КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

стопочку коньяку.
— Аа, ну-ну, — ответил на это коровьев.
Подымающиеся по парадной лестнице тем временем уже были на
площадке третьего этажа. Там двое каких-то водопроводчиков во-
зились с гармоникой парового отопления. Шедшие обменялись с
водопроводчиками выразительным взглядом.
Все дома, — шепнул один из водопроводчиков, постукивая мо-
лотком по трубе.
Тогда шедший впереди откровенно вынул из-под пальто черный
маузер, а другой, рядом с ним, отмычки. Вообще, шедшие в квар-
тиру N 50 были снаряжены как следует. У двух из них в карманах
были тонкие, легко разворачивающиеся шелковые сети. Еще у одно-
го- аркан, еще у одного- марлевые маски и ампулы с хлороформом.
В одну секунду была открыта парадная дверь в квартиру N 50,
и все шедшие оказались в передней, а хлопнувшая в это время в
кухне дверь показала, что вторая группа с черного хода подошла
также своевременно.
На этот раз, если и не полная, то все же какая-то удача
была налицо. По всем комнатам мгновенно рассыпались люди и ни-
где никого не нашли, но зато в столовой обнаружили остатки
только что, по-видимому, покинутого завтрака, а в гостиной на
каминной полке, рядом с хрустальным кувшином, сидел громадный
черный кот. Он держал в своих лапах примус.
В полном молчании вошедшие в гостиную созерцали этого кота
в течение довольно долгого времени.
— М-да… Действительно здорово, — шепнул один из пришед-
ших.
— Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, — недружелюбно
насупившись, проговорил кот, — и еще считаю долгом предупре-
дить, что кот древнее и неприкосновенное животное.
— Исключительно чистая работа, — шепнул один из вошедших, а
другой сказал громко и отчетливо:
— ну-с, неприкосновенный чревовещательский кот, пожалуйте
сюда.
Развернулась и взвилась шелковая сеть, но бросавший ее, к
полному удивлению всех, промахнулся и захватил ею только кув-
шин, который со звоном тут же и разбился.
— Ремиз, — заорал кот, — ура!- И тут он, отставив в сторону
примус, выхватил из-за спины браунинг. Он мигом навел его на
ближайшего к нему стоящего, но у того раньше, чем кот успел
выстрелить, в руке полыхнуло огнем, и вместе с выстрелом из
маузера кот шлепнулся вниз головой с каминной полки на пол,
уронив браунинг и бросив примус.
— Все кончено, — слабым голосом сказал кот и томно раски-
нулся в кровавой луже, — отойдите от меня на секунду, дайте мне
попрощаться с землей. О мой друг азазелло!- Простонал кот, ис-
текая кровью, — где ты?- Кот завел угасающие глаза по направле-
нию к двери в столовую, — ты не пришел ко мне на помощь в мо-
мент неравного боя. Ты покинул бедного бегемота, променяв его
на стакан- правда, очень хорошего- коньяку! Ну что же, пусть
моя смерть ляжет на твою совесть, а я завещаю тебе мой бра-
унинг…
— Сеть, сеть, сеть, — беспокойно зашептали вокруг кота. Но
сеть, черт знает почему, зацепилась у кого-то в кармане и не
полезла наружу.
— Единственно что может спасти смертельно раненного кота, —
проговорил кот, — это глоток бензина…- И, воспользовавшись
замешательством, он приложился к круглому отверстию в примусе и
напился бензину. Тотчас кровь из-под верхней левой лапы пере-
стала струиться. Кот вскочил живой и бодрый, ухватив примус под
мышку, сиганул с ним обратно на камин, а оттуда, раздирая обои,
полез по стене и через секунды две оказался высоко над вошед-
шими, сидящим на металлическом карнизе.
Вмиг руки вцепились в гардину и сорвали ее вместе с кар-
низом, отчего солнце хлынуло в затененную комнату. Но ни жуль-
нически выздоровевший кот, ни примус не упали вниз. Кот, не
расставаясь с примусом, ухитрился махнуть по воздуху и вскочить
на люстру, висящую в центре комнаты.
— Стремянку!- Крикнули снизу.
— Вызываю на дуэль!- Проорал кот, пролетая над головами на
качающейся люстре, и тут опять в лапах у него оказался бра-
унинг, а примус он пристроил между ветвями люстры. Кот прице-
лился и, летая, как маятник, над головами пришедших, открыл по
ним стрельбу. На пол посыпались хрустальные осколки из люстры,
треснуло звездами зеркало на камине, полетела штукатурная пыль,
запрыгали по полу отработанные гильзы, полопались стекла в
окнах, из простреленного примуса начало брызгать бензином. Те-
перь уж не могло идти речи о том, чтобы взять кота живым, и
пришедшие метко и бешено стреляли ему в ответ из маузеров в
голову, в живот, в грудь и в спину. Стрельба вызвала панику на
асфальте во дворе.
Но длилась эта стрельба недолго и сама собою стала зати-
хать. Дело в том, что ни коту, ни пришедшим она не причинила
никакого вреда. Никто не оказался не только убит, но даже ра-
нен; все, в том числе и кот, остались совершенно невредимыми.
Кто-то из пришедших, чтобы это окончательно проверить, выпустил
штук пять в голову окаянному животному, и кот бойко ответил
целой обоймой. И то же самое- никакого впечатления ни на кого
это не произвело. Кот покачивался в люстре, размахи которой все
уменьшались, дуя зачем-то в дуло браунинга и плюя себе на лапу.
У стоящих внизу в молчании на лицах появилось выражение полного
недоумения. Это был единственный, или один из единственных,
случай, когда стрельба оказалась совершенно недействительной.
Можно было, конечно допустить, что браунинг кота- какой-нибудь
игрушечный, но о маузерах пришедших этого уж никак нельзя было
сказать. Первая же рана кота, в чем уж, ясно, не было ни малей-
шего сомнения, была ни чем иным, как фокусом и свинским прит-

ворством, равно как и питье бензина.
Сделали еще одну попытку добыть кота. Был брошен аркан, он
зацепился за одну из свечей, люстра сорвалась. Удар ее потряс,
казалось, весь корпус дома, но толку от этого не получилось.
Присутствующих окатило осколками, а кот перелетел по воздуху и
уселся высоко под потолком на верхней части золоченой рамы ка-
минного зеркала. Он никуда не собирался удирать и даже, на-
оборот, сидя в сравнительной безопасности, завел еще одну речь.
— Я совершенно не понимаю, — говорил он сверху, — причин
такого резкого обращения со мной…
И тут эту речь в самом начале перебил неизвестно откуда
послышавшийся тяжелый низкий голос:
— что происходит в квартире? Мне мешают заниматься.
Другой, неприятный и гнусавый голос отозвался:
— ну, конечно, бегемот, черт его возьми!
Третий, дребезжащий, голос сказал:
— мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора.
— Извините, не могу больше беседовать, — сказал кот с зер-
кала, — нам пора.- Он швырнул свой браунинг и выбил оба стекла
в окне. Затем он плеснул вниз бензином, и этот бензин сам собою
вспыхнул, выбросив волну пламени до самого потолка.
Загорелось как-то необыкновенно, быстро и сильно, как не
бывает даже при бензине. Сейчас же задымились обои, загорелась
сорванная гардина на полу и начали тлеть рамы в разбитых окнах.
Кот спружинился, мяукнул, перемахнул с зеркала на подоконник и
скрылся за ним вместе со своим примусом. Снаружи раздались вы-
стрелы. Человек, сидящий на железной противопожарной лестнице
на уровне ювелиршиных окон, обстрелял кота, когда тот перелетал
с подоконника на подоконник, направляясь к угловой водосточной
трубе дома, построенного, как было сказано, покоем. По этой
трубе кот взобрался на крышу.
Там его, к сожалению, также безрезультатно обстреляла охра-
на, стерегущая дымовые трубы, и кот смылся в заходящем солнце,
заливавшем город.
В квартире в это время вспыхнул паркет под ногами пришед-
ших, и в огне, на том месте, где валялся с притворной раной
кот, показался, все более густея, труп бывшего барона майгеля с
задранным кверху подбородком, со стеклянными глазами. Вытащить
его уже не было возможности. Прыгая по горящим плашкам паркета,
хлопая ладонями по дымящимся плечам и груди, бывшие в гостиной
отступали в кабинет и переднюю. Те, что были в столовой и
спальне, выбежали через коридор. Прибежали и те, что были в
кухне, бросились в переднюю. Гостиная уже была полна огнем и
дымом. Кто-то на ходу успел набрать телефонный номер пожарной
части, коротко крикнуть в трубку:
— садовая, триста два-бис!
Больше задерживаться было нельзя. Пламя выхлестнуло в пере-
днюю. Дышать стало трудно.
Лишь только из разбитых окон заколдованной квартиры выбило
первые струйки дыма, во дворе послышались отчаянные человече-
ские крики:
— пожар, пожар, горим!
В разных квартирах дома люди стали кричать в телефоны:
— садовая! Садовая, триста два-бис!
В то время, как на садовой послышались пугающие сердце ко-
локольные удары на быстро несущихся со всех частей города кра-
сных длинных машинах, мечущиеся во дворе люди видели, как вме-
сте с дымом из окна пятого этажа вылетели три темных, как по-
казалось, мужских силуэта и один силуэт обнаженной женщины.

Глава 28

Последние похождения коровьева и бегемота

Были ли эти силуэты или они только померещились пораженным
страхом жильцам злосчастного дома на садовой, конечно, с точ-
ностью сказать нельзя. Если они были, куда они непосредственно
отправились, также не знает никто. Где они разделились, мы так-
же не можем сказать, но мы знаем, что примерно через четверть
часа после начала пожара на садовой, у зеркальных дверей торг-
сина на смоленском рынке появился длинный гражданин в клетчатом
костюме и с ним черный крупный кот.
Ловко извиваясь среди прохожих, гражданин открыл наружную
дверь магазина. Но тут маленький, костлявый и крайне недоброже-
лательный швейцар преградил ему путь и раздраженно сказал:
— с котами нельзя.
— Я извиняюсь, — задребезжал длинный и приложил узловатую
руку к уху, как тугоухий, — с котами, вы говорите? А где же вы
видите кота?
Швейцар выпучил глаза, и было от чего: никакого кота у ног
гражданина уже не оказалось, а из-за плеча его вместо этого уже
высовывался и порывался в магазин толстяк в рваной кепке, дей-
ствительно, немного смахивающий рожей на кота. В руках у тол-
стяка имелся примус.
Эта парочка посетителей почему-то не понравилась швейцару-
мизантропу.
— У нас только на валюту, — прохрипел он, раздраженно глядя
из-под лохматых, как бы молью из»еденных сивых бровей.
— Дорогой мой, задребезжал длинный, сверкая глазом из раз-
битого пенсне, — а откуда вам известно, что у меня ее нет? Вы
судите по костюму? Никогда не делайте этого, драгоценнейший
страж! Вы можете ошибиться, и притом весьма крупно. Перечтите
еще раз хотя бы историю знаменитого калифа гарун-аль-рашида. Но
в данном случае, откидывая эту историю временно в сторону, я
хочу сказать вам, что я нажалуюсь на вас заведующему и порас-
скажу ему о вас таких вещей, что не пришлось бы вам покинуть
ваш пост между сверкающими зеркальными дверями.
— У меня, может быть, полный примус валюты, — запальчиво
встрял в разговор и котообразный толстяк, так и прущий в мага-
зин. Сзади уже напирала и сердилась публика. С ненавистью и
сомнением глядя на диковинную парочку, швейцар посторонился, и
наши знакомые, коровьев и бегемот, очутились в магазине.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *