КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

в громадных каменных прудах горы устриц. Потом она летала над
стеклянным полом с горящими под ним адскими топками и мечущими-
ся между ними дьявольскими белыми поварами. Потом где-то она,
уже переставая что-либо соображать, видела темные подвалы, где
горели какие-то светильники, где девушки подавали шипящее на
раскаленных углях мясо, где пили из больших кружек за ее здоро-
вье. Потом она видела белых медведей, игравших на гармониках и
пляшущих камаринского на эстраде. Фокусника-саламандру, не сго-
равшего в камине… И во второй раз силы ее стали иссякать.
— Последний выход, — прошептал ей озабоченно коровьев, — и
мы свободны.
Она в сопровождении коровьева опять оказалась в бальном
зале, но теперь в нем не танцевали, и гости несметной толпой
теснились между колоннами, оставив свободной середину зала.
Маргарита не помнила, кто помог ей подняться на возвышение,
появившееся посередине этого свободного пространства зала. Ког-
да она взошла на него, она, к удивлению своему, услышала, как
где-то бьет полночь, которая давным-давно, по ее счету, исте-
кла. С последним ударом неизвестно откуда слышавшихся часов
молчание упало на толпы гостей. Тогда маргарита опять увидела
воланда. Он шел в окружении абадонны, азазелло и еще нескольких
похожих на абадонну, черных и молодых. Маргарита теперь увиде-
ла, что напротив ее возвышения было приготовлено другое возвы-
шение для воланда. Но он им не воспользовался. Поразило мар-
гариту то, что воланд вышел в этот последний великий выход на
балу как раз в том самом виде, в каком был в спальне. Все та же
грязная заплатанная сорочка висела на его плечах, ноги были в
стоптанных ночных туфлях. Воланд был со шпагой, но этой обна-
женной шпагой он пользовался как тростью, опираясь на нее. При-
храмывая, воланд остановился возле своего возвышения, и сейчас
же азазелло оказался перед ним с блюдом в руках, и на этом блю-
де маргарита увидела отрезанную голову человека с выбитыми
передними зубами. Продолжала стоять полнейшая тишина, и ее пре-
рвал только один раз далеко послышавшийся, непонятный в этих
условиях звонок, как бывает с парадного хода.
— Михаил александрович, — негромко обратился воланд к голо-
ве, и тогда веки убитого приподнялись, и на мертвом лице мар-
гарита, содрогнувшись, увидела живые, полные мысли и страдания
глаза.- Все сбылось, не правда ли?- Продолжал воланд, глядя в
глаза головы, — голова отрезана женщиной, заседание не состо-
ялось, и живу я в вашей квартире. Это факт. А факт- самая упря-
мая в мире вещь. Но теперь нас интересует дальнейшее, а не
этот, уже свершившийся факт. Вы всегда были горячим проповед-
ником той теории, что по отрезании головы жизнь в человеке пре-
кращается, он превращается в золу и уходит в небытие. Мне при-
ятно сообщить вам, в присутствии моих гостей, хотя они и служат
доказательством совсем другой теории, о том, что ваша теория и
солидна и остроумна. Впрочем, ведь все теории стоят одна дру-
гой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет
дано по его вере. Да сбудется же это! Вы уходите в небытие, а
мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить
за бытие.- Воланд поднял шпагу. Тут же покровы головы потемнели
и с»Ежились, потом отвалились кусками, глаза исчезли, и вскоре
маргарита увидела на блюде желтоватый, с изумрудными глазами и
жемчужными зубами, на золотой ноге, череп. Крышка черепа от-
кинулась на шарнире.
— Сию секунду, мессир, — сказал коровьев, заметив вопроси-
тельный взгляд воланда, — он предстанет перед вами. Я слышу в
этой гробовой тишине, как скрипят его лакированные туфли и как
звенит бокал, который он поставил на стол, последний раз в этой
жизни выпив шампанское. Да вот и он.
Направляясь к воланду, вступал в зал новый одинокий гость.
Внешне он ничем не отличался от многочисленных остальных го-
стей-мужчин, кроме одного: гостя буквально шатало от волнения,
что было видно даже издали. На его щеках горели пятна, и глаза
бегали в полной тревоге. Гость был ошарашен, и это было вполне
естественно: его поразило все, и главным образом, конечно, на-
ряд воланда.
Однако встречен был гость отменно ласково.
— А, милейший барон майгель, — приветливо улыбаясь, обра-
тился воланд к гостю, у которого глаза вылезали на лоб, — я
счастлив рекомендовать вам, — обратился воланд к гостям, — по-
чтеннейшего барона майгеля, служащего зрелищной комиссии в до-
лжности ознакомителя иностранцев с достопримечательностями сто-
лицы.
Тут маргарита замерла, потому что узнала вдруг этого май-
геля. Он несколько раз попадался ей в театрах москвы и в ресто-
ранах. «Позвольте…- Подумала маргарита, — он, стало быть, что
ли, тоже умер?» Но дело тут же раз»яснилось.
— Милый барон, — продолжал воланд, радостно улыбаясь, — был
так очарователен, что, узнав о моем приезде в москву, тотчас
позвонил ко мне, предлагая свои услуги по своей специальности,
то есть по ознакомлению с достопримечательностями. Само собою
разумеется, что я был счастлив пригласить его к себе.
В это время маргарита видела, как азазелло передал блюдо с
черепом коровьеву.
— Да, кстати, барон, — вдруг интимно понизив голос, прого-
ворил воланд, — разнеслись слухи о чрезвычайной вашей любозна-
тельности. Говорят, что она, в сочетании с вашей не менее раз-
витой разговорчивостью, стала привлекать всеобщее внимание.
Более того, злые языки уже уронили слово — наушник и шпион. И
еще более того, есть предположение, что это приведет вас к пе-
чальному концу не далее, чем через месяц. Так вот, чтобы из-
бавить вас от этого томительного ожидания, мы решили придти к
вам на помощь, воспользовавшись тем обстоятельством, что вы
напросились ко мне в гости именно с целью подсмотреть и под-
слушать все, что можно.

Барон стал бледнее, чем абадонна, который был исключительно
бледен по своей природе, а затем произошло что-то странное.
Абадонна оказался перед бароном и на секунду снял свои очки. В
тот же момент что-то сверкнуло в руках азазелло, что-то негром-
ко хлопнуло как в ладоши, барон стал падать навзничь, алая
кровь брызнула у него из-под груди и залила крахмальную рубашку
и жилет. Коровьев подставил чашу под бьющуюся струю и передал
наполнившуюся чашу воланду. Безжизненное тело барона в это вре-
мя уже было на полу.
— Я пью ваше здоровье, господа, — негромко сказал воланд и,
подняв чашу, прикоснулся к ней губами.
Тогда произошла метаморфоза. Исчезла заплатанная рубаха и
стоптанные туфли. Воланд оказался в какой-то черной хламиде со
стальной шпагой на бедре. Он быстро приблизился к маргарите,
поднес ей чашу и повелительно сказал:
— пей!
У маргариты закружилась голова, ее шатнуло, но чаша оказа-
лась уже у ее губ, и чьи-то голоса, а чьи — она не разобрала,
шепнули в оба уха:
— не бойтесь, королева… Не бойтесь, королева, кровь давно
ушла в землю. И там, где она пролилась, уже растут виноградные
гроздья.
Маргарита не раскрывая глаз, сделала глоток, и сладкий ток
пробежал по ее жилам, в ушах начался звон. Ей показалось, что
кричат оглушительные петухи, что где-то играют марш. Толпы го-
стей стали терять свой облик. И фрачники и женщины распались в
прах. Тление на глазах маргариты охватило зал, над ним потек
запах склепа. Колонны распались, угасли огни, все с»Ежилось, и
не стало никаких фонтанов, тюльпанов и камелий. А просто было,
что было- скромная гостиная ювелирши, и из приоткрытой в нее
двери выпадала полоска света. И в эту приоткрытую дверь и вошла
маргарита.

Глава 24

Извлечение мастера

В спальне воланда все оказалось, как было до бала. Воланд в
сорочке сидел на постели, и только гелла не растирала ему ногу,
а на столе, там, где раньше играли в шахматы, накрывала ужин.
Коровьев и азазелло, сняв фраки, сидели у стола, и рядом с ни-
ми, конечно помещался кот, не пожелавший расстаться со своим
галстуком, хоть тот и превратился в совершеннейшую грязную
тряпку. Маргарита, шатаясь, подошла к столу и оперлась на него.
Тогда воланд поманил ее, как и тогда, к себе и показал, чтобы
она села рядом.
— Ну что, вас очень измучили?- Спросил воланд.
— О, нет, мессир, — ответила маргарита, но чуть слышно.
— Ноблесс оближ, — заметил кот и налил маргарите какой-то
прозрачной жидкости в лафитный стакан.
— Это водка?- Слабо спросила маргарита.
Кот подпрыгнул на стуле от обиды.
— Помилуйте, королева, — прохрипел он, — разве я позволил
бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!
Маргарита улыбнулась и сделала попытку отодвинуть от себя
стакан.
— Смело пейте, — сказал воланд, и маргарита тотчас взяла
стакан в руки.- Гелла, садись, — приказал воланд и об»яснил
маргарите:- ночь полнолуния- праздничная ночь, и я ужинаю в
тесной компании приближенных и слуг. Итак, как чувствуете вы
себя? Как прошел этот утомительный бал?
— Потрясающе!- Затрещал коровьев, — все очарованы, влюбле-
ны, раздавлены, сколько такта, сколько умения, обаяния и шарма!
Воланд молча поднял стакан и чокнулся с маргаритой. Мар-
гарита покорно выпила, думая, что тут же ей и будет конец от
спирта. Но ничего плохого не произошло. Живое тепло потекло по
ее животу, что-то мягко стукнуло в затылок, вернулись силы, как
будто она встала после долгого освежающего сна, кроме того,
почувствовала волчий голод. И при воспоминании о том, что она
не ела ничего со вчерашнего утра, он еще более разгорелся. Она
стала жадно глотать икру.
Бегемот отрезал кусок ананаса, посолил его, поперчил, с»Ел
и после этого так залихватски тяпнул вторую стопку спирта, что
все зааплодировали.
После второй стопки, выпитой маргаритой, свечи в кан-
делябрах разгорелись поярче, и в камине прибавилось пламени.
Никакого опьянения маргарита не чувствовала, кусая белыми зуба-
ми мясо, маргарита упивалась текущим из него соком и в то же
время смотрела, как бегемот намазывает горчицей устрицу.
— Ты еще винограду сверху положи, — тихо сказала гелла,
пихнув в бок кота.
— Попрошу меня не учить, — ответил бегемот, — сиживал за
столом, не беспокойтесь, сиживал!
— Ах, как приятно ужинать вот этак, при камельке, запросто,
— дребезжал коровьев, — в тесном кругу…
— Нет, фагот, — возражал кот, — бал имеет свою прелесть и
размах.
— Никакой прелести в нем нет и размаха тоже, а эти дурацкие
медведи, а также и тигры в баре своим ревом едва не довели меня
до мигрени, — сказал воланд.
— Слушаю, мессир, — сказал кот, — если вы находите, что нет
размаха, и я немедленно начну придерживаться того же мнения.
— Ты смотри!- Ответил на это воланд.
— Я пошутил, — со смирением сказал кот, — а что касается
тигров, то я велю их зажарить.
— Тигров нельзя есть, — сказала гелла.
— Вы полагаете? Тогда прошу послушать, — отозвался кот и,
жмурясь от удовольствия, рассказал о том, как однажды он ски-
тался в течение девятнадцати дней в пустыне и единственно чем
питался, это мясом убитого им тигра. Все с интересом прослушали
это занимательное повествование, а когда бегемот кончил его,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *