КРИМИНАЛ

«АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Михаил Болтунов: «АЛЬФА» — сверхсекретный отряд КГБ

кий дворец, — махнем в ресторан?
— Самое время… — усмехнулся Семенов, — перекусить да выпить.
— Я серьезно, смотри, — и он указал в направлении офицерского ресто-
рана, построенного Амином. — Если забраться туда, все, как на ладони —
дворец, дорога, обратная сторона дворца… Махнем, Яша?
— Махнуть-то можно, только глянь: по дороге КПП первого батальона.
Оно, конечно, не единственное на пути к ресторану.
«Резонно, — подумал про себя Романов, — но выхода нет, не идти же
вслепую».
— Кстати, — хитро прищурил глаз Семенов, — у меня-то документы есть.
Я в охране Амина, а ты кто такой будешь?
Михаил Михайлович замялся, глядя на ехидный Яшин прищур, потом сорвал
с головы афганскую фуражку и сунул ее под нос Семенову.
— Смотри, генеральская кокарда, понял?
— О-о! Тогда другое дело, — согласился Яков Федорович. Они вновь под-
няли к глазам бинокли — в окулярах поплыла знакомая картина: белые отко-
сы, какие-то фигуры, вытоптанные в снегу, металлические двери прямо в
горе, редкий сад и над всем этим — громада трехэтажного дворца. Видано и
перевидано не один раз, а ясности нет как нет.
— Ну что, Миша, где твой ресторан? — спросил Семенов, — проверим воз-
действие кокарды на революционные вооруженные силы демократического Аф-
ганистана?
…В ГАЗ-66 сели вчетвером: Романов, Семенов и два бойца в подмогу —
Мазаев и Федосеев. Двинулись. У контрольно-пропускного пункта первого
батальона их тормознули. Яша кивнул Романову:
— Держи ухо востро. Начинается!
Разговаривать особо не стали — штык в грудь, руки вверх. Не помогли и
Яшины документы и романовская кокарда. Михаил Михайлович только успел
шепнуть солдату-водителю: «Ты прислушивайся, если что — дай знать». Сол-
дат был из «мусульманского батальона», немножко говорил на фарси.
Началось долгое ожидание. Их держали под прицелом, никуда не доклады-
вали. Или, так казалось, возможно, отправили посыльного.
Пленники вели себя мирно, и афганцы как-то подобрели, выяснилось да-
же, что начальник караула учился в Советском Союзе, в сельскохозяйствен-
ном техникуме. Он вполне сносно говорил порусски.
Попытались его основательно разговорить. Стали убеждать, мол, мы на-
ходимся в охране Амина, едем в ресторан заказать столик к Новому году
для советских офицеров.
Афганец улыбался, качал в знак согласия головой, но отпускать не от-
пускал. Прошло часа полтора в ожидании и разговорах, наконец начальник
караула, получив инструкции, приказал их пропустить.
Автомобиль медленно лез в гору, сидевшие в нем офицеры внимательно
оглядывали местность. Уже позади было здание жандармерии, позиции второ-
го батальона, дворец. Казалось, дорога напрямую вела к ресторану и все
кордоны остались за спиной. Но это только казалось. У самого ресторана
их снова остановили, приказали выйти из машины. Под автоматами проводили
в казарму. По дороге пленники приметили пулеметные гнезда, укрепленные
позиции.
Их втолкнули в небольшую комнату. У стены стояли полевые телефоны.
Один из солдат, с автоматом, подскочил к ним и, яростно брызгая слюной,
заорал, готовый размозжить прикладом голову.
Другой, сидящий здесь же, прикрикнул, заставил отойти. Потом спросил
на едва понятном русском: кто такие? Романов стал заново объяснять, буд-
то они служат в охране Амина и едут в ресторан, чтобы заказать столик
для советских офицеров на Новый год.
Тот выслушал и снял трубку полевого телефона. Долго рассказывал ко-
му-то, то и дело поглядывая на пленников. Потом он звонил еще и еще раз
— шли переговоры.
Романов понимал: ситуация драматическая — группы оставались без ко-
мандиров, а через несколько часов штурм. Но все обошлось: им принесли
чай, поставили на стол вазы с инжиром, изюмом. Впервые за последний час
улыбки коснулись губ афганцев. Офицер пригласил попробовать угощение.
Все дружно отказались. Романов за всех пытался объяснить, что никто
из них не любит сладкого, пошутил, мол, чай нам не годится, предпочитаем
водочку.
Время утекало, нервы были напряжены до предела, но выход один —
ждать.
И вот распоряжение — можете идти в ресторан. Дали провожатого, позва-
ли хозяина ресторана. Объяснили ситуацию.
Хозяину спешить некуда. Какой шашлык подавать, спрашивает. Пришлось
терпеливо рассказывать. Пока рассуждали о достоинствах бараньего шашлы-
ка, Романов понял: надо двигаться наверх. Попросил показать место, где
будет стоять их столик.
Сверху прекрасный обзор: виден Кабул, дворец, и, что особенно непри-
ятно, позиции «мусульманского батальона» как на сковородке. Чтоб еще
немножко задержать хозяина и лучше осмотреться, пришлось поинтересовать-
ся посудой — вилками, ложками, фужерами, напомнить о салфетках, спросить
о спиртном. Словом, сговорились. Будет вам шашлык, будет!
Распрощались, раскланялись, а на выходе опять афганцы задержали.
Опять звонки, переговоры. Но вот вырвались. В машину — времени в обрез!
Дорога на солнышке подтаяла, отмокла, того и гляди машина соскользнет в
пропасть, но обошлось, возвратились в батальон ко времени. В 16 часов
собрались на совместный инструктаж командир «Грома» Романов и его стар-
шие подгрупп: Голов, Балашов, Толстиков, Карпухин, командир «Зенита» Се-
менов со своими ребятами, от Первого главного управления КГБ Эвальд Коз-
лов и Бояринов.
Решили действовать так: «Гром» выдвигается на боевых машинах пехоты
и, следуя по кольцу серпантина, выходит ко дворцу. «Зенит» на бронет-
ранспортерах подбирается к пешеходной лестнице, преодолевает ее и соеди-
няется у фасада дворца с бойцами «Грома». Одновременным ударом группы
штурмуют дворец. В распоряжение Глеба Толстикова поступила часть «му-
сульманского батальона». Бойцы должны были блокировать противоположную
сторону дворца — пресечь попытки бегства и упредить возможный подход
подкрепления.
На группу, в которую вошли полковник Бояринов, майор Поддубный и
старший лейтенант Кувылин, возлагалась задача взорвать узел связи двор-
ца. Условный знак, по которому можно узнать своих — ведь все одеты в аф-

ганскую форму — белая повязка на рукаве. Сигнал голосом по именам коман-
диров групп: «Миша» — «Яша».
После инструктажа присели перекусить — то ли ранний ужин, то ли позд-
ний обед. Подали суп, гречневую кашу с мясом. Николай Васильевич Берлев
есть не стал.
— Ты чего, дед? — спросил его майор Зудин.
— Не буду есть, а то вдруг ранение а живот…
— Ладно тебе, Коля, накаркаешь. Давай, выручу, — и пододвинул тарелку
к себе поближе.
А Берлев, вспомнив о Сарвари и Гулябзое, наложил побольше каши и та-
релку отнес в укрытие. Но афганцы есть отказались, не было аппетита.
Знали, что приближается время штурма.
Перед посадкой в боевые машины слегка размялись, то и дело поглядывая
в сторону дворца. Он уже светился огнями. Емышев, Зудин и Волков стояли
кружком.
— Давай, Петрович, покурим, — сказал Дима Волков, обращаясь к Емыше-
ву. — Знаю, у тебя табачок всегда посуше.
Валерий открыл сумку и увидел рядом с «Явой» забытую пачку «Дымка».
Уезжая из дома, сунул на всякий случай, да так и не вспомнил. А «Дымок»,
известно всем, любимые сигареты Зудина.
— Эй, Егорыч, — обрадовался Емышев, — выдаю тебе в виде поощрения.
И протянул ему пачку «Дымка». Зудин последнюю ночь почти не спал. За
каждым закрепил оружие, боеприпасы, обмундирование. Все грозился: хлоп-
цы, не растеряйте, вернемся в Москву — проверю.
Сигаретам он обрадовался.
— Теперь живем. Никакой дворец не страшен! Подымили и разошлись. Это
был их последний разговор. Волкова прошьет автоматной очередью на посту
возле полка жандармерии. Зудин погибнет у дворца. Из боя вернется только
Емышев, с тяжелым ранением, без руки.
Сколько написано о войне в Афганистане! Сколько еще напишут. Да, из
всей долгой, девятилетней драматической бойни самым загадочным до сих
пор остается ее начало — штурм аминовского дворца. Чего только не наго-
родили о штурме, какие дикие выдумки и небылицы не публиковались на
страницах журналов и газет, а истина так и оставалась за семью печатями.
У человека, даже очень далекого от проблем военного искусства, при
виде дворца (хотя бы и на фотографии), возникает странное чувство, кста-
ти, проверенное десятки раз: то, что называют дворцом, вовсе не дворец —
крепость! Трехэтажное здание, массивные стены способны сдержать удар са-
мой современной артиллерийской системы (при штурме, как известно, ис-
пользовались многоствольные зенитные установки «Шилка», снаряды которых,
как орехи, отскакивали от стен). Крепость построена с истинно восточной
мудростью. На господствующей высоте, видимая со всех сторон, и к ней по-
дойти незамеченным практически невозможно. Более того, чтобы оказаться у
ворот резиденции, надо преодолеть круговую серпантинную дорогу, которая
вьется по склону холма и находится под пристальным наблюдением охраны.
Так что наступающему подразделению придется долго кружить по дороге под
огнем защитников дворца, и говорить о внезапности, как одном из факторов
победы, говорить нелепо.
Однако дело не только в умелом выборе места расположения дворца и его
фортификационных достоинствах, в крепость его превращала хорошо проду-
манная система обороны. Резиденцию охраняли национальные гвардейцы —
специально отобранные, тщательно проверенные, прекрасно обученные воен-
нослужащие. Каждому
из них было что защищать. Вступая в бой с атакующими, они обороняли
не только Амина, но и свою безбедную жизнь в нищей стране, высокое жало-
ванье, солидные пайки, которыми одаривал их отец и благодетель. Тот ши-
карный ресторан с бассейном, который посетили командиры групп «Зенит» и
«Гром» накануне штурма, тоже был для них — национальных гвардейцев.
Михаил Романов так вспоминал о своих первых впечатлениях от встречи с
гвардейцами:
«Мы ехали из посольства к месту своего расположения в «мусульманский
батальон». Дорога проходила невдалеке от дворца. Я попросил водителя
чуть притормозить. Происходила смена караула. Для нас — необычная экзо-
тическая сцена: при смене часовые — двухметровые парни-красавцы — каса-
лись друг друга щеками. Глядя на этих поджарых, спортивных парней, авто-
мат в руках которых казался детской игрушкой, подумал: «Ничего себе
хлопцы! С такими легко не управишься».
Да, дворец был укреплен капитально: танки, два батальона пехоты, полк
жандармерии, казармы которого располагались невдалеке…
Даже после весьма беглого перечисления подразделений и частей, кото-
рые находились в руках Амина, возникает естественный вопрос: как за 40
минут удалось взять такую крепость? Какие силы и средства следовало бро-
сить, чтобы выполнить задачу в столь короткий срок? Напрашивается ясный
и четкий ответ, который, кстати, мог дать как дилетант, так и профессио-
нал: силы и средства наступающих должны многократно превосходить оборо-
ну. Вот так при отсутствии информации рождаются мифы и легенды. Возмож-
но, где-либо в иных странах из них сделали бы героические истории, су-
пербоевики. У нас же родилось только трагическое повествование о том,
как мощная, насквозь милитаризованная держава бросила свою военную маши-
ну против беззащитного Амина. И конечно же, бедолаги гвардейцы и сам аф-
ганский руководитель стали жертвами советских спецподразделений.
Ох, уж эти навязшие в зубах советские спецподразделения! Какова их
судьба? Что сталось с бойцами «Зенита» и «Грома», честно выполнившими
свой воинский долг?» Именно так — долг… — говорили тогда, в 1979-м. И
как называть их — героями или оккупантами, воевавшими с афганским наро-
дом?
Непросто ответить на эти вопросы. Да и нет тут однозначного ответа.
Люди, о которых идет речь, — солдаты. Правда, они оказались оружием в
руках политиков. Но что поделаешь, пушки всегда были последним доводом
королей. А жертвами становились солдаты. Они и на сей раз стали самыми
первыми жертвами жестокой афганской войны. Первыми убитыми, первыми ра-
неными, первыми инвалидами, их дети — сиротами, жены — вдовами.
Подобное всегда страшно. Но страшнее другое. В мирные годы, уже после
Афганистана не нашлось в наших душах истинного тепла и доброты для этих
людей. Произошел немыслимый парадокс. Мы так неистово плевали в мертвых,
что оплеванными оказались живые.
Участник штурма дворца Герой Советского Союза Эвальд Козлов рассказал
мне о безруком солдате-афганце, которого встретил у церкви. Он просил
милостыню.
Неужто это и есть жуткий символ нашего строя — воин-инвалид, стоящий
на паперти? Кто виноват? Государство? Да. От его имени отдавались прика-
зы солдату. Оно должно заботиться об инвалиде. Но забота нам видится ча-
ще в хорошей пенсии, квартире, машине. Спору нет — нужна и квартира, и

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *