КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

ной стеной на диванчике, покрытом старой разорванной простыней.
Через минуту она спала, и никаких снов в то утро она не видела.
Молчали комнаты в подвале, молчал весь маленький домишко за-
стройщика, и тихо было в глухом переулке.
Но в это время, то есть на рассвете субботы, не спал целый
этаж в одном из московских учреждений, и окна в нем, выходящие
на залитую асфальтом большую площадь, которую специальные маши-
ны, медленно раз»Езжая с гудением, чистили щетками, светили
полным светом, прорезавшим свет восходящего солнца.
Весь этаж был занят следствием по делу воланда, и лампы всю
ночь горели в десяти кабинетах.
Собственно говоря, дело стало ясно уже со вчерашнего дня,
пятницы, когда пришлось закрыть варьете вследствие исчезновения
его администрации и всяких безобразий, происшедших накануне во
время знаменитого сеанса черной магии. Но дело в том, что все
время и непрерывно поступал в бессонный этаж все новый и новый
материал.
Теперь следствию по этому странному делу, отдающему совер-
шенно явственной чертовщиной, да еще с примесью каких-то гип-
нотических фокусов и совершенно отчетливой уголовщины, над-
лежало все разносторонние и путанные события, происшедшие в
разных местах москвы, слепить в единый ком.
Первый, кому пришлось побывать в светящемся электричеством
бессонном этаже, был аркадий аполлонович семилеяров, пред-
седатель акустической комиссии.
После обеда в пятницу в квартире его, помещающейся в доме у
каменного моста, раздался звонок, и мужской голос попросил к
телефону аркадия аполлоновича. Подошедшая к телефону супруга
аркадия аполлоновича ответила мрачно, что аркадий апполонович
нездоров, лег почивать, и подойти к аппарату не может. Однако
аркадию аполлоновичу подойти к аппарату все-таки пришлось. На
вопрос о том, откуда спрашивают аркадия аполлоновича, голос в
телефоне очень коротко ответил откуда.
— Сию секунду… Сейчас… Сию минуту…- Пролепетала
обычно очень надменная супруга председателя акустической комис-
сии и как стрела полетела в спальню подымать аркадия апол-
лоновича с ложа, на котором тот лежал , испытывая адские тер-
зания при воспоминании о вчерашнем сеансе и ночном скандале,
сопровождавшем изгнание из квартиры саратовской его племянницы.
Правда, не через секунду, но даже и не через минуту, а че-
рез четверть минуты аркадий аполлонович в одной туфле на левой
ноге, в одном белье, уже был у аппарата, лепеча в него:
— да, это я… Слушаю, слушаю…
Супруга его, на эти мгновения забывшая все омерзительные
преступления против верности, в которых несчастный аркадий
аполлонович был уличен, с испуганным лицом высовывалась в дверь
коридора, тыкала туфлей в воздух и шептала:
— туфлю надень, туфлю… Ноги простудишь, — на что аркадий
аполлонович, отмахиваясь от жены босой ногой и делая ей звер-
ские глаза, бормотал в телефон :
— да, да, да, как же, я понимаю… Сейчас выезжаю.
Весь вечер аркадий аполлонович провел в том самом этаже,
где велось следствие. Разговор был тягостный, неприятнейший был
разговор, ибо пришлось с совершеннейшей откровенностью рас-
сказывать не только об этом паскудном сеансе и драке в ложе, но
попутно, что было действительно необходимо, и про милицу андре-
евну покобатько с елоховской улицы, и про саратовскую племян-
ницу, и про многое еще, о чем рассказы приносили аркадию апол-
лоновичу невыразимые муки.
Само собой разумеется, что показания аркадия аполлоновича,
интеллигентного и культурного человека, бывшего свидетелем бе-
зобразного сеанса, свидетеля толкового и квалифицированного,
который прекрасно описал и самого таинственного мага в маске, и
двух его негодяев-помощников, который прекрасно запомнил, что
фамилия мага именно воланд, — значительно подвинули следствие
вперед. Сопоставление же показаний аркадия аполлоновича с по-
казаниями других, в числе которых были некоторые дамы, постра-
давшие после сеанса (та, в фиолетовом белье, поразившая рим-
ского, и, увы, многие другие), и курьер карпов, который был
посылаем в квартиру N 50 на садовую улицу, — собственно, сразу
установило то место, где надлежит искать виновника всех этих
приключений.
В квартире N 50 побывали, и не раз, и не только осматривали
ее чрезвычайно тщательно, но и выстукивали стены в ней, осма-
тривали каминные дымоходы, искали тайников. Однако все эти ме-
роприятия никакого результата не дали, и ни в один из приездов
в квартиру в ней никого обнаружить не удалось, хотя и совершен-
но понятно было, что в квартире кто-то есть, несмотря на то,
что все лица, которым так или иначе надлежало ведать вопросами
о прибывающих в москву иностранных артистах, решительно и кате-
горически утверждали, что никакого черного мага воланда в мо-
скве нет и быть не может.
Решительно нигде он не зарегистрировался при приезде, ни-
кому не пред»являл своего паспорта или иных каких-либо бумаг,
контрактов и договоров, и никто о нем ничего не слыхал! Заведу-
ющий программным отделением зрелищной комиссии китайцев клялся
и божился, что никакой программы представления никакого воланда
пропавший степа лиходеев ему на утверждение не присылал и ни-
чего о приезде такого воланда китайцеву не телефонировал. Так
что ему, китайцеву, совершенно непонятно и неизвестно, каким
образом в варьете степа мог допустить подобный сеанс. Когда же
говорили, что аркадий аполлонович своими глазами видел этого
мага на сеансе, китайцев только разводил руками и поднимал гла-
за к небу. И уж по глазам китайцева можно было видеть и смело
сказать, что он чист, как хрусталь.
Тот самый прохор петрович, председатель главной зрелищной
комиссии…

Кстати: он вернулся в свой костюм немедленно после того,
как милиция вошла в его кабинет, к исступленной радости анны
ричардовны и к великому недоумению зря потревоженной милиции.
Еще кстати: вернувшись на свое место, в свой серый полосатый
костюм, прохор петрович совершенно одобрил все резолюции, кото-
рые костюм наложил во время его кратковременного отсутствия.
…Так вот, тот самый прохор петрович решительнейшим об-
разом ничего не знал ни о каком воланде.
Выходило что-то, воля ваша, несусветное: тысячи зрителей,
весь варьете, наконец, семилеяров аркадий апполонович, наи-
образованнейший человек, видели этого мага, равно как и трекля-
тых его ассистентов, а между тем нигде его найти никакой воз-
можности нету. Что же, позвольте вас спросить, он провалился,
что ли, сквозь землю тотчас после своего отвратительного сеанса
или же, как утверждают некоторые, вовсе не приезжал в москву?
Но если допустить первое, то несомненно, что, проваливаясь, он
прихватил с собой всю головку администрации варьете, а если
второе, то не выходит ли, что сама администрация злосчастного
театра, учинив предварительно какую-то пакость (вспомните толь-
ко разбитое окно в кабинете и поведение тузабубен!), Бесследно
скрылась из москвы.
Надо отдать справедливость тому, кто возглавлял следствие.
Пропавшего римского разыскали с изумляющей быстротой. Стоило
только сопоставить поведение тузабубен у таксомоторной стоянки
возле кинематографа с некоторыми датами времени, вроде того,
когда кончился сеанс и когда именно мог исчезнуть римский, что-
бы немедленно дать телеграмму в ленинград. Через час пришел
ответ (к вечеру пятницы), что римский обнаружен в номере четы-
реста двенадцатом гостиницы «Астория», в четвертом этаже, рядом
с номером, где остановился заведующий репертуаром одного из
московских театров, гастролировавших в это время в ленинграде,
в том самом номере, где, как известно, серо-голубая мебель с
золотом и прекрасное ванное отделение.
Обнаруженный прячущимся в платяном шкафу четыреста двенад-
цатого номера «Астории» римский был немедленно арестован и до-
прошен в ленинграде же. После чего в москву пришла телеграмма,
извещающая о том, что финдиректор варьете оказался в состоянии
невменяемости, что на вопросы он путных ответов не дает или не
желает давать и просит только об одном, чтобы его спрятали в
бронированную камеру и приставили к нему вооруженную охрану. Из
москвы телеграммой было приказано римского под охраной доста-
вить в москву, вследствие чего римский в пятницу вечером и
выехал под такой охраной с вечерним поездом.
К вечеру же пятницы нашли и след лиходеева. Во все города
были разосланы телеграммы с запросами о лиходееве, и из ялты
был получен ответ, что лиходеев был в ялте, но вылетел на аэро-
плане в москву. Единственный, чей след не удалось поймать, это
след варенухи. Известный всей решительно москве знаменитый те-
атральный администратор канул как в воду.
Тем временем пришлось возиться с происшествиями и в других
местах москвы, вне театра варьете. Пришлось раз»Яснять не-
обыкновенный случай с поющими «славное море» Служащими (кстати:
профессору стравинскому удалось их привести в порядок в течение
двух часов времени путем каких-то вспрыскиваний под кожу), с
лицами, пред»являвшими другим лицам или учереждениям под видом
денег черт знает что, а также с лицами, пострадавшими от таких
пред»Явлений.
Как само собой понятно, самым скандальным и неразрешимым из
всех этих случаев был случай похищения головы покойного литера-
тора берлиоза прямо из гроба в грибоедовском зале, произведен-
ного среди бела дня.
Двенадцать человек осуществляли следствие, собирая, как на
спицу, окаянные петли этого сложного дела, разбросавшиеся по
всей москве.
Один из следователей прибыл в клинику профессора стравин-
ского и первым долгом попросил пред»явить ему список тех лиц,
которые поступили в клинику в течение последних трех дней. Та-
ким образом, были обнаружены никанор иванович босой и несчаст-
ный конферансье, которому отрывали голову. Ими, впрочем занима-
лись мало. Теперь уж легко было установить, что эти двое стали
жертвами одной и той же шайки, возглавляемой этим таинственным
магом. Но вот иван николаевич бездомный следователя заин-
тересовал чрезвычайно.
Дверь иванушкиной комнаты N 117 отворилась под вечер пят-
ницы, и в комнату вошел молодой, круглолицый, спокойный и мяг-
киий в обращении человек, совсем не похожий на следователя, и
тем не менее один из лучших следователей москвы. Он увидел ле-
жащего на кровати, побледневшего и осунувшегося молодого чело-
века, с глазами, в которых читалось отсутствие интереса к про-
исходящему вокруг, с глазами, то обращающимися куда-то вдаль,
поверх окружающего, то внутрь самого молодого человека.
Следователь ласково представился и сказал, что зашел к ива-
ну николаевичу потолковать о позавчерашних происшествиях на
патриарших прудах.
О, как торжествовал бы иван, если бы следователь явился к
нему пораньше, хотя бы, скажем, в ночь на четверг, когда иван
буйно и страстно добивался того, чтобы выслушали его рассказ о
патриарших прудах. Теперь сбылось его мечтание помочь поймать
консультанта, ему не нужно было ни за кем уже бегать, к нему
самому пришли именно затем, чтобы выслушать его повесть о том,
что произошло в среду вечером.
Но, увы, иванушка совершенно изменился за то время, что
произошло с момента гибели берлиоза. Он был готов охотно и веж-
ливо отвечать на все вопросы следователя, но равнодушие чувст-
вовалось и во взгляде ивана, и в его интонациях. Поэта больше
не трогала судьба берлиоза.
Перед приходом следователя иванушка дремал лежа, и перед
ним проходили некоторые видения. Так, он видел город странный,
непонятный, несуществующий, с глыбами мрамора, источенными ко-
лоннадами, со сверкающими на солнце крышами, с черной мрачной и
безжалостной башней антония, с дворцом на западном холме, по-
груженным до крыш почти в тропическую зелень сада, бронзовыми,
горящими в закате статуями над этой зеленью, он видел идущие

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *