ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

Башмак Эмпедокла

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Вячеслав Куприянов: Башмак Эмпедокла

нин был лыс, Сталин волосат и усат, Хрущев лыс, Брежнев волосат и бро-
васт, Андропов лысоват, Черненко волосат и бел, Горбачев лыс, Ельцин во-
лосат и бел. При этом лысые как раз подвижные и кратковременные, видимо,
к ним относится поговорка: потерявши голову, по волосам не плачут. А во-
лосатые держатся дольше, к ним, хоть и к мужикам, годится пословица: у
бабы волос долог, да ум короток…
— По-твоему получается, что после Ельцина опять лысый будет, — вста-
вил я, — это хорошо, значит не Жванецкий, хотя он и подвижный…
— При чем здесь Жванецкий, он ведь как раз лысый, — сообразил Помер.
— Извини, старик, я имел в виду Жириновского, это он еще не лысый,
правда, хитер, быть может тоже маскируется и пока в парике ходит. На
сцену втащили шкаф, музыка закатила барабанную дробь, как перед смер-
тельным номером циркача. Дверцы шкафа раскрылись, и оттуда вышел ведущий
с ночным горшком в руке. Он прошел по краю сцены, показывая всем пустоту
в горшке, белое эмалевое донышко. Находясь в застенках неприятельских
структур, приходится ради выживания принимать крайние меры, растолковал
он публике. Потом лауреат с горшком на минуту скрылся в шкаф, и появился
уже с полным горшком. Если вас хотят уморить голодом, объяснял ведущий,
это самое надежное средство перехитрить мучителей. Есть ли среди при-
сутствующих желающие убедиться, что все подлинное? Можно попробовать
пальцем! Одна из дам выразила желание, но ее спутник, грубый мужлан, не
пустил ее. Впрочем, запах был подлинный, некоторые даже перестали же-
вать, хотя пить продолжали. Под барабанный рокот лауреат съел содержимое
и под рукоплескания удалился.
— Знаю я эти штучки, — хмуро заметил Помер, — все у них сосчитано.
Стаканчиков жалко, потому он съел свое дерьмо, чтобы хозяину стаканчики
проглоченные изрыгнуть, так сказать не отходя от кассы.
— Ну, ты — голова! — восхитился я приятелем своим и заказал еще вы-
пить, было как раз к месту. И тему, затронутую Померещенским, развил
дальше.
— А смотри, как они нашу литературу каждый по-своему колебали. Первый
лысый требовал от всех партийности, нечего писать для денежных мешков.
Он бы и всех лирических героев принял в партию, даже всяких там бабочек
и мотыльков, и жуков, от майского до навозного. Революция у него, как в
воду, в Толстого гляделась. А писатели разбежались, хорошо, кто успел.
Первый волосатый и усатый уже разбегаться не дал, пусть, мол, на род-
ной земле помирают. И помог. А потом говорил: У мэня других пысатэлей
нэту! Следующий лысый, Никита, Сталина отменил, Ленина не тронул, ясно,
лысый лысому на лысину не плюнет. А писателей опять разбазарил, хорошо
хоть уже не хоронил. Лучше он, конечно, с художниками распорядился, они
удобнее, их перелистывать не надо. Теперь опять волосатый, с бровями, он
уже не шумел, он понял, писатель хорош, когда его не особенно видно, а
чтобы тон задать, сам положил начало правительственному натурализму,
снова вспахал целину и захватил, отбил у немца Малую землю. Хорошо. Тре-
тий лысый сразу понял для себя смысл правительственного натурализма, но
на новом витке: писать надо только за валюту. Потому неправительственные
писатели пусть делают, что хотят, если и их заметят, то туда им и доро-
га. И много, много писателей сразу развелось, но и вывелись они довольно
быстро, вместе с книгами. И последний волосатый. Это уже и писатель пос-
ледний. Остальных, если и видно, то их нам изредка из заграницы показы-
вают, истощенных, но уверенных в себе. А если Самого долго не видно, то
нечего и спрашивать, что он делает, как государством-де руководит. Что
делает? Книги пишет, чтобы на Западе раньше нас знали, что он делал. Они
там всем правительством пишут, оттого других и не увидишь, поскольку у
нас сейчас главное направление, оно и единственное — это конвертируемый
правительственный натурализм. Чуешь, к чему я клоню? Вечно этот Помер
прибором играет. Говорил я ему: ты же по заграницам шастаешь, не тереби
нож и вилку, будто ты их украсть хочешь. Не помогает.
— К чему ты клонишь? Что и меня уже не видно? К этому, да?
— Да нет. Тебя все равно видно, ты же — Помер. Ты всех переживешь, и
лысых и волосатых. Нет, я о себе. Я о том, что пора и мне за перо
взяться. Вот и хочу с тобой посоветоваться, с кем же еще… Тут к его
чести надо сказать, настоящий он мужик. Другой бы не потерпел потенци-
ального соперника. А этот только поперхнулся, но отговаривать меня не
стал, стращая такими словами, как особая грамотность, тонкость души и
усидчивость тела.
— Ну, так пиши! — только и сказал.
— Э, нет, я так не хочу, как вы, я хочу, чтобы наверняка. Хотя я и не
правительственный, но хочу, чтобы сразу и за бугром издали. Чтобы сразу
— бестселлер!
Он и тут не растерялся. Валяй, говорит, Скелет. Бестселлер — это не
литература, быть может, у тебя и получится. А я не отстаю: — Вот ты и
дай совет — что? Он опять на тарелке остатками яств играет. Я ему всегда
говорил, что ты не доедаешь? А он мне возражал: Набоков никогда до конца
не доедал. Хороший тон, говорит. Но совет никак давать не хочет: все уже
давно написано, и все уже давно напечатано.
— Нет, — держу я свою линию, — вот Пушкин дал Гоголю сюжет оМертвых
душп и ты мне что-нибудь удели…
— Гоголю бы уделил: началась земельная реформа, и Чичиков заселяет
Россию вымершими земледельцами… А вообще, для начала нужны свои мысли.
Ага, подумал я, Гоголю. Да Гоголь бы тебя в такой ресторан не зазвал,
да и самого Гоголя сюда бы не пустили. Говорю: — Свои мысли? Изволь. От-
советуй, если советовать не горазд. Что сейчас в моде? Политика, секс и
пищеварение. Стриптиз как полная гласность изголодавшейся плоти. Уходит
в прошлое унылое взвешивание мозгов усопших вождей. Извилины кишок
больше влияют на жизнь свободного общества, чем извилины мозга. Плоды
умствования совпадают с итогами работы кишечника. Моя мысль — показать
наш революционный подвиг как перманентную сексуальную революцию. Ленин —
первый покойник от СПИДа. Сталин всю жизнь страдает от затаенного
счастья — почему он не заразился. Троцкого высылают из страны, чтобы не
заразил Политбюро. Не зря Ленин говаривал — эта проститутка Троцкий. Ро-
доначальник всей этой катавасии заразился непосредственно от призрака
коммунизма, который бродил по Европе специально в вожделенных поисках
Владимира Ильича. Забальзамировать его было важно из гигиенических сооб-
ражений: призрак слился с вождем и в него перевоплотился, потому плоть
должна оставаться на виду, чтобы призрак не восстал и не начал бродить
дальше. Троцкий был убит из ревности Сталиным в состоянии длительного

дистанционного аффекта. Ясна и суть сталинского садизма, ограниченный
был человек, не дошел до мазохизма, потому и оставался неуязвим. Прочие,
более слабые и задетые чумой культуры, выстрадали своим садо-мазохизмом
цепь репрессий и прямых убийств, на них же эта цепь и замыкалась, потому
с таким наслаждением они признавались в несовершенных грехах. Почему их
окрестили врагами народа? Народ же обязан плодиться, размножаться, а ка-
кой приплод при однополой любви? Другая сторона этой истории. Сталин не-
разделенной любовью любил Гитлера. Отсюда и война. Неутоленную страсть
Сталин вымещал на Берии, а тот на всем прочем народе. Я закурил свой
овинстонп и, как следователь на допросе, предложил сигарету Померещенс-
кому: закуривай, твои любимые. Бросил, говорит. Сидит, слушает, перева-
ривает. Я говорю:
— Они и на смерть легко шли, потому что боялись, что рано или поздно
от СПИДа загнутся. Кстати, ты обратил внимание, что вспышка СПИДа почти
совпала с началом перестройки? Удивляешься? Говорили, будто это оттого,
что к нам больше въезжать стали, завезли. Ерунда, это как раз мы больше
выезжать стали, вот и вывезли. Не веришь? А почему же сейчас выезд — по-
жалуйста, а со въездом в другие страны куда как строго? Знают, чего бо-
ятся. Это мы как всегда в неведении пребываем. Все говорим, что рождае-
мость у нас падает от демократии. А это все последствия великой сексу-
альной революции.
Вот. Ее начало тоже опишу, красочно. Не так, как Солженицын. В полном
соответствии политическому натурализму. Условия такие были. Вдали от ро-
дины, тесной кучкой. Среди чужих людей. Поп Гапон тоже будет замешан.
Потом ссылки. Ну, жены, Крупская и компания, все для ширмы. Все это Ла-
риса Васильева в оКремлевских женахп буквально обнажила: никакой сексу-
альности со стороны революционных жен. За редкими исключениями, но это
неженатые революционерки. То есть, извини, незамужние.
Я все думал, когда это безобразие началось. Сначала решил, в заплом-
бированном вагоне. Темно поди было, как раз для свального греха. Но по-
том я подумал, началось еще раньше. Есть там и некрофилия, все это сма-
кование загнивания империализма… Тут Помер меня перебил, зашипел, ти-
ше-тише! — и указал на сцену, где как раз пластически бесчинствовали су-
щества загадочного пола. С этого момента он только полушепотом, а потом
вообще шепотом со мной объяснялся, отчего мне приходилось часто пересп-
рашивать. Я не стал тише говорить, я же везде, как дома, а тут особенно,
и через стол у меня охрана сидит за самоваром. Но возникла рекламная па-
уза, и я промолчал соответствующее ей время, прослушав это повсеместное
ныне звукоизъявление. В частности было сказано, что всемирно известное,
но не до конца раскрывшееся число опип во время своих грядущих гастролей
впервые покажет нам именно здесь свое онюп. Вы встретите здесь у нас ве-
дущих репрезентантов истеблишмента и электората, богемы и бомонда, ан-
деграунда и промискуитета, мы поможем вам снять стресс и испытать катар-
сис, войти в состояние самадхи и выйти в люди. Войдя в наш непорочный
круг, вы поймете, что такое эллипс рассеивания и Бермудский треугольник.
Вся эта завлекающая белиберда сопровождалась пантомимой и световыми при-
чудами. На сцену высыпала дичь, приправленная экзотическими фруктами, а
официанты сновали между столиками с натюрмортами самых невероятных раз-
меров, примеривая их к стенам и колоннам.
— Все натюрморты, висящие на наших стенах, вы можете заказать себе
уже как блюдо. Если же вы захотите увековечить заказанное вами блюдо, к
вашим услугам наши проворные живописцы, которые не только мгновенно
изобразят яства на вашем столе, но и вас над этими яствами. Вы можете
также заказать голову вашего партнера в виде салата или изысканного тор-
та, а любители натуральной школы могут попробовать запеченный Нос Гоголя
и натуральный фирменный бифштекс оМертвые душип, а также рыбное филе
оПанночкап.
Я слушал все это с интересом, у меня было хорошее настроение, его бы-
ло трудно испортить. Померещенский как всегда кисло и загадочно улыбал-
ся. И ел ломтики лимона.
— Мы этнос молодой, недоразвитый, нам еще вокруг костра сидеть да си-
деть, прозревая в мерцание его поленьев и углей латиноамериканские теле-
сериалы, — заявил он лениво, не переставая кусать лимон.
— Мы племя вечно молодое и вечно незнакомое, — добродушно откликнулся
я, но хэппенинг рекламы заведения мешал мне продолжить мою бодрую мысль.
По первому вашему зову наши популярные поэты сочинят оды в честь ва-
ших прекрасных дам, вам нужно только заказать любимый вами размер! Среди
наших постоянных гостей сам Померещенский, мы вручим вам ценные открытки
с набором его автографов и его незабываемых однобуквенных стихотворений!
Померещенский поежился, но я видел, что он с трудом скрывал чувство глу-
бокого удовлетворения. Я протянул ему руку, и он сухо пожал ее, но тут
же, кажется, пожалел, что сухо. Нас посещали такие литературные знамени-
тости, как введенные в космос большой словесности самим Померещенским
Авраамий Ганнибалов и Еремей Сорокоплехин, Фаддей Астроломов и Максим
Телятников, Эдуард Эпикурицын и Степан Пробка. Специально для Михеева мы
расширили наши двери и выделили для него эксклюзивной величины стул…
— Алмазный мой венец, — вальяжно заметил Померещенский.
— Натуральная школа, — чтобы поддержать разговор, добавил я.
Ненавязчивая музыка на все вкусы и для всех возрастов! Сверху обруши-
вается хэви металл, снизу вздымается поступь духовых оркестров, под ко-
торые желающие могут промаршировать строем. Вокруг ваших столов вы може-
те заметить скрипачей-виртуозов, а любой из наших официантов по вашему
настоянию с удовольствием сыграет на ложках. Мы располагаем самым вмес-
тительным в мире подпольным холодильником, желающие могут в нем пока-
таться на коньках, а в одном из его углов пощупать рекордсмена по дли-
тельности катания в нашем уникальном холодильнике. Но это только копия
рекордсмена, оригинал находится в книге рекордов Гиннесса. Если вы вый-
дете из холодильника, то попадете в сауну с бассейном, где в теплых эк-
ваториальных водах вы можете искупаться вместе с акулами и крокодилами,
не пугайтесь, это наш высококвалифицированный персонал. Если вы любите
охотиться под водой, вам выдадут гарпуны и сети. Ваши телохранители мо-
гут спокойно заняться настольными или подвижными играми, мы берем на се-
бя всю полноту ответственности за ваши божественные тела! По вашим зап-
росам и возможностям прелести нашего массового и индивидуального масса-
жа, включая омолаживающую и отрезвляющую высокочастотную щекотку. Желае-
те испытать чудо целебного голодания? После торжественного приема пищи
вы можете спуститься на наших грузовых лифтах в комфортабельную шахту,
где под наблюдением опытных отшельников предупредительная голодовка
длится семь дней, а полная — сорок. Там вы можете присоединиться к нашим
сотрудникам в белых халатах, которые в той же шахте добывают для нас и
для вас уголь, как известно, мы давно перешли на собственные энергоноси-
тели. Культурная программа передается непрерывно сверху из наших залов,
опровергая устаревшую поговорку — сытый голодного не разумеет. На этом,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *