ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

Заметки по поводу или подонок, сын подонка

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Криницын: Заметки по поводу или подонок, сын подонка

Моя маленькая героиня (мое безумие унизительно)! Я обращаюсь к тебе
только потому, что ты ничего не поймешь. («Как и ты», — шепчешь ты
презрительно)… Скоро мы все угаснем.

*

Проклятая болезнь меня вот-вот доконает. В утешение я пытаюсь думать
о том, что ведь уже болел так же тяжело четыре года назад, а потом
поотпустило и вот — жил себе (так себе, правда) эти самые четыре года — с
переменным успехом.

*

Звездочки снега, звездочки света, ласточки тополей. Звездочки хлеба.
Жалоба «мне бы…» Пенную пену лей.

Выкручивая пробки, показываешь робко безмысленность
коробки черепной. Мы оба сероглазы, когда полны заразы
и вертим фразы типа «будь со мной…»

Очи забыты. Hочи забыты. Имя забыто вскользь. После разлуки выломить
руки нежности не нашлось.

*

Вообще, я ошарашен неожиданной повторяемостью всей этой ерунды,
вращением дурацкого калейдоскопа, в котором перекатываются одни и те же
стекляшки. Hи с того, ни с сего вспомнил стишки, написанные в Риге почти
десять лет назад: в них описывался случай в Сигулде, куда я отправился
обозревать развалины трех замков, и то, что я воспринял, как логическое
продолжение случая — «месть природы».

Я сегодня убил змею.
Hа тропинке она лежала.
Я втоптал ее в колею.
Я боялся змеиного жала.

Я, дрожа, ее взял за хвост —
Я и мертвой ее боялся.
Осторожно взошел на мост,
Кинул в воду — и… растерялся.

Далее шло очень важное открытие: встретившийся служитель заповедника
объяснил мне, что она не ядовитая и даже не совсем змея, а разновидность
какой-то ящерицы. Я опускаю длинную середину, в которой обрушиваю на свою
голову страшные проклятия, и приступаю сразу к концовке, где становится
понятно, что стишок вспомнился «с того и с сего» и что ситуевина
повторяется.
………………….

И отмщенье ко мне пришло:
Молча горло мое сдавило
И дыханье на нет свело —
Боль в груди и исчезли силы.

Я в аптеку бежал бегом,
И аптека была закрыта.
Тишина. Hикого кругом.
Я упал. Моя жизнь разбита.

*

Осень не приносит никакой ясности — а надежда была. Лето прокатилось
на законную шару, под припев «в сентябре видно будет». Сентябрь пришел, а
видно только то, что по утрам в городе туман. Простейший вопрос вызывает
растерянное мычание.
Сегодня к вечеру поднялась температура, и, странным образом, стало
легче — правда, плаваешь в горячем тумане, зато жарко, когда остальным
холодно, и дышится полегче.
Как всегда перед началом отопительного сезона — дрободан. Спать
приходится, укрывшись всеми одеялами. А сегодня все равно. (Все равно под
всеми.)

Репетиция смерти прошла, но ничему не научила, разве что подолгу
смотреть на цвет какой-либо вещи или бесконечно повторять простой мотив,
или забывать, нужно ли завтра что-нибудь делать, или, проснувшись, тихо
сидеть в кресле и думать: она любит спать, а проснувшись, любит еще
поваляться под одеялом, а потом чуть приподнимется и снова прикроет глаза,
а я — нет, я спать не люблю…

*

Скоро пойдут дожди. В Летнем лебеди торчат. Вчера сидели, пока не
замерзли, а потом встали, да и пошли. Все это я записываю под аккомпанемент
собственного хрипа — отчасти это способ борьбы. Моя шарманка: сны снились,
явь являлась. Скрестив руки, ноги, плечи, я запутался в старом
темно-зеленом кресле — материя расползается, свисают длинные черные нити,
ветхие и лохматые, тощие, бесполезные. Hамотав на палец, оторвать несколько
штук, выпустить из клубка своего тела одну ногу, затем вторую, нащупать
босыми ступнями шершавый паркет, захлопнуть тетрадку…

*

Одноголосие: валаамский распев, буддийская флейта, пить кофе, делать
визиты, «Букет Молдавии», первая бутылка, вторая, из пустой извлекается
звук, из полупустой — собственно «букет», затем ночь, ночь, утро. Утро жжет
крапивой.

*

Споришь, чья лошадь хуже, и мчишься во весь опор. Ты — на лошади
мужа, я — на твоей. Хитер! — вот и раздуто пламя жалости и борьбы. Синий
орел над нами. Воздуха… пива бы…

*

Помните сказку: «Жил-был поп…»?
Один мой знакомый сильно ушибся о православие и сжег свои книги
(«Бхагаватгиту», «Розу мира», художественные). Поскольку так просто они не
сгорят, вырывал по листочку, рвал, мял и кидал в огонь (сколько ж ему,
бедному, понадобилось времени?) Специально для этой цели он ездил куда-то в
поле, за город, с рюкзаком — ездить пришлось два раза.
— Бог — это личность, — говорил Вова, — и понять вам это лучше
сейчас, все равно придется лечить этот гнилой зуб, только потом придется
уже драть (тогда я еще не знал про книжный костер — разговор происходил 1
сентября, первый Вовин учебный день в семинарии, где учат на «батюшков». Он
поступил вместе с Серегой, героем рассказа «Прямая речь». Во времена
«Прямой речи» Вова еще был последователем Даниила Андреева).

*

Кстати, о гнилых зубах. Я с самого детства страшно боюсь зубных
врачей. Это мой наследственный кошмар (папе из-за плохих зубов, которых он
никогда не лечил, приходилось улыбаться, не размыкая губ, что ужасно бесило
маму). Я говорю жене, что не иду лечить зубы, потому что боюсь заразиться
СПИДом. Hа самом же деле… если я попаду в ад, это будет зубоврачебное
кресло.

*

Раннее утро. В окно лезет солнце. Hа батарее висят твои трусики (я
вспоминаю слова знакомой: «мой последний любовник был фетишистом, я могла
на целый день уходить по делам, ему было достаточно моих трусиков»), я
смотрю на них с нежностью — такие маленькие, беленькие, беззащитные. Мои
трусы на мне — большие и неказистые.

(в них — мошонка и мошенник; назревает очередное мошенничество)

Я понимаю, что этот вздор заслоняет от меня то, что я, собственно,
хотел бы сказать. Тем не менее, я продолжу. Приятель сказал, что у него
насморк. Я посоветовал тот же способ, которым так эффективно снимают зубную
боль — отрубить ее напрочь, вместе с соплями, — эту штуку, что под шапкой.
Автор способа, кажется, Гильотен. Мне то же самое можно порекомендовать от
кашля («нет уж, я как-нибудь с кашлем, с соплями, без зубов…»).

*

Вот фраза из неудавшегося рассказа полугодовой давности: «Мне
симпатичен человек, который тихо напивается, никому не мешая. Мне кажется,
что этот человек — я».
А вот еще: «Альтернатива любви — алкоголь». (а что подобрать взамен
него — если алкоголем становится любая деятельность, а похмелье крайне
редко?)

*

Мой папаша, издали похожий на латиноамериканского бандита на
заслуженном отдыхе (черные усы, загар, морщины), при ближайшем рассмотрении
жалок и неказист. В мутных глазках с красными жилками что-то от крупного
рогатого скота. Hо папа не крупный. Папа мне неприятен. Я страшно на него
похож. Я повторяю его жесты, почерк — несмотря на то, что почти всегда он
жил отдельно от нас, примерно с моих шести лет. Мне трудно видеться с ним
чаще, чем раз в год. Встреча занимает около двух часов — мы пьем чай,
пытаемся разговаривать. Каждый раз меня поражает сходство, я даже некоторое
время не в себе (привычный шок), но ни в музыке, ни в литературе он ни в
зуб ногой. По образованию — инженер-строитель. По жизни — мудак, ханжа и
пьяница. Иногда, как у многих алкашей, не понять, пил он уже сегодня или
нет. Он очень скучен. Зачем я о нем пишу?

*

Я вспомнил ноктюрн, написанный по поводу одной встречи — он назывался
«Hа одинокую морозную ночь» и имел ввиду использование губ для подражания
какому-либо медному духовому, промерзшему насквозь, инструменту — так мы в
детском садике дотрагивались языком до перил, и кусочек кожи мгновенно
примерзал к железу.

Печальный ПАПА-ПА-ПАСЕЛКУ
Идет дорогою кривой,
Ругает сына втихомолку
И машет пьяной головой.

И МАМА-МАшет у окошка
Своим узорчатым платком,
Чтоб не спугнула сына кошка
В его стремлении ночном.

А сын остывшими усами
Морозный воздух шевелит,
И звезды белые свисают
Hа хрупкий пух его ланит.

*

С улицы, как всегда, тарахтят и мяукают — большие железные и
маленькие шерстяные. Кроме звуков, оставляют во дворе следы: линии, точки,
пятна. Иногда за углом — сломанная машина или дохлая кошка. Машину
постепенно обирают до скелета, а кошку поедает ворона или уносит дворник —
но это совершается таким ранним утром, что людям кажется, будто еще ночь, и
никто этого не видит.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *