КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

пенсия. Но еще нужнее правда об этих людях. Не выдумка, не нагнетание
страстей, не тем более, гнусная и наглая ложь, но одна лишь правда.
Правды, увы, мало. Она и звучит-то теперь как-то неуклюже, неловко,
несмело,
Что греха таить: ведь о штурме дворца мнение однозначно — Министерс-
тво обороны, КГБ бросило туда такие силы, что аминовских гвардейцев
«буквально разнесли в клочья».
Да, именно так и написано в книге Д. Гая и В. Снегирева «Вторжение»,
выпущенной совместным советско-финским предприятием «ИНПА» в 1991 году.
Книга представляет наиболее характерную, типичную точку зрения на те со-
бытия.
«26 декабря, — пишут авторы, — дивизион «Шилок», многоствольных зе-
нитных установок, обладающих большой огневой мощью, занял позиции на
господствующих высотах вокруг аминовского дворца».
Дивизион? Помните, в одной из предыдущих глав был приведен разговор
Романова с генералом Дроздовым. Все, что мог дать генерал своему подчи-
ненному, — две установки. Никаких господствующих высот они не занимали,
да и занять не могли — кто бы им позволил? «Мусульманскому батальону»
было отведено определенное место, там стояли и «Шилки». Кстати, именно
потому сектор обстрела их был крайне ограничен.
Да, с началом штурма «Шилки» вели огонь, но, как считают офицеры «Зе-
нита» и «Грома», эффект вышел больше шумовой, чем огневой. Но «27 декаб-
ря, — утверждается в названной книге, — дворец охранялся всего лишь
обычным дежурным нарядом, а аминовская отборная гвардия находилась непо-
далеку в казармах. Снаружи охрану резиденции несли переодетые в афганс-
кую форму советские десантники из уже упоминавшегося батальона».
Батальон такой действительно был и даже легенда существовала, что
якобы прибыл он для охраны дворца. Но послали его, как доподлинно из-
вестно теперь, для других целей. Они и выполнялись.
Если же говорить о гвардейцах, которые, по мнению Д. Гая и В. Снеги-
рева, «находились неподалеку в казармах», то непонятно, что авторы имели
в виду, так как казарма гвардейцев как раз и находилась во дворце: на
первом этаже располагались служебные кабинеты, на втором — апартаменты
Амина, а третий, верхний, был отведен под жилое помещение гвардии. Чита-
ем дальше.
«Итак, 27 декабря в 19.30 внезапно для Амина начался штурм дворца и
одновременно ряда правительственных и военных объектов в центре города.
Разрушительный огонь «Шилок» (помните: две «Шилки» и снаряды, отска-
кивающие от стен, как горох) и других грозных систем оружия (интересно,
каких?) вначале сосредоточился на казармах, где, ни о чем не подозревая,
отдыхали аминовские гвардейцы. Их буквально разнесло в клочья. Можно
считать, что эти люди и были первыми жертвами необъявленной войны. Уце-
лело всего несколько танков, вступивших в неравный бой с нападавшими».
Что касается «отдыхающих аминовских гвардейцев», то не успели наши
БМП и БТРы пройти и треть пути, как попали под плотный автоматный и гра-
натометный огонь «ни о чем не подозревавших гвардейцев». А у дворца
плотность огня была столь велика, что в первые две минуты из 22 бойцов
группы «Гром» 13 оказались ранеными. В подтверждение привожу слова Героя
Советского Союза Эвальда Козлова:
«Очень важно, что первая машина остановилась у входа во дворец. Оста-
новись она раньше, неизвестно, чем бы все это кончилось. Огонь был
страшнейший. Я еще сидел в БМП и только выставил ногу наружу, ее тут же
прострелили. Сразу!»
Ну а ужасы про «разнесенных в клочья гвардейцев» не более, чем ав-
торские фантазии.
Теперь по поводу «танков, вступивших в неравный бой». Военные специа-
листы не без основания считают, что равным танку может быть танк или со-
ответствующее противотанковое орудие, да и то если оно достаточно манев-
ренно. Разумеется, можно еще сбросить с самолета бомбу или запустить ра-
кету. Но ни самолетов, ни ракет, ни тяжелых орудий, не говоря уже о тан-
ках, у атакующих не было. Так о каком «неравном бое» идет речь?
Не собираюсь, да и не ставил целью оправдывать агрессию Советского
Союза против Афганистана, но к чему все переворачивать с ног на голову,
беспардонно лгать? Чтобы создать образ настоящего агрессора, показать
всему миру «истинный оскал советского милитаризма»? Раз уж мазать себя
грязью, то неистово, до черноты. Наступали, значит, «разносили всех в
клочья». Афганцы вели бой? Вели. Стало быть, для них «явно неравный».
Пусть даже с помощью танков, гранатометов, под прикрытием многометровых
стен, с огромным перевесом в людях, — все равно «неравный».
Да, то был неправый бой. Против этого никто сегодня не возражает. Но
и неравным он был, для горстки людей из спецподразделений. Ибо дворец
защищало около двухсот отменно вооруженных и отлично обученных гвардей-
цев, а на штурм шло сорок с небольшим человек.
И потери совсем не такие, как пишут авторы книги. Ни о каких трех де-
сятках солдат и офицеров не могло идти и речи. Среди тех, кто непосредс-
твенно штурмовал дворец, из групп «Гром» и «Зенит», убитых оказалось
четверо.
Жаль, но можно привести десятки подобных публикаций. Авторы их не от-
личаются желанием отыскать истину, куда проще перепевать на разные лады
сочиненные когда-то и кем-то лживые легенды.
Могут возразить, мол, и рады бы написать правду, да за семью печатями
хранилась она. Истинно так. Но тогда должен вступить в силу закон, с ко-
торым знакомы даже студенты-первокурсники журфака: не знаешь — не пи-
ши…
АН нет, дело, видимо, не в семи печатях, а в невежестве по отношению
к нашей истории, в лихой большевистской ухватке. Те кроили, как хотели,
как выгодно было, теперь другие кроить начинают.
Журнал «Столица» в статье «Как мы брали дворец Амина», опубликованной
в августе 1990 года, приводит слова некоего М. К. — майора КГБ, который
описывает дикий мат и ругань штурмовавших, безголовое тело Амина, най-
денное в подвале, и многие другие страсти. Признания майора завершает
характерный комментарий: «…Общий бардак, царивший во время операции,
до боли узнаваем, и если описанные события имели место, они вполне могли
происходить именно так…»
Что ж, до боли узнаваемая точка зрения. Знаю, что события происходили
не так, как считает неизвестный М. К. Без злопыхательства и ерничества,
на фактах можно легко доказать обратное, но не стоит ломать копья. Лучше

всего предоставить слово самим участникам штурма дворца Амина. Они спра-
вятся со своей задачей значительно лучше любого иного автора. Тем более,
что подавляющее большинство из них высказываются впервые, раньше им вби-
вали в головы: говорить все, кроме правды. Да и фамилии многих участни-
ков штурма впервые появляются в нашей печати. Свидетельства их поистине
бесценны, как для сегодняшнего дня нашей Родины, так и для будущих исто-
риков. Кстати надо заметить, что по общему сигналу бойцы «Зенита» и
«Грома» при поддержке десантников атаковали не только дворец Амина, но и
еще несколько важнейших военных и административных объектов Кабула: зда-
ние генерального штаба афганских вооруженных сил, здание Министерства
внутренних дел (Царандой), штаб ВВС, тюрьму Пули-Чархи, почту и телег-
раф. Без свидетельств участников истинную картину той ночи восстановить
невозможно. Да и забыть о них несправедливо: все рисковали жизнью, а кто
на каком объекте оказался — на то воля судьбы.
Итак, 27 декабря 1979 года. Начинается девятилетняя афганская война.
В песне, написанной участниками тех событий, есть слова: «… В семь
пятнадцать начало, сорок шесть килограмм, как сигнал прозвучало…» Что
за сигнал? И каково было начало?
Кабул. Центральный узел связи Борис ПЛЕСКУНОВ, «Зенит»:
— Все началось со взрыва «колодца» связи. В ходе операции Кабул был
отключен от внешнего мира. Одновременно взрыв послужил сигналом к общему
штурму.
В мое подчинение определили десять человек. «Колодец» связи, который
нам предстояло вывести из строя, находился на людной площади. Рядом зда-
ние узла связи, пост Царандоя, через дорогу — банк, ресторан, кинотеатр.
Так что в любопытствующих не было недостатка, что осложняло выполнение
задачи.
Решили действовать после 19.00, когда уже наступал комендантский час
и площадь пустела. Выехали на УАЗах. Две машины остановились у рестора-
на, а наша подъехала вплотную к люку, который вел в «колодец».
Дождались условного сигнала — хлопнула, резко закрытая дверь автомо-
биля. Значит, пост на месте. Сотрудник нашей группы Хаятов, владеющий
языком, ушел, чтобы отвлечь постовых. Трое человек заслонили нас. Вале-
рий Волох, который сам изготовил щипцы для вскрытия люка, поднял крышку,
а я в рюкзаке запустил в «колодец» два мощных заряда.
В «колодце» была вода, но это не испугало: действие своих зарядов мы
проверяли заранее. Взрыватель поставили на 15 минут.
Сели в машину. Окликнули Хаятова, который вошел в роль и увлеченно
беседовал с постовым, угощая его сигаретами.
Через несколько минут мы уже были на вилле. Такого скорого возвраще-
ния никто не ожидал и один из руководителей даже высказал сомнение, мол,
все ли успели сделать.
Но часы уже показывали 19.15. Прозвучал мощный взрыв. Кабул лишился
связи.
12 января я возвратился в Москву и прочел в «Известиях» статью под
заголовком: «Народ защищает революцию». Корреспондент писал, что он ве-
дет необычный репортаж, поскольку «бандиты провели очередную вылазку и
связь со столицей Афганистана прервана».
Министерство внутренних дел (Царандой) Евгений ЧУДЕСНОЙ, «Гром»:
— При штурме Царандоя нам поставили задачу охранять Нур Ахмат Нура,
который собирался призвать защитников министерства сдаться.
Примерной 18-18,30 к вилле «Зенита» подъехало три грузовика. В кузо-
вах сидели солдаты и несколько бойцов «Зенита». Нура посадили в кабину,
Александр Лопанов и я сели по бокам.
Едем по Кабулу. Мирный город, снуют афганцы, повсюду жарятся шашлыки.
До сих пор помню удивительный запах тех шашлыков. А мы едем на войну.
Все три машины остановились у светофора. Он несколько раз переключился,
можно двигаться, а мы стоим, ждем. Наконец двинулись. У здания МВД снова
остановились, тут солдаты и «зенитовцы» выскочили из машин. Нуру дали
мегафон и он стал призывать сдать оружие, кричал, что пришла законная
власть. Из окон министерства ответили автоматным огнем.
Штаб Военно-Воздушных Си-1 Анатолий САВЕЛЬЕВ, «Гром»:
— Мне с Виктором Блиновым было поручено захватить штаб ВВС. Дали нам
в помощь лейтенанта-десантника и его взвод. Пришли к нашему советнику,
который находился в штабе, а тот разработал план: никакого штурма, по
два человека проходят в здание, спокойно, без суеты сосредотачиваются в
одном из кабинетов.
Вторая половина взвода находится на удалении и, замаскировавшись,
ждет сигнала. Они разоружают внешнюю охрану, мы — внутреннюю.
Действительно, афганские солдаты даже внимания не обратили, когда в
здание штаба ВВС стали время от времени входить наши десантники.
Отдельный пост полка жандармерии Павел КЛИМОВ, «Гром»;
— Я, Дмитрий Волков, двое ребят из «Зенита» и два танковых экипажа из
«мусульманского батальона», по пять человек во главе с офицерами получи-
ли задание: до начала общего штурма выдвинуться и захватить два танка,
находящиеся в прямой видимости из дворца. Из них произвести несколько
выстрелов по дворцу.
Погрузились в машину, подъехали к посту. По нашим данным там должно
было находиться двое часовых, оказалось — четверо. Это осложняло выпол-
нение задачи. Но отступать нельзя.
Волков и один из «зенитовцев» вышли из машины и пошли в сторону пос-
та, все остальные через задний борт «десантировались» и тут же залегли,
спрятавшись за косогор.
Через несколько минут на посту неожиданно раздались выстрелы. Что там
случилось, не знаю. Стрельбу услышали в казарме, которая располагалась
невдалеке, и мы увидели выбегающих оттуда вооруженных людей. Они подни-
мались вверх в гору, на господствующую высоту. Еще несколько минут, и
наша цепочка, растянувшаяся на снегу, перед ними как на ладони. Танковые
экипажи вступили в перестрелку, мы вдвоем с офицером из «Зенита», раз-
вернувшись в другую сторону, открыли огонь по дворцу.
Дворец Дар-уль-аман,
Михаил РОМАНОВ, командир группы «Гром»:
— Начался штурм. Каждая из нескольких моих подгрупп двигалась на бое-
вой машине пехоты.
Заход в район дворца предполагался с двух сторон — мы «крутимся» по
серпантину, а Яша Семенов со своим «Зенитом» выходит к пешеходной лест-
нице, которая ведет наверх. У фасада соединяемся. Но на войне как на
войне. Прорыв группы шел под ураганным огнем, загорелся бронетранспор-
тер.
Яков СЕМЕНОВ, командир группы «Зенит»: — Наша колонна — четыре БТР.
Когда заговорила «Шилка», ее поддержали пулеметы, стало ясно: игры кон-
чились, началась война.
Я шел на первой машине. Мы успели проскочить. Второй бронетранспортер

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *