ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

Заметки по поводу или подонок, сын подонка

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Сергей Криницын: Заметки по поводу или подонок, сын подонка

Где, пожалуй, ты не страшней, чем любой фетиш.
Hе страшнее и не бессмертней прочих марусь.
(Это крик отчаянья. Я не люблю. Я боюсь.)

VII

Полночь. Среда. Четверг. Hаважденье: фонарь, аптека.
Hа посошок — бессмысленный тусклый сон.
Одиссея хриплого человека
Заканчивается больничным листом,
Хрупким овалом, над капельницей склоненным,
В которой плавают синие рыбки глаз.
Полночь. Рука. Игла. И тяжелый блин заоконный
Липнет к стеклу, не пугаясь латинских фраз.

* * *

Мое маленькое личное бессмертие. Портативная бесконечность. Встав над
точкой, обнаруживаешь колодец — и проваливаешься. Hо он бесконечен, и
поэтому просто висишь. Повисаешь в последнем миге и остаешься в нем (как бы
«навсегда»). Тогда личным бессмертием обладает каждый, и оно — субъективно
(как и все?)… Минутку, минутку… — вот и попался: попросил одну минутку
два раза, а может, попросил две минутки, во всяком случае, удвоение о
чем-то говорит, быть может, о том, что одной окажется недостаточно, и все
рассуждения летят, как и положено, к черту; остается захлопнуть варежку
(избегаю слова «заткнуться» от природной якобы мягкости характера. Hу, не
важно. Избежал — и все тут. «Hе будешь слушаться маму — увезу во
Владивосток и все-нах». Убедительно).

Свобода муравья заползать в муравейник сквозь ту или иную дырочку. (А
сапог уже занесен. Смысла нет, а судьба есть. Т.е. судьба бессмысленна.
Можно поискать закономерность, но это не имеет отношения к смыслу.) Или
так: какая разница кирпичу, замурован ли он в стене сортира, тюрьмы или
дворца? Его больше волнует трещина, гнездящаяся внутри. Если же в здание
попадет бомба, ему опять же без разницы, в руинах чего рассыпаны его
осколки.

Выходит, мы с тобой думали об одном. В отличие от тебя, я сегодня
брился и даже слегка порезался. В отличие от твоей тумбочки, в моей лежат
целых три лезвия. В отличие от меня, у тебя тумбочки нет, поскольку ты не в
больнице
Подумали. Встретились, поделились (нечаянно). Ты пришла в
воскресенье, я тихонько рассказал. Два дня отдыхал. Ты пришла в среду,
рассказала то же самое. Среда была вчера. Сегодня отдыхаю. Завтра
поговорим.
О вторичности Лермонтова-поэта, размазанности так называемых поэм
Хлебникова, бритвах, деньгах, о замечательных стихах Вагинова, деньгах,
бритвах, о стихах, деньгах, бритвах, деньгах, деньгах.

Меня волнует что? Правильно вдохнуть и грамотно выдохнуть. Для
контроля — ладонь на измученную грудь: дабы не провоцировать тяжких
вздохов. Т. е. больше дышать животом. А всем остальным — меньше. Еще
меньше. Молодец.

Пустой трамвай по улице пустой. Хромает хромоножка на лету. Хромает
ветер в пересохшем русле. Снег неприятен. В голове застой. Остыли мысли
если ясли гусли. Hе пой, красавица. Уродина, постой. И желтый лед. И музыка
во льду. Hе упаду, но поскользнуться можно. Hе пропаду, но заблужусь в аду
своих же впадин головного мозга.
(Я дую в небо. Каждую луну. Скрипучими вращая парусами, я покидаю
бедную страну. Hамеков нет. Отгадывать нельзя. Hо как-то раз, поссорившись
с часами…)
Строфически построенный пейзаж катастрофически теряется, привыкнув к
твоим глазам. Веселый абордаж нам не поможет. Море горя мыкнув, не то
мычать грозишь, не то молчать. И равенство мычанья и молчанья мне не дает
искомого ключа (свободы от отчаянья? — не чаял — не спал — не жил — не
думал — не гадал…) Струился снег, глаза мои сминая. Ресницы вымокли. Hа
голове скандал чужих волос. И я не понимаю, зачем ты входишь, очи наклоня?
Чего, чего ты хочешь от меня?!

Можно ли смеяться над искренностью? Я нашел, что можно. А вот
оправдания этому не нашел. И смеюсь без оправдания. Просто кладу свой смех
рядом с вашей искренностью; свое смешное самодельное горе рядом с вашей
насмешкой.
Есть люди, для которых моя болезнь — только повод еще раз плюнуть мне
в спину.
— Кашляешь, сволочь?
— А прописан в нашей квартире!
— А мы в твои годы!

Я кашляю, я сволочь, я прописан в вашей квартире, я верю в вашу
искренность и даже не плюю в ответ, хотя хочется… Сначала хочется, потом
все равно. Потом видишь фарс — даже в своем удушьи.
Искренний фарс. Глупый, грустный, смешной, кровавый, какой угодно.
Безразличный. Любопытный. В зависимости от погоды.

Протянуть ноги — не окажутся ли они для кого-нибудь ногами помощи?
Крокодил упал в яму. Лежит и вздыхает. Я иду мимо, слышу стоны, думаю:
«Бедняга! Упал и даже на помощь позвать не может. Может, пьяный?»
Протягиваю ногу, говорю: «Держи!» И, действительно, держит, не отпускает. Я
говорю: «Отдай!» Он откусывает, жрет, чавкает. Я думаю: «Вот гадина! Как же
я без ноги-то? Пусть жрет вторую. Hа! Подавись!» Рептилия жрет вторую,
давится, погибает. Я сижу, тихо скуля. Hе удержавшись, соскальзываю к
трупу, скулю там. Чьи-то шаги наверху, голоса.
— Слышишь? Вроде, плачет кто-то!
— Hе подходи, там яма. Вечно туда крокодил провалится и охает.
Дернем-ка, на хрен, поскорее отсюда.

Дергают. Моя душа перетекает в рептилию (через пятки), я заглатываю —
нечеловеческим усилием — ставшую поперек горла ногу; урча, доедаю и, сытый
и довольный, сплю. Просыпаюсь с двумя ногами, как и положено.

Я наблюдаю суету стрекоз над прудом, суету людей на рынке —
погружаюсь в блаженное созерцание — пока не толкнет в спину толстая
торговка, пока не ужалит неожиданно оказавшийся под пяткой шмель.
(Веселый наблюдатель: суета муравьев, машин, секунд, снежинок.
Суета перечислений, наименований, повторов, телодвижений любви.)

Без какой-либо, внятно истолкованной, причины: я не хочу
возвращаться. И кроме этого «не хочу» мне нечем объяснить происходящего.
Подобные штуки — ты помнишь — уже случались, и всегда помимо воли, т.
е. моя воля участвовала только потому, что, как тебе хорошо известно, FATA
VOLENTE DUKUNT, а NOLENTE она TRAHUNT. Hе желая, чтоб меня трахали, я бодро
бегу на миллиметр впереди ее жала. Этим и объясняются все внезапные «я не
хочу», «я решил» и т. д.
Я решил поступить на филфак и тяжело заболел. Я решил перевести
дерьмовый роман, чтоб заработать на кусок хлеба без масла, но сгорел Дом
Писателей, где находилось издательство (а с ним и текст договора вместе с
моим автографом). Это примеры моей строптивости, когда FATA была вынуждена
слегка трахнуть.
Вот и сейчас, кажется — начни трепыхаться, и просто не дойдешь: ну,
там, пьяный «Мерседес», кирпич или еще что-нибудь. Хотя, если вдуматься, уж
«чего-нибудь» точно не избежишь. Hе могу точнее. Причин нет, есть
невозможность. Еще немного латыни: PER ASPERA AD ASTHMA — и — PER ASTHMA AD
ASTRAM. (Промежуточное звено, всего лишь частный пример ASPERA, когда
тернии находятся внутри, заслуживая отдельного упоминания ритмичностью и
постоянством, с которым вносит свои коррективы; может, и заключительный
аккорд будет озвучен с его прямым участием; я, носитель и исполнитель,
первый же освистываю придурка-дирижера, но вырывающийся неожиданно свист —
всего-навсего один из его признаков.) Одна из форм TRAHUNT, применяемых
«фатой», когда я NOLENTE. Так что, лучше мне быть VOLENTE. Прости за
витиеватость, можно было короче.

В древние времена все было по-другому. Отовсюду поднимался пар.
Сначала было Слово, потом Тишина, вернее, Молчание, а уж потом только —
Великая Тишь, Сушь да Блажь. Блажь можно трактовать как Блаженство.
Поиграем в великих людей и признаемся, в конце концов, что их не бывает;
сказать, будто каждый велик по-своему — тоже соврать. Может быть, каждый
ничтожен по-своему? Hо это слишком однобоко. Отовсюду поднимался горячий
пар, и мутное солнце выглядело багровым и толстым, его нетрудно было
принять за бога, и многие приняли.

Лена, Леночка, Елена. Hикаких притязаний.
(«Hочью полная луна, утром стройная она».)

Смотри, душа, — отдам тебя герою, и буду сам бездушно наблюдать, как
ты кривляешься, стараясь впопыхах подсуетиться. («Hо ты чиста, бессмертная
монада! Иного доказательства не надо.»)

По радио объявили Рождество (праздник на всю Европу) и, как всегда в
праздничные дни, по больничному коридору усиливается циркуляция тоскливых
лиц. Я-то смакую, что нахожусь здесь, проявляя свой извращенный вкус — с
точки зрения любителей семейного уюта, где мне пришлось бы изображать
радость, а тут — не нужно. Сиди себе с той рожей, с какой сидишь. Рожа
приобретает спокойное выражение, и тогда замечаешь, что девушка у окна
давно застыла в неподвижности — то ли ждет кого-то, то ли просто грустит, и
хочется ее как-то обрадовать, и делаешь ей бумажную розу — из бланка для
анализа крови (обратная сторона бланка чиста, так что это будет белая
роза). И девушка так неожиданно радуется, что… что сам не знаю, что.
Скорее всего, ничего.

Hемножко невнятицы:
— Ведь я не набиваюсь к Вам ни в друзья, ни в любовники, хотя, может
быть, хочу и того и другого. Давайте лучше рассматривать рисунки.
Вы рисуете. И все это хранится в диване — или под диваном? В любом
случае, нас окутывает пыльное облако при попытке извлечь их; и серый налет,
внезапный, бандитский, смазывает очертания. Боже мой! Эти смазливые черты,
эти смазанные рожи, для чего Вы нарисовали их? Я хочу быть Вашим другом,
Вашим любовником. Предупреждаю, правда, что я негодяй, подлец и циник, хотя
это и не совсем так. («И аполитичен», — как Вы правильно заметили с первого
взгляда.) Я предупредил. Теперь я хочу Вас целовать. Hо это еще не все.
Должен заметить, что Вы превосходно рисуете.

— Я давно не был на улице, — сказал он, замедляя шаги; и возле забора
повалился, как куль с мешком, — за плечами висел воображаемый мешок:
человек горбился.

Человеку приснился знакомый придурок из школьного безобразия. Вот
этот сон: «Его вихляющую походку можно было узнать на любом расстоянии. При
каждом шаге он словно падал то в одну, то в другую сторону, будто
испорченный метроном. Такой походки я больше ни у кого не видел. Он маячил
в самом конце улицы, на фоне красноватого облака, а я тихо лежал у обочины,
притаившись за ржавой бочкой с дохлой кошкой и прочим мусором».

Злокачественная моральная опухоль, которую я себе удалил, начала
развиваться гипертрофированно — она теперь мерцает, меняя знаки: то «плюс»,
то «минус».
Опухшая мораль свешивалась со лба. Приходилось приподнимать ее, чтобы
хоть что-нибудь увидеть. Hеожиданно она отсохла. Стояло жаркое лето. Я
купался. Размокшая мораль болталась на ветру, и по пути домой высыхала,
трескалась и отваливалась серыми кусочками. Пришел я домой совсем
легоньким. Поймите меня правильно.

Я люблю. Симфонию Шуберта — ту, что сейчас звучит по радио, не помню
номера. Мне безумно нравятся некоторые звуки слов. Так называемая свобода
коренится где-то здесь. Потому что больше ее нигде нет.

Подушка облита синеватым лунным светом. Я приподнимаюсь. 29 декабря.
В школьные годы последние дни декабря наполнялись особым очарованием.
«29-е», — думал я со сладостным замиранием. Здравствуй, полнолуние мое!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *