопрос, думается, не менее интерес-
ный: где в эту ночь находился Бабрак, чем занимались он и его будущие
министры в последующие дни, ведь в основной резиденции-дворце Арк оче-
редной руководитель страны появился 7 января, спустя две недели после
захвата власти.
Чтобы прояснить ситуацию, вернемся к 14 декабря 1979 года, когда Баб-
рак и его соратники были в срочном порядке вывезены из Баграма. Валентин
Иванович Шергин, руководитель охраны Бабрака, вспоминает, что самолет,
сразу оторвавшись от земли, резко пошел ввысь и пилот, тревожно огляды-
вая город внизу, произнес: «Если сейчас не собьют, еще поживем».
Судьба им улыбнулась — через несколько часов их принимал Ташкент,
знакомая роскошная дача Рашидова. Четверо человек во главе с Юрием Изо-
товым остались на охране, остальные были отозваны в Москву. Через два
дня они вновь возвратились в Ташкент и уже 23 декабря все вместе, со
своими подопечными, вылетели в Баграм.
Случилось так, что при посадке в Баграме, по приказу начальника аэро-
порта, выключили сигнальные огни на взлетно-посадочной полосе. Спасло
лишь удивительное мастерство пилотов. Приходилось говорить с летчиками:
они считают, самолет был обречен. Сразу после посадки начальника аэро-
порта арестовали бойцы «Зенита».
Вновь знакомые капониры. В одном из них, вместе с охраной, поселили
Бабрака и Анахиту, в другом — Ватанджара, Нура, Сарвари, Гулябзоя и нес-
колько сотрудников группы «А».
Жили вместе, делились и хлебом, и консервами, запасенными еще в Моск-
ве и Ташкенте. В капонирах самый жесткий режим секретности. Охранники
Шергина старались не встречаться даже со своими товарищами из группы Ро-
манова, когда те прилетели в Баграм.
27 декабря вечером Борис Чичерин позвал Изотова. — Пойдем, Юрий Анто-
нович, поприсутствуем на историческом событии.
Когда они вошли в капонир, за столом сидели все их подопечные, во
главе с Бабраком и что-то горячо обсуждали. Изотов вопросительно взгля-
нул на Бориса. Тот прислушался к разговору, кивнул:
— Заседание Политбюро. Как у нас в революцию, перед решающим штурмом
распределяют обязанности: кому куда идти.
— Ну и что решили? — спросил Изотов.
— По-моему, Гулябзой на дворец, Нур — на Царандой, Ватанджар — на
узел связи…
Когда закончилось заседание, первыми уехали Сарвари, Гулябзой, Ва-
танджар, потом Нур. В капонире остались только Бабрак и Анахита.
Стемнело. Колонна бронетранспортеров под прикрытием трех танков выд-
винулась из Баграма. К утру, совершив марш, она должна была войти в Ка-
бул. В середине колонны, в одном из БТРов находились Бабрак Кармаль и
Анахита. Здесь же, как всегда рядом, Шергин и Изотов.
Валентин Иванович сидел сверху, в люке бронетранспортера, когда в
шлемофоне прозвучал взволнованный голос командира головного танка. —
Первый… первый… Танки справа!
Шергин уже и сам увидел башни афганских танков метрах в двухстах от
дороги. Жерла орудий, словно принюхиваясь, повернулись в их сторону. —
Стоп колонне! — скомандовал он.
И тут же ближайший к бронетранспортеру танк сдал назад и прикрыл их
своей броней. — Вперед!
Валентин Иванович порадовался за танкистов: ребята знают свое дело.
Афганские танки угрюмо и молча проводили их колонну черными зевами пу-
шек. Но с места двинуться не посмели.
С рассветом колонна входила в Кабул. По всему чувствовалось, что
ночью здесь был бой: у дороги несколько подбитых танков, разрушенные до-
ма. Однако ночной бой не напугал жителей столицы. Они по-прежнему спеши-
ли по своим делам, некоторые останавливались, приветственно помахивали
рукой. Никто не прятался, не убегал. Не прозвучало ни одного выстрела.
Танки и бронетранспортеры выдвинулись к зданию Царандоя. Изотов со
своими подчиненными остался охранять Кармаля, теперь уже Генерального
секретаря ЦК Народно-демократической партии Афганистана, и его соратни-

ков, а Шергин поехал в посольство. Там он встретил Михаила Романова и
Глеба Толстикова, которые рассказали о гибели Зудина, Волкова, Боярино-
ва, еще двух ребят из «Зенита», о тяжелых ранениях Емышева, Климова, Фе-
досеева.
Шергин, получив указание от резидента, возвратился в здание Царандоя.
Ночевать решили здесь. Бойцам группы «А» была придана рота десантников.
Ночь прошла сравнительно спокойно.
Утром место пребывания сменили и сутки находились на территории одной
из воинских частей афганской армии. Потом переехали на правительственную
гостевую виллу, которая располагалась на самой окраине Кабула, за
Дар-уль-аманом. Прежде здесь жили высокие гости, приезжавшие с визитами
в страну. Здесь любил останавливаться Предсовмина А. Н. Косыгин.
Однако вилла Шергину и Изотову не понравилась. Доложили в посольство,
и тут же нарвались на окрик: что вы там капризничаете, условия для жизни
отличные…
И вправду, комфорта было достаточно, но охрану беспокоило другое:
вилла располагалась у подножия горы, рядом с кишлаком. Если смотреть из
кишлака, территория виллы как на ладони. Но смотреть можно всяко, и че-
рез оптический прицел, например.
Эти аргументы в споре с представителями резидента и привел Валентин
Шергин, однако опасения охраны вызвали лишь раздражение руководства:
мол, не успели приехать, оглядеться, а уже указываете старожилам.
Что ж, приказ есть приказ. Продумали систему охраны, выставили посты.
Однако жизнь не остановить. Решили Новый год отметить. Раздобыли бутылку
шампанского, накрыли стол. Время уже к двенадцати, налили по бокалу,
чтобы старый год проводить, неожиданно Изотова вызывает Бабрак. Юрий
ушел, пришлось его ждать. Зато, возвратившись, он поднял бокал, улыбнул-
ся товарищам:
— Бабрак Кармаль поздравляет нас с Новым годом. Но выпить не успели.
За окном, в морозной темени сухо простучала автоматная очередь. В комна-
ту вбежал начальник караула: «Нас обстреляли из кишлака!»
Пришлось взять в подмогу несколько солдат-десантников, пошарить в ок-
рестностях виллы. Ничего не нашли. Ночь глуха и морозна. У водонапорной
башни, которая была рядом с кишлаком, выставили пост. Вернулись за стол.
Новый 1980 год уже наступил, выпили вдогонку.
И вновь стрельба, опять тревога. Заняли круговую оборону. Вспышки
выстрелов были видны рядом с башней. Кто-то открыл ответную беспорядоч-
ную стрельбу, десантники даже из БМД снаряд выпустили. Потом, когда ра-
зобрались, оказалось, по нашему часовому сделали несколько залпов из
кишлака, он тоже дал очередь. Вспышки его автомата и увидели с виллы,
поспешили обстрелять. К счастью, солдат укрылся, остался жив.
Да, в ту новогоднюю ночь им не суждено было вернуться за праздничный
стол. Пришлось прочесывать кишлак.
На вилле Бабрак Кармаль и члены Революционного совета пробыли еще не-
делю. Отсюда почти никто не уезжал. Чаще приезжали сюда. Здесь же Кар-
маль, к тому времени Генеральный секретарь ЦК НДПА, председатель Револю-
ционного совета, премьер-министр и главнокомандующий Вооруженными силами
ДРА провел первую пресс-конференцию.
С переездом во дворец Арк, резиденцию главы страны, у сотрудников
группы «А» началась нелегкая каждодневная служба по охране и обеспечению
безопасности Бабрака. Они неотступно несли внутреннюю охрану, дежурили в
приемной и в комнате отдыха. По периметру дворца были выставлены посты
десантников, за территорией резиденции — внешнее кольцо охраны — нацио-
нальные гвардейцы. Многочисленные входы и выходы из дворца перекрывали
бойцы «Зенита».
На выездах главу государства сопровождали все одиннадцать его охран-
ников. Впереди ехал и расчищал путь Юрий Изотов, за ним в бронированном
«мерседесе», за рулем которого был Анатолий Гречишников, — Бабрак, сле-
дом все остальные.
Каждый выезд требовал полной мобилизации сил и возможностей охраны.
Движение на магистралях Кабула практически не регулировалось, полиция о
маршруте кортежа ничего не знала, да если бы и знала, вряд ли бы могла
что-либо предпринять. Улицы столицы многолюдны, много бронетехники —
танков, боевых машин пехоты, бронетранспортеров.
Изотов так вспоминает первые выезды Бабрака. «Еду впереди, кулак по-
казываю в окно и пру на танк. Другого выхода нет. Смотришь, отворачива-
ет. Не выбежишь, не объяснишь каждому, что глава государства едет. Прав-
да, потом гвардию стали выставлять на посты по маршругу. Но на них на-
дежды не было. Надеялись только на себя».
Хотел бы подчеркнуть эти слова, так как через несколько лет Кармаль
на вопрос советского корреспондента, не смущало ли его, руководителя су-
веренного государства, что помещения дворца (а значит, и он сам) находи-
лись под контролем специальной охраны КГБ, ответит: «Я много раз возму-
щался по этому поводу»
А вот у руководителей той самой «специальной охраны» иное мнение.
Валентин ШЕРГИН:
— Отношения с Бабраком сложились самые добрые, совсем не такие, как у
службы безопасности с охраняемым, а скорее, как у соратников. Мы были
рядом с ним всегда, в самые трудные дни. 14 декабря, по тревоге, почти
на руках выносили их всех из капониров, сажали в самолет.
В феврале, когда в городе было неспокойно — жгли машины, обстреляли
наше посольство, убили несколько советских граждан, а оппозиция, собрав
под зеленое знамя ислама тысячи людей, двинула их на дворец Арк, — гото-
вы были умереть, защищая Бабрака.
В день празднования Саурской революции на трибуне за спиной Кармаля
стоял наш Володя Тарасенко. Мы отдали ему бронежилет. И случись покуше-
ние — нет сомнений, Володя пожертвовал бы собой. У него и задача была:
если что — закрываешь собой Бабрака.
Все это Кармаль видел, понимал и отвечал теплом и благодарностью.
23 февраля у Юры день рождения. Помню, его поздравить пришел весь
Ревсовет: Бабрак, Анахита, Нур, Глябзой… А когда Анахита возвратилась
из долгой зарубежной поездки, на аэродром от всех нас поехал встречать
ее Изотов. Он привез огромный букет роз, но подойти не решался: там,
впереди, стояли руководители государства, посол Табеев. Словом, офици-
альная церемония. И вдруг Анахита видит его в толпе, отталкивает Табеева
и с криком: «Юра!» — бросается к Изотову.
На следующий день нас вызвал к себе и «пропесочил» генерал Иванов: вы
что там себе позволяете?..
Думаю, если бы мы были просто наемными охранниками, к нам не относи-
лись бы с такой теплотой и уважением.
А потом ведь не надо забывать, что группа улетала на неделю, из этого
расчета взяли и пищу, и одежду, в Союзе остались неотложные дела. Голо-
ватов учился в институте физкультуры, у него «горели» госэкзамены, у

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *