КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

тело, как стрела, , вонзилось в воду, и столб воды выбросило
почти до самой луны. Вода оказалась теплой, как в бане, и, вы-
нырнув из бездны, маргарита вдоволь наплавалась в полном одино-
честве ночью по этой реке.
Рядом с маргаритой никого не было, но немного подальше за
кустами слышались всплески и фырканье, там тоже кто-то купался.
Маргарита выбежала на берег. Тело ее ныло после купанья.
Усталости никакой она не ощущала и радостно приплясывала на
влажной траве. Вдруг она перестала танцевать и насторожилась.
Фырканье стало приближаться и из-за ракитовых кустов вылез ка-
кой-то толстяк в черном шелковом цилиндре, заломленном на за-
тылок. Ступни его ног были в илистой грязи, так что казалось,
будто купальщик в черных ботинках. Судя по тому, как он отду-
вался и икал, он был порядочно выпивши, что, впрочем, подтверж-
далось и тем, что река вдруг стала издавать запах коньяку.
Увидев маргариту, толстяк стал вглядывться, а потом радост-
но заорал:
— что такое? Ее ли я вижу? Клодина, да ведь это ты, не-
унывающая вдова? И ты здесь?- И тут он полез здороваться.
Маргарита отступила и с достоиноством ответила:
— пошел ты к чертовой матери. Какая я тебе клодина? Ты смо-
три, с кем разговариваешь, — и, подумав мгновенье, она прибави-
ла к своей речи длинное непечатное ругательство. Все это про-
извело на легкомысленного толстяка отрезвляющее действие.
— Ой!- Тихо воскликнул он и вздрогнул, — простите велико-
душно, светлая королева марго! Я обознался. А виноват коньяк,
будь он проклят!- Толстяк опустился на одно колено, цилиндр
отнес в сторону, сделал поклон и залопотал, мешая русские фразы
с французскими, какой-то вздор про кровавую свадьбу своего дру-
га в париже гессара, и про коньяк, и про то, что он подавлен
грустной ошибкой.
— Ты бы брюки надел, сукин сын, — сказала, смягчаясь, мар-
гарита.
Толстяк радостно осклабился, видя, что маргарита не сердит-
ся, и восторженно сообщил, что оказался без брюк в данный мо-
мент лишь потому, что по рассеянности оставил их на реке ени-
сее, где купался перед тем, но что он сейчас же летит туда,
благо это рукой подать, и затем, поручив себя расположению и
покровительству, начал отступать задом и отступал до тех пор,
пока не поскользнулся и навзничь не упал в воду. Но и падая,
сохранил на окаймленном небольшими бакенбардами лице улыбку
восторга и преданности.
Маргарита же пронзительно свистнула и, оседлав подлетевшую
щетку, перенеслась над рекой на противоположный берег. Тень
меловой горы сюда не доставала, и весь берег заливала луна.
Лишь только маргарита коснулась влажной травы, музыка над
вербами ударила сильнее и веселее взлетел сноп искр из костра.
Под ветвями верб, усеянными нежными, пушистыми сережками, вид-
ными в луне, сидели в два ряда толстомордые лягушки и, раздува-
ясь как резиновые, играли на деревянных дудочках бравурный
марш. Светящиеся гнилушки висели на ивовых прутиках перед музы-
кантами, освещая ноты, на лягушачьих мордах играл мятущийся
свет от костра.
Марш игрался в честь маргариты. Прием ей оказан был самый
торжественный. Прозрачные русалки остановили свой хоровод над
рекою и замахали маргарите водорослями, и над пустынным зелено-
ватым берегом простонали далеко слышные их приветствия. Нагие
ведьмы, выскочив из-за верб, выстроились в ряд и стали присе-
дать и кланяться придворными поклонами. Кто-то козлоногий под-
летел и припал к руке, раскинул на траве шелк, осведомляясь о
том, хорошо ли купалась королева, предложил лечь и отдохнуть.
Маргарита так и сделала. Козлоногий поднес ей бокал с шам-
панским, она выпила его, и сердце ее сразу согрелось. Осведо-
мившись о том, где наташа, она получила ответ, что наташа уже
выкупалась и полетела на своем борове вперед, в москву, чтобы
предупредить о том, что маргарита скоро будет, и помочь приго-
товить для нее наряд.
Короткое пребывание маргариты под вербами ознаменовалось
одним эпизодом. В воздухе раздался свист, и черное тело, явно
промахнувшись, обрушилось в воду. Через несколько мгновений
перед маргаритой предстал тот самый толстяк-бакенбардист, что
так неудачно представился на том берегу. Он успел, по-видимому,
смотаться на енисей, ибо был во фрачном наряде, но мокр с голо-
вы до ног. Коньяк подвел его вторично: высаживаясь, он все-таки
угодил в воду. Но улыбки своей он не утратил и в этом печальном
случае, и был смеющеюся маргаритой допущен к руке.
Затем все стали собираться. Русалки доплясали свой танец в
лунном свете и растаяли в нем. Козлоногий почтительно осведо-
мился у маргариты, на чем она прибыла на реку; узнав, что она
явилась верхом на щетке, сказал:
— о, зачем же, это неудобно, — мигом соорудил из двух суч-
ков какой-то подозрительный телефон и потребовал у кого-то сию
же минуту прислать машину, что и исполнилось, действительно, в
одну минуту. На остров обрушилась буланая открытая машина,
только на шоферском месте сидел не обычного вида шофер, а чер-
ный длинноносый грач в клеенчатой фуражке и в перчатках с рас-
трубами. Островок опустел. В лунном пылании растворились уле-
тевшие ведьмы. Костер догорал, и угли затягивало седой золой.
Бакенбардист и козлоногий подсадили маргариту, и она опу-
стилась на широкое заднее сиденье. Машина взвыла, прыгнула и
поднялась почти к самой луне, остров пропал, пропала река, мар-
гарита понеслась в москву.

Глава 22

При свечах

Ровное гуденье машины, летящей высоко над землей, уба-
юкивало маргариту, а лунный свет ее приятно согревал. Закрыв
глаза, она отдала лицо ветру и думала с какой-то грустью о по-
кинутом ею неизвестном береге реки, которую, как она чувст-
вовала, она никогда более не увидит. После всех волшебств и
чудес сегодняшнего вечера она уже догадывалась, к кому именно в
гости ее везут, но это не пугало ее. Надежда на то, что там ей
удастся добиться возвращения своего счастья, сделала ее бес-
страшной. Впрочем, долго мечтать в машине об этом счастье ей не
пришлось. Грач ли хорошо знал свое дело, машина ли была хороша,
но только вскоре маргарита, открыв глаза, увидела под собой не
лесную тьму, а дрожащее озеро московских огней. Черная птица-
шофер на лету отвинтил правое переднее колесо, а затем посадил
машину на каком-то совершенно безлюдном кладбище в районе дра-
гомилова. Высадив ни о чем не спрашивающую маргариту возле
одного из надгробий вместе с ее щеткой, грач запустил машину,
направив ее прямо в овраг за кладбищем. В него она с грохотом
обрушилась и в нем погибла. Грач почтительно козырнул, сел на
колесо верхом и улетел.
Тотчас из-за одного из памятников показался черный плащ.
Клык сверкнул при луне, и маргарита узнала азазелло. Тот жестом
пригласил маргариту сесть на щетку, сам вскочил на длинную ра-
пиру, оба взвились и никем не замеченные через несколько секунд
высадились около дома N 302-бис на садовой улице.
Когда под мышкой неся щетку и рапиру, спутники проходили
подворотню, маргарита заметила томящегося в ней человека в кеп-
ке и высоких сапогах, вероятно кого-то поджидавшего. Как ни
легки были шаги азазелло и маргариты, одинокий человек их услы-
хал и беспокойно дернулся, не понимая, кто их производит.
Второго, до удивительности похожего на первого, человека
встретили у шестого под»Езда. И опять повторилась та же исто-
рия. Шаги… Человек беспокойно оглянулся и нахмурился. Когда
дверь открылась и закрылась, кинулся вслед за невидимыми входя-
щими, заглянул в под»езд, но ничего, конечно, не увидел.
Третий, точная копия второго, а стало быть, и первого, де-
журил на площадке третьего этажа. Он курил крепкие папиросы, и
маргарита раскашлялась, проходя мимо него. Курящий, как будто
его кольнули, вскочил со скамейки, на которой сидел, начал бес-
покойно оглядываться, подошел к перилам, глянул вниз. Маргарита
со своим провожатым в это время уже была у дверей квартиры N
50. Звонить не стали, азазелло бесшумно открыл дверь своим клю-
чом.
Первое, что поразило маргариту, это та тьма, в которую они
попали. Ничего не было видно, как в подземелье, и маргарита
невольно уцепиась за плащ азазелло, опасаясь споткнуться. Но
тут вдалеке и вверху замигал огонек какой-то лампадки и начал
приближаться. Азазелло на ходу вынул из-под мышки маргариты
щетку, и та исчезла без всякого стука в темноте. Тут стали под-
ниматься по каким-то широким ступеням, и маргарите стало ка-
заться, что им конца не будет. Ее поражало, как в передней
обыкновенной московской квартиры может поместиться необыкновен-
ная невидимая, но хорошо ощущаемая бесконечная лестница. Но тут
под»Ем кончился, и маргарита поняла, что стоит на площадке.
Огонек приблизился вплотную, и маргарита увидела освещенное
лицо мужчины, длинного и черного, держащего в руке эту самую
лампадку. Те, кто имели уже несчастие в эти дни попасться на
его дороге, даже при слабом свете язычка в лампадке, конечно,
тотчас же узнали бы его. Это был коровьев, он же фагот.
Правда, внешность коровьева весьма изменилась. Мигающий
огонек отражался не в треснувшем пенсне, которое давно пора
было бы выбросить на помойку, а в монокле, правда, тоже тре-
снувшем. Усишки на наглом лице были подвиты и напомажены, а
чернота коровьева об»яснялась очень просто- он был во фрачном
наряде. Белела только его грудь.
Маг, регент, чародей, переводчик или черт его знает кто он
на самом деле- словом, коровьев- раскланялся и, широко проведя
лампадой по воздуху, пригласил маргариту следовать за ним. Аза-
зелло исчез.
«Удивительно странный вечер, — думала маргарита, — я всего
ожидала, но только не этого ! Электричество, что ли, у них по-
тухло ? Но самое поразительное- размеры этого помещения. Каким
образом все это может втиснуться в московскую квартиру ? Про-
сто-напросто никак не может».
Как ни мало давала свету коровьевская лампадка, маргарита
поняла, что она находится в совершенно необ»Ятном зале, да еще
с колоннадой, темной и по первому впечатлению бесконечной. Воз-
ле какого-то диванчика коровьев остановился, поставил свою лам-
падку на какую-то тумбу, жестом предложил маргарите сесть, а
сам поместился подле в живописной позе- облокотившись на тумбу.
— Разрешите мне представиться вам, — заскрипел коровьев, —
коровьев. Вас удивляет, что нет света ? Экономия, как вы, ко-
нечно, подумали ? Ни-ни-ни. Пусть первый попавшийся палач, хотя
бы один из тех, которые сегодня, немного позже будут иметь
честь приложиться к вашему колену, на этой же тумбе оттяпает
мне голову, если это не так. Просто мессир не любит элек-
трического света, и мы дадим его в самый последний момент. И
тогда, поверьте, недостатка в нем не будет. Даже, пожалуй, хо-
рошо было бы, если б его было поменьше.
Коровьев понравился маргарите, и трескучая его болтовня
подействовала на нее успокоительно.
— Нет, — ответииа маргарита, — более всего меня поражает,
где все это помещается.- Она повела рукой, подчеркивая при этом
необ»ятность зала.
Коровьев сладко ухмыльнулся, отчего тени шевельнулись в
складках у его носа.
— Самое несложное из всего!- Ответил он.- Тем, кто хорошо
знаком с пятым измерением, ничего не стоит раздвинуть помещение
до желательных пределов. Скажу вам более, уважаемая госпожа, до
черт знает каких пределов! Я, впрочем, — продолжал болтать ко-
ровьев, — знавал людей, не имевших никакого представления не
только о пятом измерении, но и вообще ни о чем не имевших ни-
какого представления и тем не менее проделывавших чудеса в смы-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *