КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

Здесь они первым долгом осмотрелись, и затем звонким голо-
сом, слышным решительно во всех углах, коровьев об»Явил:
— прекрасный магазин! Очень, очень хороший магазин!
Публика от прилавков обернулась и почему-то с изумлением
поглядела на говорившего, хотя хвалить магазин у того были все
основания.
Сотни штук ситцу богатейших расцветок виднелись в полочных
клетках. За ними громоздились миткали и шифоны и сукна фрачные.
В перспективу уходили целые штабеля коробок с обувью, и не-
сколько гражданок сидели на низеньких стульчиках, имея правую
ногу в старой, потрепанной туфле, а левую- в новой сверкающей
лодочке, которой они и топали озабоченно в коврик. Где-то в
глубине за углом пели и играли патефоны.
Но, минуя все эти прелести, коровьев и бегемот направились
прямо к стыку гастрономического и кондитерского отделений.
Здесь было очень просторно, гражданки в платочках и беретиках
не напирали на прилавки, как в ситцевом отделении.
Низенький, совершенно квадратный человек, бритый до синевы,
в роговых очках, в новенькой шляпе, не измятой и без подтеков
на ленте, в сиреневом пальто и лайковых рыжих перчатках, стоял
у прилавка и что-то повелительно мычал. Продавец в чистом белом
халате и синей шапочке обслуживал сиреневого клиента. Острейшим
ножом, очень похожим на нож, украденный левием матвеем, он сни-
мал с жирной плачущей розовой лососины ее похожую на змеиную с
серебристым отливом шкуру.
И это отделение великолепно, — торжественно признал коровь-
ев, — и иностранец симпатичный, — он благожелательно указал
пальцем на сиреневую спину.
— Нет, фагот, нет, — задумчиво ответил бегемот, — ты, дру-
жочек, ошибаешься. В лице сиреневого джентльмена чего-то не
хватает, по-моему.
Сиреневая спина вздрогнула, но, вероятно, случайно, ибо не
мог же иностранец понять то, что говорили по-русски коровьев и
его спутник.
— Кароши?- Строго спрашивал сиреневый покупатель.
— Мировая, — отвечал продавец, кокетливо ковыряя острием
ножа под шкурой.
— Кароши люблю, плохой- нет, — сурово говорил иностранец.
— Как же!- Восторженно отвечал продавец.
Тут наши знакомые отошли от иностранца с его лососиной к
краю кондитерского прилавка.
— Жарко сегодня, — обратился коровьев к молоденькой, кра-
снощекой продавщице и не получил от нее никакого ответа на
это.- Почем мандарины?- Осведомился тогда у нее коровьев.
— Тридцать копеек кило, — ответила продавщица.
— Все кусается, — вздохнув, заметил коровьев, — эх, эх…-
Он немного еще подумал и пригласил своего спутника:- кушай,
бегемот.
Толстяк взял свой примус под мышку, овладел верхним ман-
дарином в пирамиде и, тут же со шкурой сожравши его, принялся
за второй.
Продавщицу обуял смертельный ужас.
— Вы с ума сошли!- Вскричала она, теряя свой румянец, — чек
подавайте! Чек!- И она уронила конфетные щипцы.
— Душенька, милочка, красавица, — засипел коровьев, перева-
ливаясь через прилавок и подмигивая продавщице, — не при валюте
мы сегодня… Ну что ты поделаешь! Ну, клянусь вам, в следующий
же раз, и уж никак не позже понедельника, отдадим все чистога-
ном. Мы здесь недалеко, на садовой, где пожар.
Бегемот, проглотив третий мандарин, сунул лапу в хитрое
сооружение из шоколадных плиток, выдернул одну нижнюю, отчего,
конечно, все рухнуло, и проглотил ее вместе с золотой оберткой.
Продавцы за рыбным прилавком как окаменели со своими ножами
в руках, сиреневый иностранец повернулся к грабителям, и тут же
обнаружилось, что бегемот не прав, у сиреневого не не хватало
чего-то в лице, а, наоборот, скорее было лишнее — висящие щеки
и бегающие глаза.
Совершенно пожелтев, продавщица тоскливо прокричала на весь
магазин:
— палосич! Палосич!
Публика из ситцевого отделения повалила на этот крик, а
бегемот отошел от кондитерских соблазнов и запустил лапу в боч-
ку с надписью: «сельдь керченская отборная», Вытащил парочку
селедок и проглотил их, выплюнув хвосты.
— Палосич!- Повторился отчаянный крик за прилавком кон-
дитерского, а за рыбным прилавком гаркнул продавец в эспаньол-
ке:
— ты что это делаешь, гад?!
Павел иосифович уже спешил к месту действия. Это был пред-
ставительный мужчина в белом чистом халате, как хирург, и с
карандашом, торчащим из кармана. Павел иосифович, видимо, был
опытным человеком. Увидев во рту у бегемота хвост третьей се-
ледки, он вмиг оценил положение, все решительно понял и, не
вступая ни в какие пререкания с нахалами, махнул вдаль рукой,
скомандовав:
— свисти!
На угол смоленского из зеркальных дверей вылетел швейцар и
залился зловещим свистом. Публика стала окружать негодяев, и
тогда в дело вступил коровьев.
— Граждане!- Вибрирующим тонким голосом прокричал он, — что
же это делается? Ась? Позвольте вас об этом спросить! Бедный
человек, — коровьев подпустил дрожи в свой голос и указал на
бегемота, немедленно скроившего плаксивую физиономию, — бедный
человек целый день починяет примуса; он проголодался… А от-
куда же ему взять валюту?
Павел иосифович, обычно сдержанный и спокойный, крикнул на
это сурово:

— ты это брось!- И махнул вдаль уже нетерпеливо. Тогда тре-
ли у дверей загремели повеселее. Но коровьев, не смущаясь всту-
плением павла иосифовича, продолжал:
— откуда?- Задаю я всем вопрос! Он истомлен голодом и жаж-
дой! Ему жарко. Ну, взял на пробу горемыка мандарин. И вся то
цена этому мандарину три копейки. И вот они уж свистят, как
соловьи весной в лесу, тревожат милицию, отрывают ее от дела. А
ему можно ? А ?- И тут коровьев указал на сиреневого толстяка,
отчего у того на лице выразилась сильнейшая тревога, — кто он
такой? А? Откуда он приехал? Зачем? Скучали мы, что ли, без
него? Приглашали мы его, что ли? Конечно, — саркастически кривя
рот, во весь голос орал бывший регент, — он, видите ли, в па-
радном сиреневом костюме, от лососины весь распух, он весь на-
бит валютой, а нашему-то, нашему-то?! Горько мне! Горько! Горь-
ко!- Завыл коровьев, как шафер на старинной свадьбе.
Вся эта глупейшая, бестактная и, вероятно, политически
вредная вещь заставила гневно содрогаться павла иосифовича, но,
как это ни странно, по глазам столпившейся публики видно было,
что в очень многих людях она вызвала сочувствие! А когда беге-
мот, приложив грязный продранный рукав к глазу, воскликнул тра-
гически:
— спасибо, верный друг, заступился за пострадавшего!- Про-
изошло чудо. Приличнейший тихий старичок, одетый бедно, но чи-
стенько, покупавший три миндальных пирожных в кондитерском от-
делении, вдруг преобразился. Глаза его сверкнули боевым огнем,
он побагровел, швырнул кулечек с пирожными на пол и крикнул:
— правда!- Детски тонким голосом. Затем он выхватил поднос,
сбросив с него остатки погубленной бегемотом шоколадной эй-
фелевой башни, взмахнул им, левой рукой сорвал с иностранца
шляпу, а правой с размаху ударил подносом плашмя иностранца по
плешивой голове. Прокатился такой звук, какой бывает когда с
грузовика сбрасывают на землю листовое железо. Толстяк, белея,
повалился навзничь и сел в кадку с керченской сельдью, выбив из
нее фонтан селедочного рассола. Тут же стряслось и второе чудо.
Сиреневый, провалившись в кадку, на чистом русском языке, без
признаков какого-либо акцента вскричал:
— убивают! Милицию! Меня бандиты убивают!- Очевидно, вслед-
ствие потрясения, внезапно овладев до тех пор неизвестным ему
языком.
Тогда прекратился свист швейцара, и в толпах взвонованных
покупателей замелькали, приближаясь, два милицейских шлема. Но
коварный бегемот, как из шайки в бане окатывают лавку, окатил
из примуса кондитерский прилавок бензином, и он вспыхнул сам
собой. Пламя ударило кверху и побежало вдоль прилавка, пожирая
красивые бумажные ленты на корзинках с фруктами. Продавщицы с
визгом кинулись бежать из-за прилавка, и лишь только они вы-
скочили из-за него, вспыхнули полотняные шторы на окнах и на-
полу загорелся бензин. Публика, сразу подняв отчаянный крик,
шарахнулась из кондитерского назад, смяв более ненужного павла
иосифовича, из-за рыбного гуськом со своими отточенными ножами
рысью побежали к дверям черного хода продавцы. Сиреневый граж-
данин, выдравшись из кадки, весь в селедочной жиже, перевалился
через семгу на прилавке и последовал за ними. Зазвенели и по-
сыпались стекла в выходных зеркальных дверях, выдавленные спа-
сающимеся людьми, и оба негодяя- и коровьев, и обжора бегемот-
куда-то девались, а куда- нельзя было понять. Потом уж очевид-
цы, присутствующие при начале пожара в торгсине на смоленском,
рассказывали, что будто бы оба хулигана взлетели вверх под по-
толок и там будто бы лопнули оба, как воздушные детские шары.
Это, конечно, сомнительно, чтобы дело было именно так, но чего
не знаем, того не знаем.
Но знаем, что ровно через минуту после происшествия на смо-
ленскоми бегемот и коровьев уже оказались на тротуаре бульвара,
как раз напротив дома грибоедовской тетки. Коровьев остановился
у решетки и заговорил:
— ба! Да ведь это писательский дом. Знаешь, бегемот, я
очень много хорошего и лестного слышал про этот дом. Обрати
внимание, мой друг, на этот дом! Приятно думать о том, что под
этой крышей скрывается и вызревает целая бездна талантов.
— Как ананасы в оранжереях, — сказал бегемот и, чтобы по-
лучше полюбоваться на кремовый дом с колоннами, влез на бетон-
ное основание чугунной решетки.
— Совершенно верно, — согласился со своим неразлучным спут-
ником коровьев, — и сладкая жуть подкатывает к сердцу, когда
думаешь о том, что в этом доме сейчас поспевает автор «дон ки-
хота», Или «фауста», Или, черт меня побери, «мертвых душ»! А?
— Страшно подумать, — подтвердил бегемот.
— Да, — продолжал коровьев, — удивительных вещей можно ожи-
дать в парниках этого дома, об»единившего под своей крышей не-
сколько тысяч подвижников, решивших отдать беззаветно свою
жизнь на служение мельпомене, полигимнии и талии. Ты пред-
ставляешь себе, какой поднимется шум, когда кто-нибудь из них
для начала преподнесет читающей публике «Ревизора» или, на са-
мый худой конец «Евгения онегина»!
— И очень просто.- Опять-таки подтвердил бегемот.
— Да, — продолжал коровьев и озабоченно поднял палец- но!
Но, говорю я и повторяю это- но! Если на эти нежные тепличные
растения не нападет какой-нибудь микроорганизм, не подточит их
в корне, если они не загниют! А это бывает с ананасами! Ой-ой-
ой, как бывает!
— Кстати, — осведомился бегемот, просовывая свою круглую
голову через дыру в решетке, — что это они делают на веранде?
— Обедают, — об»Яснил коровьев, — добавлю к этому, дорогой
мой, что здесь очень недурной и недорогой ресторан. А я, между
тем, как и всякий турист перед дальнейшим путешествием, ис-
пытываю желание закусить и выпить большую ледяную кружку пива.
— И я тоже, — ответил бегемот, и оба негодяя зашагали по
асфальтовой дорожке под липами прямо к веранде не чуявшего вины
ресторана.
Бледная и скучающая гражданка в белых носочках и белом же
беретике с хвостиком сидела на венском стуле у входа на веранду
с угла, там, где в зелени трельяжа было устроено входное от-
верстие. Перед нею на простом кухонном столе лежала толстая

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *