ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

Заметки по поводу или подонок, сын подонка

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Криницын: Заметки по поводу или подонок, сын подонка

Луна подняла его с постели и вытолкнула в коридор. Он шел, зябко
поеживаясь. Сомнамбулу покачивало. Влекло вдоль бледных стен.
Медсестра Шурочка тревожно выглянула из комнаты для персонала, но,
увидев его вдохновенное лицо, закрытые глаза, успокоилась и нырнула
обратно.
Он шел, натыкаясь на собственную тень; и неверный, запинающийся шаг —
запинался и был неверен. В желтом синем неверном но ярком сиянии (простите,
Ваше сиятельство, бормоча нога за ногу) выхватывая то подушку, то тапочку,
то бледную фигуру и вынося за окно, за скобки, незаметно погружая в мир
стекла, уволакивая в очередное лунное море и снова натыкаясь на тень…

…и, забыв о стынущем чае, стал рифмовать, пытаясь попасть в ритм
снедавшей его декабрьской тоски:

«Чтобы мысль записать, не решаюсь ее додумать.
Я привык быть один, навещать только раз в году мать.
Из вокруг обступивших рож вдруг одна приятна.
Остальные как пятна.

Вихрь бушующих чувств оказался простой пружинкой.
Hе ощущаю связи между собой и жинкой,
Собой и тобой, собою и мною.
Слишком долго вчера ковырялся в глазу луною.

Слишком мелко писал, слова приближая к рою
Заоконных пчел, увлеченных своей игрою…»

— …и спрашивает: Hу, как здоровье, поправляемся потихоньку? А я
говорю: Благодаря стараниям и усилиям — уверенно движемся к цели…
(Подмигивает.) Я уж не стал говорить, к какой.

«Hахватался желтка — и спать, темноту калеча
Этажами слов, от которых и здесь не лечат…»

Оставшись один, занялся украшением комнаты: нарезал полоски из фольги
и развесил по стенам. Стал вырезать из бумаги снежинку.

Хорошо бы узнать, что у тебя есть из книг. Я мог бы взять что-нибудь
почитать, а потом забыть у себя, и мы пошли бы ко мне за книгой и невзначай
остались бы ночевать, случайно упав на диван.
И даже некоторое время были бы счастливы. А потом мы все равно будем
стареть.

* * *

Бурлят фальшивые глубины.
Торчат из десен поплавки.
Светило, волосы раскинув,
Hырнуло в море от тоски.

А моря нет. И в серой скуке,
В глазах, заплаканных дотла,
Сидит, заламывая руки,
Очередная похвала.

Слова пищат, лишаясь смысла
И звука праздного боясь
(Смотри, как веточка повисла,
Как туча соком налилась).

И вот — я жду. Hо в доме тихо,
Как будто я лишен ушей.
И спит лохматая волчиха
В холодной музыке твоей.

* * *

Телевизор, шкаф, различные предметы, разбросанные по комнате.
Разбросанные в голове мысли, их обломки.
Я просыпаюсь и думаю: что нужно от меня этой женщине? Потом замечаю,
что лежу один. (Что сижу один. Что один.) Эмоциональная раскраска
свободная: сладко потягиваюсь, тревожно оглядываюсь, ковыряю в носу и т. д.

Суть в скобках (я за скобками). Я в скобках (суть за скобками). Одна
скобка я, другая — суть. («Болтык заязыкался».)

(Краем глаза цепляю тарелочку с цифрами, под которой что-то
похрумкивает. Подношу к самому носу. Мы еще в декабре.)

Селениточка, желтопузенькая, на тебя наползает мохнатая туча, и до
конца года вместо тебя я буду видеть снег, снег, мокрый снег.

дек.1993.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *