КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

магии.
— Уй, мадам!- Подтвердил фагот, — натурально вы не понима-
ете. Насчет же заседания вы в полном заблуждении. Выехав на
упомянутое заседание, каковое, к слову говоря, и назначено-то
вчера не было, аркадий аполлонович отпустил своего шофера у
здания акустической комиссии на чистых прудах (весь театр за-
тих), а сам на автобусе поехал на елоховскую улицу в гости к
артистке раз»ездного районного театра милице андреевне поко-
батько и провел у нее в гостях около четырех часов.
— Ой!- Страдальчески воскликнул кто-то в полной тишине.
Молодая же родственница аркадия аполлоновича вдруг рас-
хохоталась низким и страшным смехом.
— Все понятно!- Воскликнула она, — и я давно уже подоз-
ревала это. Теперь мне ясно, почему эта бездарность получила
роль луизы!
И, внезапно размахнувшись коротким и толстым лиловым зон-
тиком, она ударила аркадия аполлоновича по голове.
Подлый же фагот, и он же коровьев, прокричал:
— вот, почтенные граждане, один из случаев разоблачения,
которого так назойливо добивался аркадий аполлонович!
— Как смела ты, негодяйка, коснуться аркадия аполлоновича?-
Грозно спросила супруга аркадия аполлоновича, поднимаясь в ложе
во весь свой гигантский рост.
Второй короткий прилив сатанинского смеха овладел молодой
родственицей.
— Уж кто-кто, — ответила она, хохоча, — а уж я-то смею ко-
снуться!- И второй раз раздался сухой треск зонтика, отскочив-
шего от головы аркадия аполлоновича.
— Милиция! Взять ее! — Таким страшным голосом прокричала
супруга семилеярова, что у многих похолодели сердца.
А тут еще кот выскочил к рампе и вдруг рявкнул на весь те-
атр человеческим голосом:
— сеанс окончен! Маэстро! Урежьте марш!!
Ополоумевший дирижер, не отдавая себе отчета в том, что
делает, взмахнул палочкой, и оркестр не заиграл, и даже не гря-
нул, и даже не хватил, а именно, по омерзительному выражению
кота, урезал какой-то невероятный, ни на что не похожий по раз-
вязности своей, марш.
На мгновенье почудилось, что будто слышаны были некогда,
под южными звездами, в кафешантане, какие-то малопонятные, но
разудалые слова этого марша:

его превосходительство
любил домашних птиц
и брал под покровительство
хорошеньких девиц !!!

А может быть, не было никаких этих слов, а были другие на
эту же музыку, какие-то неприличные крайне. Важно не это, а
важно то, что в варьете после всего этого началось что-то вроде
столпотворения вавилонского. К семилеяровской ложе бежала мили-
ция, на барьер лезли любопытные, слышались адские взрывы хохо-
та, бешеные крики, заглушаемые золотым звоном тарелок из орке-
стра.
И видно было, что сцена внезапно опустела и что надувало
фагот, равно как и наглый котяра бегемот, растаяли в воздухе,
исчезли, как раньше изчез маг в кресле с полинявшей обивкой.

Глава 13
Явление героя

Итак, неизвестный погрозил ивану пальцем и прошептал:
«Тсс!»
Иван опустил ноги с постели и всмотрелся. С балкона осто-
рожно заглядывал в комнату бритый, темноволосый, с острым но-
сом, встревоженными глазами и со свешивающимся на лоб клоком
волос человек примерно лет тридцати восьми.
Убедившись в том, что иван один, и прислушавшись, таинст-
венный посетитель осмелел и вошел в комнату. Тут увидел иван,
что пришедший одет в больничное. На нем было белье, туфли на
босу ногу, на плечи наброшен бурый халат.
Пришедший подмигнул ивану, спрятал в карман связку ключей,
шепотом осведомился: «Можно присесть?» — И, получив утвер-
дительный кивок, поместился в кресле.
— Как же вы сюда попали?- Повинуясь сухому грозящему паль-
цу, шепотом спросил иван, — ведь балконные-то решетки на за-
мках?
— Решетки-то на замках, — подтвердил гость, — но прасковья
федоровна — милейший, но, увы, рассеяный человек. Я стащил у
нее месяц тому назад связку ключей и, таким образом, получил
возможность выходить на общий балкон, а он тянется вокруг всего
этажа, и, таким образом, иногда навестить соседа.
— Раз вы можете выходить на балкон, то вы можете удрать.
Или высоко?- Заинтересовался иван.
— Нет, — твердо ответил гость, — я не могу удрать отсюда не
потому, что высоко, а потому, что мне удирать некуда.- И после
паузы он добавил:- итак, сидим?
— Сидим, — ответил иван, вглядываясь в карие и очень бес-
покойные глаза пришельца.
— Да…- Тут гость вдруг встревожился, — но вы, надеюсь, не
буйный? А то я, знаете ли, не выношу шума, возни, насилий и
всяких вещей в этом роде. В особенности ненавистен мне людской
крик, будь то крик страдания, ярости или иной какой-нибудь

крик. Успокойте меня, скажите, вы не буйный?
— Вчера в ресторане я одному типу по морде засветил, — му-
жественно признался преображенный поэт.
— Основание?- Строго спросил гость.
— Да, признаться, без основания, — сконфузившись, ответил
иван.
— Безобразие, — осудил гость ивана и добавил:- а кроме то-
го, что вы так выражаетесь: по морде засветил? Ведь неизвестно,
что именно имеется у человека, морда или лицо. И, пожалуй, ведь
так лицо. Так что, знаете ли, кулаками… Нет, уж это вы
оставьте и навсегда.
Отчитав таким образом ивана, гость осведомился:
— профессия?
— Поэт, — почему-то неохотно признался иван.
Пришедший огорчился.
— Ох, как мне не везет!- Воскликнул он, но тут же спохва-
тился, извинился и спросил:- а как ваша фамилия?
— Бездомный.
— Эх, эх…- Сказал гость, морщась.
— А вам что же, мои стихи не нравятся?- С любопытством
спросил иван.
— Ужасно не нравятся.
— А вы какие читали?
— Никаких я ваших стихов не читал!- Громко воскликнул по-
сетитель.
— А как же вы говорите?
— Ну, что ж тут такого, — ответил гость, — как будто я дру-
гих не читал? Впрочем… Разве что чудо? Хорошо, я готов при-
нять на веру. Хороши ваши стихи, скажите сами?
— Чудовищны!- Вдруг смело и откровенно произнес иван.
— Не пишите больше!- Попросил пришедший умоляюще.
— Обещаю и клянусь!- Торжественно произнес иван
клятву скрепили рукопожатием, и тут из коридора донеслись
мягкие шаги и голоса.
— Тсс, — шепнул гость и, выскочив на балкон, закрыл за со-
бою решетку.
Заглянула прасковья федоровна, и спросила как иван себя
чувствует и желает ли он спать в темноте или со светом. Иван
попросил свет оставить, и прасковья федоровна удалилась, по-
желав больному спокойной ночи. И когда все стихло, вновь вер-
нулся гость.
Он шепотом сообщил ивану, что в 119-ю комнату привезли но-
венького, какого-то толстяка с багровой физиономией, все время
бормочущего что-то про какую-то валюту в вентиляции и клянуще-
гося, что у них на садовой поселилась нечистая сила.
— Пушкина ругает на чем свет стоит и все время кричит:
«Куролесов, бис, бис!»- Говорил гость, тревожно дергаясь. Успо-
коившись, он сел, сказал:- а впрочем, бог с ним, — и продолжил
беседу с иваном:- так из-за чего же вы попали сюда?
— Из-за понтия пилата, — хмуро глянув в пол, ответил иван.
— Как?- Забыв осторожность, крикнул гость и сам себе зажал
рот рукой, — потрясающее совпадение!Умоляю, умоляю, расскажите!
Почему-то испытывая доверие к неизвестному, иван, пер-
воначально запинаясь и робея, а потом осмелев, начал рас-
сказывать вчерашнюю историю на патриарших прудах. Да, благодар-
ного слушателя получил иван николаевич в лице таинственного
похитителя ключей! Гость не рядил ивана в сумасшедшие, проявил
величайший интерес к рассказываемому и по мере развития этого
рассказа, наконец, пришел в восторг. Он то и дело прерывал ива-
на восклицаниями:
— ну, ну! Дальше, дальше, умоляю вас. Но только, ради всего
святого, не пропускайте ничего!
Иван ничего не пропускал, ему самому было так легче рас-
сказывать, и постепенно добрался до того момента, как понтий
пилат в белой мантии с кровавым подбоем вышел на балкон.
Тогда гость молитвенно сложил руки и прошептал:
— о, как я угадал! О, как я все угадал!
Описание ужасной смерти берлиоза слушающий сопроводил за-
гадочным замечанием, причем глаза его вспыхнули злобой:
— об одном жалею, что на месте этого берлиоза не было кри-
тика латунского или литератора мстислава лавровича, — и ис-
ступленно, но беззвучно вскричал:- дальше!
Кот, плативший кондукторше, чрезвычайно развеселил гостя, и
он давился от тихого смеха, глядя, как взволнованный успехом
своего повествования иван тихо прыгал на корточках, изображая
кота с гривенником возле усов.
— И вот, — рассказав про происшествие в грибоедове, загру-
стив и затуманившись, иван закончил:- я оказался здесь.
Гость сочувственно положил руку на плечо бедного поэта и
сказал так:
— несчастный поэт! Но вы сами, голубчик, во всем виноваты.
Нельзя было держать себя с ним столь развязно и даже нагловато.
Вот вы и поплатились. И надо еще сказать «Спасибо», что все это
обошлось вам сравнительно дешево.
— Да кто же он, наконец, такой?- В возбуждении потрясая
кулаками, спросил иван.
Гость вгляделся в ивана и ответил вопросом:
— а вы не впадете в беспокойство? Мы все здесь люди нена-
дежные… Вызова врача, уколов и прочей возни не будет?
— Нет, нет!- Воскликнул иван, — скажите, кто он такой?
— Ну хорошо, — ответил гость и веско и раздельно сказал:-
вчера на патриарших прудах вы встретились с сатаной.
Иван не впал в беспокойство, как и обещал, но был все-таки
сильнейшим образом ошарашен.
— Не может этого быть! Его не существует.
— Помилуйте! Уж кому-кому, но не вам это говорить. Вы были
одним, по-видимому, из первых, кто от него пострадал. Сидите,
как сами понимаете, в психиатрической лечебнице, а все толкуете
о том, что его нет. Право, это странно!
— Лишь только вы начали его описывать, — продолжал гость, —
я уже стал догадываться, с кем вы вчера имели удовольствие бе-
седовать. И, право, я удивляюсь берлиозу! Ну вы, конечно, чело-
век девственный, — тут гость опять извинился, — но тот, сколько

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *