ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

Лирика

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Василий Кожевников: Лирика

Фантазируют все — от сплетника до ученого, несмотря на
разницу в целях. Эйнштейн, например, утверждал, что для
ученого фантазия важнее, чем знания.

Роль фантазии огромна, хотя почти не осознается. И прежде
всего без фантазии невозможен творческий акт. Что это такое,
тоже не знает никто, но что его результаты не похожи ни на
какие другие — видно каждому. А если результаты непохожи,
значит, и причины разные.

Надо различать открытия и творчество. Открывают то, что в
природе уже есть, а творят то, чего в природе еще не было. Ни
автомобиля в природе не было, ни табуретки, ни частушки, ни
Героической симфонии, ни «Илиады». Война греков с троянцами
была, а «Илиады» не было. Ее сотворил Гомер в форме эпоса»._

Как с содержанием, так и с формой у Михаила Анчарова все в
порядке, а с фантазией — подавно.

К сожалению, фантастическую трилогию, эту книгу можно найти
сейчас разве что ориентируясь на анчаровскую теорию
_не_вероятности. Как я слышал от Геннадия Черкасова, одного
из наших, ее нет даже в доме писателя, то бишь автора: кто-то
умудрился «увести» прямо с полки. Я лично читал ее всего раз,
а это было больше десяти лет назад, и найти эту книгу — в
настоящий момент мое _жгучее_ желание. (И не только, впрочем,
мое). Но это так, к слову…

А Михаил Леонидович продолжает творить. Начинается третий
этап песенного творчества, издательство «Советская Россия»
выпускает отдельной книжкой повесть «Этот синий апрель…»
с… короче — _обложка и рисунки Михаила Анчарова_,
появляются публикации за рубежом.

В 1971-м году ЦТ демонстрирует телеспектакль «День за днем»,
снятый по его сценарию. Это была киноповесть —
непредсказуемая, как жизнь. Так получилось, что никто не лез
и не правил. Договор был заключен на 2 серии, потом продлили
на 6, потом на 9. Актеры не ожидали продолжения и
выкладывались на каждой серии. Успех был поразительный.

_»Многих экспертов тогда удивляло, что спектакль пользуется
успехом, хотя в нем ничего не происходит, нет никаких
грандиозных событий, нет остро увлекательного сюжета, а есть
только ограниченное пространство коммунальной квартиры и ее
обитатели. Пытались установить, в чем же секрет. Секрета
никакого не было. Я писал о том, что тогда меня волновало —
жизни и судьбы, скрытые за стенами коммуналки. Меня не
устраивал взгляд на нее, как на какой-то кастрюльно-склочный
бедлам, где все мелко и пошло и где, в лучшем случае,
обретается подсобный материал для сатирика. Вздор! Там живут
люди, а жизнь людей всегда значительна»._

В телесериале звучали песни на стихи М.Анчарова. Правда,
музыку писал И.Катаев.

«Песня о России»

Ты припомни, Россия,
Как все это было,
Как полжизни ушло
У тебя на бои,
Как под песни твои
Прошагало полмира,
Пролетело полвека
По рельсам твоим.

И сто тысяч надежд
И руин раскаленных,
И сто тысяч салютов,
И стон проводов,
И свирепая нежность
Твоих батальонов
Уместились в твои
Полсотни годов.

На твоих рубежах
Полыхают пожары.
Каждый год — словно храм,
Уцелевший в огне.
Каждый год — как межа
Между новым и старым.
Каждый год — как ребенок,
Спешащий ко мне.

На краю городском,
Где дома-новостройки,
На холодном ветру
Распахну пальтецо,
Чтоб летящие к звездам
Московские тройки
Мне морозную пыль
Уронили в лицо.

Только что там зима —
Ведь проклюнулось лето!
И, навеки прощаясь

Со старой тоской,
Скорлупу разбивает
Старуха-планета —
Молодая выходит
Из пены морской.

Я люблю и смеюсь,
Ни о чем не жалею.
Я сражался и жил,
Как умел — по мечте.
Ты прости, если лучше
Пропеть не умею.
Припадаю, Россия,
К твоей красоте!

А одна из песен, впервые прозвучавшая в телефильме, стала,
если можно так сказать, бесспорным шлягером начала
семидесятых. Начиналась она так:

«Стою на полустаночке
В цветастом полушалочке,
А мимо пролетают поезда…»

Через год вышла на экраны вторая, 8-серийная часть
телеспектакля. Кажется, она (хотя вполне возможно, что не
она, а телефильм «В одном микрорайоне», созданный по сценарию
Анчарова и увидевший свет позднее — в 1976-м году), в общем,
что-то понравилось Брежневу, и кое-кто поспешил назвать
автора конъюнктурщиком. На мой взгляд, это было не совсем то и
не совсем так. Михаил Леонидович был скорее врагом
конъюнктуры, чем ее сторонником, но, как гласит поговорка, нет
дыма без огня… Впрочем, вот слова одного из тех, кто был
знаком с Анчаровым: «Он был, если так можно выразиться,
одним из последних рыцарей идеи социализма, которую защищал
неизменно и яростно». Я, между прочим, тоже думаю, что идея
эта не такая уж плохая штука, какой ее сейчас принято
выставлять, просто не надо спутывать ее с методами и
результатами этих методов, с системой, которая 70 лет якобы
пыталась воплотить эту идею в жизнь. А еще я думаю, что ей и
не суждено было и не суждено вообще воплотиться, пока все
люди (за исключением, пожалуй, мизерного процента, ибо без
этого тоже невозможно) не станут такими, как герои
произведений Анчарова (разумеется, те — которые не
отрицательные) — дерзкие, талантливые, несгибаемые, философы,
художники, мечтатели. В общем — поэты. Как и сам их
создатель… Невольно на ум приходит строчка «…по образу и
подобию своему…»

К слову сказать, касаясь это, отдельной темы — «Анчаров и
социализм», — более конкретную и интересную аргументацию, а
также комментарии и прочее мог бы предоставить Яков Иосифович
Цукерник, который не только, как и я, ярый поклонник таланта
Анчарова, не только поклонник творчества Крапивина и член
клуба «Лоцман», но и имел счастье сам встретиться и
разговаривать с Михаилом Леонидовичем. В том числе и о
социализме — из первых рук. Анчаров думал о нем иначе, чем
все.

От себя добавлю только одну его потрясающую строфу из
«Баллады об относительности возраста». Это — цель, и яснее
быть не может.

Чтобы Земля,
Как сад благословенный,
Произвела
Людей, а не скотов;
Чтоб шар земной
Помчался по вселенной,
Пугая звезды
Запахом цветов.

Еще. Может быть, это и не совсем верно, но данная тема мне
лично позволяет провести некую параллель, или, наоборот,
возможно, найти точку, одну из точек соприкосновения
творчества Михаила Леонидовича Анчарова и творчества другого,
также любимого мною писателя — Владислава Петровича
Крапивина. Не впрямую, понятное дело, а где-то в моем
сознании или подсознании…

А рассказ «Корабль с крыльями из тополиного пуха» — это ли не
еще одна точка соприкосновения двух «многогранников»?
(Правда, сам я этот рассказ еще не читал, но ведь и название
тоже кое-что значит. Разве нет?) А первый — «Барабан на
лунной дороге»? А песня на слова _Грина_? Я уже не говорю об
уникальном совпадении — часть третья «Самшитового леса» (о
нем позднее будет сказано) называется… «Крик петуха».

И еще — герои произведений Анчарова, присутствуя, или
появляются, или упоминаются то в одной, то в другой вещи,
связывают в один блок почти все произведения писателя, во
всяком случае, большую часть их. И мне лично это очень
нравится. Некоторая аналогия — крапивинские
мальчишки-лоцманы…

Однако, это все, конечно, не главное. Хотя…

В конце семидесятых М.Анчаров начинает отдавать предпочтение
работе над прозой. _»…потому что стих, да еще под музыку,
свое отработал. Почему это так — объяснять не берусь, я сам
не знаю»._

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *