КЛАССИКА

Мастер и Маргарита

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: М. Булгаков: Мастер и Маргарита

помертвели. Ему померещилось, что черные волосы, теперь приче-
санные на пробор, покрылись огненным шелком. Исчезли пластрон и
фрак, и за ременным поясом возникла ручка пистолета. Швейцар
представил себя повешенным на фор-марса-рее. Своими глазами
увидел он свой собственный высунутый язык и безжизненную голо-
ву, упавшую на плечо, и даже услыхал плеск волны за бортом.
Колени швейцара подогнулись. Но тут флибустьер сжалился над ним
и погасил свой острый взор.
— Смотри, николай! Это в последний раз. Нам таких швейцаров
в ресторане и даром не надо. Ты в церковь сторожем поступи.-
Проговорив это, командир скомандовал точно, ясно, быстро:- пан-
телея из буфетной. Милиционера. Протокол. Машину. В психи-
атрическую.- И добавил:- свисти!
Через четверть часа чрезвычайно пораженная публика не толь-
ко в ресторане, но и на самом бульваре и в окнах домов, выходя-
щих в сад ресторана, видела, как из ворот грибоедова пантелей,
швейцар, милиционер, официант и поэт рюхин выносили спеленато-
го, как куклу, молодого человека, который, заливаясь слезами,
плевался, норовя попасть именно в рюхина, давился слезами и
кричал:
— сволочь!
Шофер грузовой машины со злым лицом заводил мотор. Рядом
лихач горячил лошадь, бил ее покрупу сиреневыми возжами, кри-
чал:
— а вот на беговой! Я возил в психическую!
Кругом гудела толпа, обсуждая невиданное происшествие, сло-
вом, был гадкий, гнусный, соблазнительный, свинский скандал,
который кончился лишь тогда, когда грузовик унес на себе от
ворот грибоедова несчастного Ивана николаевича, милиционера,
пантелея и рюхина.

Глава 6
Шизофрения, как и было сказано

Когда в приемную знаменитой психиатрической клиники, не-
давно отстроенной под Москвой на берегу реки, вошел человек с
острой бородкой и облаченный в белый халат, была половина вто-
рого ночи. Трое санитаров не спускали глаз с Ивана николаевича,
сидящего на дИване. Тут же находился и крайне взволнованный
поэт рюхин. Полотенца, которыми был связан Иван николаевич,
лежали грудой на том же дИване. Руки и ноги Ивана николаевича
были свободны.
Увидев вошедшего, рюхин побледнел, кашлянул, и робко ска-
зал:
— здравствуйте, доктор.
Доктор поклонился рюхину, но, кланяясь, смотрел не на него,
а на Ивана николаевича.
Тот сидел совершенно неподвижно, со злым лицом, сдвинув
брови, и даже не шевельнулся при входе врача.
— Вот, доктор, — почему-то таинственным шепотом заговорил
рюхин, пугливо оглядываясь на Ивана николаевича, — известный
поэт Иван Бездомный… Вот, видите ли… Мы опасаемся, не белая
ли горячка…
— Сильно пил?- Сквозь зубы спросил доктор.
— Нет, выпивал, но не так, чтобы уж…
— Тараканов, крыс, чертиков или шмыгающих собак не ловил?
— Нет, — вздрогнув, ответил рюхин, — я его вчера видел и
сегодня утром. Он был совершенно здоров…
— А почему в кальсонах? С постели взяли?
— Он, доктор, в ресторан пришел в таком виде…
— Ага, ага, — очень удовлетворенно сказал доктор, — а по-
чему ссадины? Дрался с кем-нибудь?
— Он с забора упал, а потом в ресторане ударил одного… И
еще кое-кого…
— Так, так, так, — сказал доктор и, повернувшись к Ивану,
добавил:- здравствуйте!
— Здорово, вредитель!- Злобно и громко ответил Иван.
Рюхин сконфузился до того, что не посмел поднять глаза на
вежливого доктора. Но тот ничуть не обиделся, а привычным, лов-
ким жестом снял очки, приподняв полу халата, спрятал их в за-
дний карман брюк, а затем спросил у Ивана:
— сколько вам лет?
— Подите вы от меня к чертям, в самом деле!- Грубо закричал
Иван и отвернулся.
— Почему же вы сердитесь? Разве я сказал вам что-нибудь
неприятное?
— Мне двадцать три года, — возбужденно заговорил Иван, — и
я подам жалобу на вас всех. А на тебя в особенности, гнида!-
Отнесся он отдельно к рюхину.
— А на что же вы хотите пожаловаться?
— На то, что меня, здорового человека, схватили и силой
приволокли в сумасшедший дом!- В гневе ответил Иван.
Здесь рюхин всмотрелся в Ивана и похолодел: решительно ни-
какого безумия не было у того в глазах. Из мутных, как они были
в грибоедове, они превратились в прежние, ясные.
«Батюшки!- Испуганно подумал рюхин, — да он и впрямь нор-
мален? Вот чепуха какая! Зачем же мы, в самом деле, сюда-то его
притащили? Нормален, нормален, только рожа расцарапана…»
— Вы находитесь, — спокойно заговорил врач, присаживаясь на
белый табурет на блестящей ноге, — не в сумасшедшем доме, а в
клинике, где вас никто не станет задерживать, если в этом нет
надобности.
Иван николаевич покосился недоверчиво, но все же пробурчал:
— слава те господи! Нашелся наконец хоть один нормальный
среди идиотов, из которых первый- балбес и бездарность сашка!
— Кто этот сашка-бездарность?- Осведомился врач.

— А вот он, рюхин!- Ответил Иван и ткнул грязным пальцем в
направлении рюхина.
Тот вспыхнул от негодования.
«Это он мне вместо спасибо!- Горько подумал он, — за то,
что я принял в нем участие! Вот уж, действительно, дрянь!»
— Типичный кулачок по своей психологии, — заговорил Иван
николаевич, которому, очевидно, приспичило обличать рюхина, — и
притом кулачок, тщательно маскирующийся под пролетария. Посмо-
трите на его постную физиономию и сличите с теми звучными сти-
хами, которые он сочинил к первому числу! Хе-хе-хе… «Взвей-
тесь!» Да «развейтесь!»… А вы загляните к нему внутрь- что он
там думает… Вы ахнете! И Иван николаевич зловеще рассмеялся.
Рюхин тяжело дышал, был красен и думал только об одном, что
он отогрел у себя на груди змею, что он принял участие в том,
кто оказался на поверку злобным врагом. И главное, и поделать
ничего нельзя было: не ругаться же с душевнобольным?!
— А почему вас, собственно, доставили к нам?- Спросил врач,
внимательно выслушав обличения Бездомного.
— Да черт их возьми, олухов! Схватили, связали какими-то
тряпками и поволокли в грузовике!
— Позвольте вас спросить, вы почему в ресторан пришли в
одном белье?
— Ничего тут нету удивительного, — ответил Иван, — пошел я
купаться на Москва-реку, ну и попятили мою одежу, а эту дрянь
оставили! Не голым же мне по Москве идти? Надел что было, по-
тому что спешил в ресторан к грибоедову.
Врач вопросительно посмотрел на рюхина, и тот хмуро пробор-
мотал:
— ресторан так называется.
— Ага, — сказал врач, — а почему так спешили? Какое-нибудь
деловое свидание?
— Консультанта я ловлю, — ответил Иван николаевич и тревож-
но оглянулся.
— Какого консультанта?
— Вы Берлиоза знаете?- Спросил Иван многозначительно.
— Это… Композитор?
Иван расстроился.
— Какой там композитор? Ах да, да нет! Композитор- это
однофамилец миши Берлиоза!
Рюхину не хотелось ничего говорить, но пришлось об»яснить.
— Секретаря массолита Берлиоза сегодня вечером задавило
трамваем на патриарших.
— Не ври ты, чего не знаешь!- Рассердился на рюхина Иван, —
я, а не ты был при этом! Он его нарочно под трамвай пристроил!
— Толкнул?
— Да при чем здесь «Толкнул»?- Сердясь на общую бестол-
ковость, воскликнул Иван, — такому и толкать не надо! Он такие
штуки может выделывать, что только держись! Он заранее знал,
что Берлиоз попадет под трамвай!
— А кто-нибудь, кроме вас, видел этого консультанта?
— То-то и беда, что только я и Берлиоз.
— Так. Какие же меры вы приняли, чтобы поймать этого убий-
цу?- Тут врач повернулся и бросил взгляд женщине в белом хала-
те, сидящей за столом в сторонке. Та вынула лист и стала за-
полнять пустые места в его графах.
— Меры вот какие. Взял я на кухне свечечку…
— Вот эту?- Спросил врач, указывая на изломанную свечку,
лежащую на столе рядом с иконкой перед женщиной.
— Эту самую, и…
— А иконка зачем?
— Ну да, иконка…- Иван покраснел, — иконка-то больше все-
го и испугала, — он опять ткнул пальцем в сторону рюхина, — но
дело в том, что он, консультант, он, будем говорить прямо… С
нечистой силой знается… И так его не поймаешь.
Санитары почему-то вытянули руки по швам и глаз не сводили
с Ивана.
— Да-с, — продолжал Иван, — знается! Тут факт бесповорот-
ный. Он лично с понтием пилатом разговаривал. Да нечего на меня
так смотреть! Верно говорю! Все видел- и балкон и пальмы. Был,
словом, у понтия пилата, за это я ручаюсь.
— Ну-те, ну-те…
— Ну вот, стало быть, я иконку на грудь пришпилил и побе-
жал…
Вдруг часы ударили два раза.
— Эге-ге!- Воскликнул Иван и поднялся с дИвана, — два часа,
а я с вами время теряю! Я извиняюсь, где телефон?
— Пропустите к телефону, — приказал врач санитарам.
Иван ухватился за трубку, а женщина в это время тихо спро-
сила у рюхина:
— женат он?
— Холост, — испуганно ответил рюхин.
— Член профсоюза?
— Да.
— Милиция?- Закричал Иван в трубку, — милиция? Товарищ де-
журный, распорядитесь сейчас же, чтобы выслали пять мотоцикле-
тов с пулеметами для поимки иностранного консультанта. Что?
Заезжайте за мною, я сам с вами поеду… Говорит поэт Бездомный
из сумасшедшего дома… Как ваш адрес?- Шепотом спросил без-
домный у доктора, прикрывая трубку ладонью, — а потом опять
закричал в трубку:- вы слушаете? Алло!.. Безобразие!- Вдруг
завопил Иван и швырнул трубку в стену. Затем он повернулся к
врачу, протянул ему руку, сухо сказал «До свидания» и собрался
уходить.
Помилуйте, куда же вы хотите идти?- Заговорил врач, вгляды-
ваясь в глаза Ивана, — глубокой ночью, в белье… Вы плохо чув-
ствуете себя, останьтесь у нас!
— Пропустите-ка, — сказал Иван санитарам, сомкнувшимся у
дверей.- Пустите вы или нет?- Страшным голосом крикнул поэт.
Рюхин задрожал, а женщина нажала кнопку в столике, и на его
стеклянную поверхность выскочила блестящая коробочка и запаян-
ная ампула.
— Ах так?!- Дико и затравленно озираясь, произнес Иван, —
ну ладно же! Прощайте…- И головою вперед он бросился в штору

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *