КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

стать молчаливой галлюцинацией, — теперь главная линия этого
опуса ясна мне насквозь. Что ты говоришь, азазелло?- Обратился
он к молчащему азазелло.
— Я говорю, — прогнусил тот, — что тебя хорошо было бы уто-
пить.
— Будь милосерден, азазелло, — ответил ему кот, — и не на-
води моего повелителя на эту мысль. Поверь мне, что всякую ночь
я являлся бы к тебе в таком же лунном одеянии, как и бедный
мастер, и кивал бы тебе, и манил бы тебя за собою. Каково бы
тебе было, о азазелло?
— Ну, маргарита, — опять вступил в разговор воланд, — гово-
рите же все, что вам нужно?
Глаза маргариты вспыхнули, и она умоляюще обратилась к во-
ланду:
— позвольте мне с ним пошептаться?
Воланд кивнул головой, и маргарита, припав к уху мастера,
что-то пошептала ему. Слышно было, как тот ответил ей:
— нет, поздно. Ничего больше не хочу в жизни. Кроме того,
чтобы видеть тебя. Но тебе опять советую- оставь меня. Ты про-
падешь со мной.
— Нет, не оставлю, — ответила маргарита и обратилась к во-
ланду:- прошу вас опять вернуть нас в подвал в переулке на ар-
бате, и чтобы лампа загорелась, и чтобы все стало, как было.
Тут мастер засмеялся и, обхватив давно развившуюся кудрявую
голову маргариты, сказал:
— ах, не слушайте бедную женщину, мессир. В этом подвале
уже давно живет другой человек, и вообще не бывает так, чтобы
все стало, как было.- Он приложил щеку к голове своей подруги,
обнял маргариту и стал бормотать:- бедная, бедная…
— Не бывает, вы говорите?- Сказал воланд.- Это верно. Но мы
попробуем.- И он сказал:- азазелло!
Тотчас с потолка обрушился на пол растерянный и близкий к
умоисступлению гражданин в одном белье, но почему-то с чемода-
ном в руках и в кепке. От страху этот человек трясся и присе-
дал.
— Могарыч?- Спросил азазелло у свалившегося с неба.
— Алоизий могарыч, — ответил тот, дрожа.
— Это вы, прочитав статью латунского о романе этого челове-
ка, написали на него жалобу с сообщением о том, что он хранит у
себя нелегальную литературу?- Спросил азазелло.
Новоявившийся гражданин посинел и залился слезами раска-
яния.
— Вы хотели переехать в его комнаты?- Как можно задушевнее
прогнусил азазелло.
Шипение раз»Яренной кошки послышалось в комнате, и мар-
гарита, завывая:
— знай ведьму, знай!- Вцепилась в лицо алоизия могарыча
ногтями.
Произошло смятение.
— Что ты делаешь?- Страдальчески прокричал мастер, — марго,
не позорь себя!
— Протестую, это не позор, — орал кот.
Маргариту оттащил коровьев.
— Я ванну пристроил, — стуча зубами, кричал окровавленный
могарыч и в ужасе понес какую-то околесицу, — одна побелка…
Купорос…
— Ну вот и хорошо, что ванну пристроил, — одобрительно ска-
зал азазелло, — ему надо брать ванны, — и крикнул:- вон!
Тогда могарыча перевернуло кверху ногами и вынесло из
спальни воланда через открытое окно.
Мастер вытаращил глаза, шепча:
— однако, это будет, пожалуй, почище того, что рассказывал
иван!- Совершенно потрясенный он оглядывался и наконец сказал
коту:- а простите… Это ты… Это вы…- Он сбился, не зная,
как обращаться к коту, на «ты» Или на «вы», — Вы- тот самый
кот, что садились в трамвай?
— Я, — подтвердил польщенный кот и добавил:- приятно слы-
шать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно по-
чему-то говорят «ты», Хотя ни один кот никогда ни с кем не пил
брудершафта.
— Мне кажется почему-то, что вы не очень-то кот, — нереши-
тельно ответил мастер, — меня все равно в больнице хватятся, —
робко добавил он воланду.
— Ну чего они будут хвататься!- Успокоил коровьев, и какие-
то бумаги и книги оказались у него в руках, — история болезни
вашей?
— Да.
Коровьев швырнул историю болезни в камин.
— Нет документа, нет и человека, — удовлетворенно говорил
коровьев, — а это- домовая книга вашего застройщика?
— Да-а…
— Кто прописан в ней? Алоизий могарыч?- Коровьев дунул в
страницу домовой книги, — раз, и нету его, и, прошу заметить,
не было. А если застройщик удивится, скажите, что ему алоизий
снился. Могарыч? Какой такой могарыч? Никакого могарыча не бы-
ло.- Тут прошнурованная книга испарилась из рук коровьева.- И
вот она уже в столе у застройщика.
— Вы правильно сказали, — говорил мастер, пораженный чисто-
той работы коровьева, — что раз нет документа, нету и человека.
Вот именно меня-то и нет, у меня нет документа.
— Я извиняюсь, — вскричал коровьев, — это именно гал-
люцинация, вот он ваш документ, — и коровьев подал мастеру до-
кумент. Потом он завел глаза и сладко прошептал маргарите:- а
вот и ваше имущество, маргарита николаевна, — и он подал мар-
гарите тетрадь с обгоревшими краями, засохшую розу, фотографию
и, с особой бережливостью, сберегательную книжку, — десять ты-
сяч, как вы изволили внести, маргарита николаевна. Нам чужого

не надо.
— У меня скорее лапы отсохнут, чем я прикоснусь к чужому, —
напыжившись воскликнул кот, танцуя на чемодане, чтобы умять в
него все экземпляры злополучного романа.
— И ваш документик также, — продолжал коровьев, подавая
маргарите документ, и затем, обратившись к воланду, почтительно
доложил:- все, мессир!
— Нет, не все, — ответил воланд, отрываясь от глобуса.-
Куда прикажете, моя дорогая донна, девать вашу свиту? Мне она
лично не нужна.
Тут в открытую дверь вбежала наташа, как была нагая, вспле-
снула руками и закричала маргарите:
— будьте счастливы, маргарита николаевна!- Она закивала
головой мастеру и опять обратилась к маргарите:- я ведь все
знала, куда вы ходите.
— Домработницы все знают, — заметил кот, многозначительно
поднимая лапу, — это ошибка думать, что они слепые.
— Что ты хочешь, наташа?- Спросила маргарита, — возвращайся
в особняк.
— Душенька, маргарита николаевна, — умоляюще заговорила
наташа и стала на колени, — упросите их, — она покосилась на
воланда, — чтобы меня ведьмой оставили. Не хочу больше в особ-
няк! Ни за инженера, ни за техника не пойду! Мне господин жак
вчера на балу сделали предложение.- Наташа разжала кулак и по-
казала какие-то золотые монеты.
Маргарита обратила вопросительный взор к воланду. Тот кив-
нул головой. Тогда наташа кинулась на шею маргарите, звонко ее
расцеловала и, победно вскрикнув, улетела в окно.
На месте наташи оказался николай иванович. Он приобрел свой
прежний человеческий облик, но был чрезвычайно мрачен и даже,
пожалуй, раздражен.
— Вот кого с особенным удовольствием отпущу, — сказал во-
ланд, с отвращением глядя на николая ивановича, — с исключи-
тельным удовольствием, настолько он здесь лишний.
— Я очень прошу выдать мне удостоверение, — заговорил, дико
оглядываясь, николай иванович, но с большим упорством, — о том,
где я провел предыдущую ночь.
— На какой предмет?- Сурово спросил кот.
— На предмет представления милиции и супруге, — твердо ска-
зал николай иванович.
— Удостоверений мы обычно не даем, — ответил кот, насупив-
шись, — но для вас, так и быть, сделаем исключение.
И не успел николай иванович опомниться, как голая гелла уже
сидела за машинкой, а кот диктовал ей:
— сим удостоверяю, что пред»явитель сего николай иванович
провел упомянутую ночь на балу у сатаны, будучи привлечен туда
в качестве перевозочного средства… Поставь, гелла, скобку! В
скобке пиши «Боров». Подпись- бегемот.
— А число?- Пискнул николай иванович.
— Чисел не ставим, с числом бумага станет недействительной,
— отозвался кот, подмахнул бумагу, откуда-то добыл печать, по
всем правилам подышал на нее, оттиснул на бумаге слово «Уплоче-
но» и вручил бумагу николаю ивановичу. После этого николай ива-
нович бесследно исчез, а на месте его появился новый неожидан-
ный человечек.
— Это еще кто?- Брезгливо спросил воланд, рукой заслоняясь
от света свечей.
Варенуха повесил голову, вздохнул и тихо сказал:
— отпустите обратно. Не могу быть вампиром. Ведь я тогда
римского едва насмерть с геллой не уходил! А я не кровожадный.
Отпустите.
— Это что еще за бред? — Спросил, морща лицо, воланд.- Ка-
кой такой римский? Что это еще за чепуха?
— Не извольте беспокоиться, мессир, — отозвался азазелло и
обратился к варенухе:- хамить не надо по телефону. Лгать не
надо по телефону. Понятно? Не будете больше этим заниматься?
От радости все помутилось в голове у варенухи, лицо его
засияло, и он, не помня, что говорит, забормотал:
— истинным… То есть я хочу сказать, ваше ве… Сейчас же
после обеда…- Варенуха прижимал руки к груди, с мольбой гля-
дел на азазелло.
— Ладно, домой, — ответил тот, и варенуха растаял.
— Теперь все оставьте меня одного с ними, — приказал во-
ланд, указывая на мастера и маргариту.
Приказание воланда было исполнено мгновенно. После некото-
рого молчания воланд обратился к мастеру:
— так, стало быть, в арбатский подвал? А кто же будет пи-
сать? А мечтания, вдохновение?
— У меня больше нет никаких мечтаний и вдохновения тоже
нет, — ответил мастер, — ничто меня вокруг не интересует кроме
нее, — он опять положил руку на голову маргариты, — меня слома-
ли, мне скучно и я хочу в подвал.
— А ваш роман, пилат?
— Он мне ненавистен, этот роман, — ответил мастер, — я сли-
шком много испытал из-за него.
— Я умоляю тебя, — жалобно попросила маргарита, — не говори
так. За что же ты меня терзаешь? Ведь ты знаешь, что я всю
жизнь вложила в эту твою работу.- Маргарита добавила еще, об-
ратившись к воланду:- не слушайте его, мессир, он слишком за-
мучен.
— Но ведь надо же что-нибудь описывать?- Говорил воланд, —
если вы исчерпали этого прокуратора, ну, начните изображать
хотя бы этого алоизия.
Мастер улыбнулся.
— Этого лапшешникова не напечатает, да, кроме того, это и
неинтересно.
— А чем вы будете жить? Ведь придется нищенствовать.
— Охотно, охотно, — ответил мастер, притянул маргариту,
обнял ее за плечи и прибавил:- она образумится, уйдет от ме-
ня…
— Не думаю, — сквозь зубы сказал воланд и продолжал:- итак,
человек, сочинивший историю понтия пилата, уходит в подвал, в
намерении расположиться там у лампы и нищенствовать?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *