ЛЮБОВНЫЙ РОМАН

Лирика

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Василий Кожевников: Лирика

(Хоть песенка ее не спета —
Она найдет еще места,
Где Тень почетна и густа…)

Но — ну ее! Ко всем шутам!
Исчезла и — как не бывала.
О Тени думать на черта:
Другое слово на уста,
Прогнав ее, сейчас попало.
Мечта — она не Темнота.
И любит Свет, и неспроста:
Ведь Разум с нею рядом встал
(Свет Знаний не на дне бокала).
Воображенье рядом встало, —
И «хомо» «сапиенсом» стал.
Без Фантазерства жизнь пуста;
Когда б и Выдумка пропала,
И Сказка ухо не ласкала,
Тогда бы Скука нас достала,
Тогда б Тоска — под цвет листа —
Нас одолела б, обуяла,
Жизнь быть желанной перестала б…
Я объявляю бал, раз так,
И грезы — королевы бала.

Двенадцать лет… Здесь грез начало.
Мечтам под «коркой» тесно стало
(Среди извилин места мало),
Наружу просятся с мольбой,
И не по штуке, а гурьбой.
Мечта Мечты — вперед и ввысь:
И — рвется, и зовет с собой —
Туда, где встретиться с Судьбой
Она тебе предначертала…
Или — держи, или — держись,
Или Судьбу рифмуй с Борьбой
(Как говорят: «И вечный бой…»),
Или зевни и спать ложись…
Да, выбирать пора настала.
Нет, спать — какая это жизнь?!
И ты вот-вот взлетишь, кажись, —
Как дельтаплан твой парус алый.

Но, кажется, хотя б частично,
Пора — и вообще, и здесь —
Терминолигию учесть…
(Как представляется мне лично).
И видится вполне логичным
Все то, что ниже ты прочтешь,
Вникай, меж строк вонзая глазки,
Ищи (и лучше без подсказки):
Раз я нашел — и ты найдешь.
Что — Грезы? Это, в общем, сказки.
Мечты — когда сгущаешь краски
И на реальность их кладешь;
Рисуешь путь — затем идешь.

То есть, Мечта — осуществима,
А Грезы — скажем мягко — нет;
Они всегда проходят мимо,
Но остается, путь незримый,
В душе — ни подлинный, ни мнимый,
Неслышимый, неощутимый,
Невидимый, неуловимый,
Но все-таки реальный след.

Путь Грезы — жизнь моя вторая,
Пусть бьют они не в глаз, а в бровь, —
Живу!.. О призрачном мечтая,
В мирах фантазий обитая.
И все же грежу неспроста я:
Коль розовый туман глотаю —
Они реальность обретают.
Мечтать — работа непростая:
Мечту на каплю обескровь —
И станет постная, пустая…
А я — перед началом вновь.

Отринув муть, как говорится.
И вновь — как книгу я листаю,
Которой предстоит родиться.
(Как скорлупе яйца разбиться,
И птенчику на свет явиться…
Восславим же рожденья боль!)
Но снова, с первой же страницы,
Две удивительные птицы
Жизнь непременно обретают —
В мечтах. То — Лето и Любовь.
Они — не часть бескровной стаи,
А если даже улетают —
На время, чтоб желанней стать,
И — возвращаются опять.

Словами трудно описать
Все, что создаст воображенье,
Но отдавал я предпочтенье,
Да и сейчас готов отдать,

Лишь двум вещам из всех возможных —
Простых, великих и ничтожных.
(А впрочем, если бы _все_ их знать,
Возможно, были б измененья).

Пока же — две. Одна — проста:
Любого школьника мечта,
Поскольку шесть десятков дней
Он в школу — ни ногою может
(Иль девять — тот, что помоложе).
И дни и ночи напролет
О ней мечтаю круглый год…
Э-э… Девять месяцев — точней.
Конечно, _Лето_ — имя ей.

А как же вещь зовут вторую?
Когда скажу, что счастлив тот,
В чьем сердце эта вещь живет,
То ни на йоту не совру я
(Никто, кто скажет, не соврет).
Вещь величайшая на свете,
Что сказано будь не при Лете…
Нет, слово «вещь» не подойдет —
Ее я оскорбляю этим.
И это скажет вам любой, —
Поскольку имя ей — _Любовь_!

Хотя… в двенадцать лет… Не знаю…
Любовь — материя такая…
Ну, Лето — как же! Это — да!
А для Любви — не те года…
Но _те_ — какие же тогда?
Наверно, здраво рассуждая,
Накину… парочку тогда я.
Два года — о! — не ерунда.
Да, эту цифру оставляю.

Двенадцать лет и плюс одно,
К тринадцати прибавим лето —
Итак: четырнадцать дано.
А, впрочем, разница ли это?
Большой, пожалуй что, и нету…

Любовь, иль Лето — все ль равно?
Как разрешить дилемму эту?
Не дать же предпочтенье Лету
За то, что в семь уже — смешно! —
Все населенье влюблено
В каникул верную примету?…

Ага! Влюбленность… Так-так-так!..
Она же — Любовь, ничто иное!
И это чувство неземное
Питает школьник неспроста
К… дорожной пыли, мукам, зною
И ойканьям (что хуже втрое),
Когда весеннею порою,
Зверея, кровососы роем
Вонзают в разные места
Свои — прикальные уста…
И все там прочее такое!..
Во что влюблен школяр-простак.

Двенадцать лет… Двенадцать — _лет_!
Не зим, заметьте, и не весен
(Не говорю про слово «осень»).
А почему? Каков ответ?
Оно красиво — это слово,
_Красивей_ не найти другого.

«Любовь» — _прелестней_ слова нет:
Не нужен спор на сей предмет.

А что — _прекрасней_, если спросят,
То так скажу — ответ не сложен, —
Прекрасней слова нет, похоже,
Оно — «Мечта». И в век ракет,
И в век дубин (музейный бред),
И, скажем, другу — тет-а-тет,
И в микрофон — на целый свет…
Его — с любовью произносят.

Мечтаний розовый туман…
Глаза закрыл — и там теперь я,
Где жизнь — не явь и не обман…
Планета Грез… Страна Феерия…

Где — нежных красок хоровод,
Где в ярких звездах небосвод,
И ночь как радуга сверкает;
Где верх всегда добро берет,
А Зло, конечно, погибает
(Коль срок для гибели придет).

Где приключений миллионы,
И странствия, и смерть, и кровь,
Где страсти, хохот, плач и стоны;
Где смешаны кино и сон, и
Ромашки и глаза влюбленных,
А значит — Лето и Любовь.

Где тайна, мистика, где то,
Что лишь в кошмарном сне приснится,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *