ЮМОР

Вольное слово народа

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Вольное слово народа

несколько отсрочек, но денег князь ему не выплачивал. Наконец
Толстой, выбившись из терпения, написал ему: «Если вы к такому-то
числу не выплатите долг свой сполна, то не пойду я искать правосудия в
судебных местах, а отнесусь прямо к лицу вашего сиятельства».

Когда Карамзин был назначен историографом, он отправился к
кому-то с визитом и сказал слуге: если меня не примут, то запиши меня.
Когда слуга возвратился и сказал, что хозяина дома нет, Карамзин
спросил его: «А записал ли ты меня?» — «Записал.- «Что же ты
записал?» — «Карамзин, граф истории».

В 1828 году, во время турецкой войны, Ланжерон состоял
главнокомандующим придунайских княжеств; однажды после довольно
жаркого дела, совсем в сумерки, в кабинет к нему врывается плотно
закутанная в черный плащ и с густым вуалем на лице какая-то
незнакомая ему дама, бросается ему на шею и шепотом, начинает
говорить ему, что она его обожает и убежала, пока мужа нет дома,
чтобы, во-первых, с ним повидаться, во-вторых, напомнить ему, чтобы
он не забыл попросить главнокомандуюшего о том, что вчера было
между ними условлено. Ланжерон тотчас же сообразил, что дама
ошибается, принимает его, вероятно, за одного из подчиненных, но, как
истый волокита, не разуверил свою посетительницу, а, напротив, очень
успешно разыграл роль счастливого любовника; как и следовало
ожидать, все разъяснилось на другой же день, но от этого Ланжерон
вовсе не омрачился, и, встретив несколько дней спустя свою
посетительницу, которая оказалась одной из самых хорошеньких
женщин в Валахии, он любезно подошел к ней и с самой утонченной
любезностью сказал ей, что он передал главнокомандующему ее
поручение и что тот в ее полном распоряжении. Дама осталась очень
довольна, но адъютант, говорят, подал в отставку.

Граф Платов любил пить с Блюхером. Шампанского Платов не
любил, но был пристрастен к цимлянскому, которого имел порядочный
запас. Бывало, сидят да молчат, да и налижутся. Блюхер в беспамятстве
спустится пол стол, а адъютанты его поднимут и отнесут в экипаж.
Платов, оставшись один, всегда жалел о нем:
— Люблю Блюхера, славный, приятный человек, одно в нем плохо:
не выдерживает.
— Но, ваше сиятельство,- заметил однажды Николай Федорович
Смирной, его адъютант или переводчик,- Блюхер не знает по-русски, в
вы по-немецки; вы друг друга не понимаете, как же вы находите
удовольствие в знакомстве с ним?
— Э! Как будто надо разговоры; я и без разговоров знаю его душу;
он потому и приятен, что сердечный человек.

Однажды Татьяне Борисовне Потемкиной, столь известной своею
богомольностью и благотворительностью, доложили, что к ней пришли
две монахини просить подаяния на монастырь. Монахини были
немедленно впущены. Войдя в приемную, они кинулись на пол, стали
творить земные поклоны и вопить, умоляя о подаянии. Растроганная
Татьяна Борисовна пошла в спальню за деньгами, но, вернувшись,
остолбенела от ужаса. Монашенки неистово плясали вприсядку. То были
Кологривов и другой проказник.

Генерал от инфантерии Христофор Иванович Бенкендорф был
очень рассеян.
Проезжая через какой-то город, зашел он на почту проведать, нет
ли писем на его имя.
— Позвольте узнать фамилию вашего превосходительства? —
спрашивает его почтмейстер.
— Моя фамилия? Моя фамилия? — повторяет он несколько раз и
никак не может вспомнить. Наконец говорит, что придет после, и
уходит. На улице встречается он со знакомым.
— Здравствуй, Бенкендорф!
— Как ты сказал? Да, да, Бенкендорф! — и тут же побежал на почту.

А. М. Пушкин спрашивал путешествующего англичанина:
«Правда ли, что изобрели в Англии машину, в которую вводят живого
быка и полтора часа спустя подают из машины выделанные кожи,
готовые бифштексы, гребенки, сапоги и проч.».- «Не слыхал,-
простодушно отвечал англичанин,- при мне еще не было; вот уже два
года, что я разъезжаю по твердой земле. Может быть, эта машина
изобретена без меня».

А. М. Пушкин забавно рассказывает один анекдот из своей
военной жизни. В царствование императора Павла командовал он
конным полком в Орловской губернии. Главным начальником войск,
расположенных в этой местности, было лицо, высокопоставленное по
тогдашним обстоятельствам и немецкого происхождения. Пушкин был с
ним в наилучших отношениях, как по службе, так и по условиям
общежительства. Однажды и совершенно неожиданно получает он, за
подписью начальника, строжайший выговор, изложенный в выражениях
довольно оскорбительных. Пушкин тут же пишет рапорт о сдаче полка
по болезни своей старшему по нем штаб-офицеру и просит о
совершенном своем увольнении. Начальник посылает за ним и
спрашивает о причине подобного поступка. «Причина тому,- говорит
Пушкин,- кажется, довольно ясно выражена в бумаге, которую я от вас
получил».- «Какая бумага?» Пушкин подает ему полученный выговор.
Начальник прочитывает его и говорит: «Так эта-то бумага вас
огорчила? Удивляюсь вам! Служба одно, а канцелярия другое. Какую

бумагу подаст мне она, я ту и подписую. Службою вашею я совершенно
доволен и впредь прошу вас, любезнейший Пушкин, не обращать
никакого внимания на подобные глупости».

Он же, А. М. Пушкин, рассказывал, что у какой-то
провинциальной барыни убежала крепостная девушка. Спустя несколько
лет барыня проезжает чрез какой-то уездный город и отправляется в
церковь к обедне. По окончании службы дьячок подносит ей просвиру.
Барыня вглядывается в него и вдруг вскрикивает: «Ах, каналья,
Палашка, да это ты?» Дьячок в ноги: «Не погубите, матушка! Вот уже
четыре года, что служу здесь церковником. Буду за ваше здравие вечно
Бога молить».

Известно, что князь А. А. Шаховский, человек очень умный,
талантливый и добрый, был ужасно вспыльчив, Он приходил в
неистовое отчаяние при малейшей безделице, раздражавшей его,
особенно когда он ставил на сцене свои пьесы. Любовь его к
сценическому искусству составляла один из главных элементов его жизни
и главных источников его терзаний.
На репетиции какой-то из его комедий, в которой сцена
представляла комнату при вечернем освещении, Шаховский был
недоволен всем и всеми, волновался, бегал, делал замечания артистам,
бутафорам, рабочим и, наконец, обернувшись к лампе, стоявшей на
столе среди сцены, закричал ей:
— Матушка, не туда светишь!

А. С. Грибоедов был отличный пианист и большой знаток музыки:
Моцарт, Бетховен, Гайдн и Вебер были его любимые композиторы.
Однажды сказали ему: «Ах, Александр Сергеевич, сколько Бог дал вам
талантов: вы поэт, музыкант, были лихой кавалерист, и, наконец,
отличный лингвист! (Он кроме пяти европейских языков основательно
знал персидский и арабский языки). Он улыбнулся, взглянул своими
умными глазами из-под очков и отвечал: «Поверь мне, Петруша, у кого
много талантов, у того нет ни одного настоящего».

Сказывают, что в дирекцию театра поступает такое множество
драм оригинальных и переводных, что она не знает, что с ними делать, а
пуще, как отбиться от назойливых авторов, решительно ее осаждающих;
эти авторы большей частью подкреплены бывают рекомендательными
письмами значительных особ, на которые театральное начальство
отвечать должно, что приводит его в великое затруднение. Многие из
поступающих драм остаются даже и непрочитанными. Казначей театра,
П. И. Альбрехт, получивший Аннинский крест на шею, великий эконом,
предлагал Шаховскому употреблять их для топки печей вместо дров,
потому что у него в квартире всегда холодно. «Да за что ж, батюшка
Петр Иванович, ты меня совсем заморозить хочешь? — возразил
сочинитель «Нового Стерна»,- от них еще пуще повеет холодом».

В старые годы московских порядков жила богатая барыня и давала
балы, то есть балы давал муж, гостеприимный и пиршестволюбивый
москвич, жена же была очень скупа и косилась на эти балы. За ужином
садилась она обыкновенно особняком у дверей, через которые вносились
и уносились кушанья. Этот обсервационный пост имел две цели: она
наблюдала за слугами, чтобы они как-нибудь не присвоили себе часть
кушаний; а к тому же должны были они сваливать ей на тарелку все, что
оставалось на блюдах после разноски по гостям, и все это уплетала она,
чтобы остатки не пропадали даром. Эта барыня приходилась сродни
Американцу Толстому. Он прозвал ее: тетушка сливная лохань.

Один из самых частых посетителей Дельвига в зиму 1826/27 г. был
Лев Сергеевич Пушкин, брат поэта. Он был очень остроумен, писал
хорошие стихи, и, не будь он братом такой знаменитости, конечно, его
стихи обратили бы в то время на себя общее внимание. Лицо его белое и
волосы белокурые, завитые от природы. Его наружность представляла
негра, окрашенного белою краскою. Он был постоянно в дурных
отношениях со своими родителями, за что Дельвиг часто его журил,
говоря, что отец его хотя и пустой, но добрый человек, мать же и добрая
и умная женщина. На возражение Льва Пушкина, что «мать ни рыба ни
мясо», Дельвиг однажды, разгорячившись, что с ним случалось очень
редко и к нему нисколько не шло, отвечал: «Нет, она рыба».

Один старый вельможа, живший в Москве, жаловался на свою
каменную болезнь, от которой боялся умереть.
— Не бойтесь,- успокаивал его Нарышкин.- Здесь деревянное
строение на каменном фундаменте долго живет.

Граф Хвостов любил посылать, что ни напечатает, ко всем своим
знакомым, тем более к людям известным. Карамзин и Дмитриев всегда
получали от него в подарок его стихотворные новинки. Отмечать
похвалою, как водится, было затруднительно. Но Карамзин не
затруднялся. Однажды он написал к графу, разумеется, иронически:
«Пишите! Пишите! Учите наших авторов, как должно писать!»
Дмитриев укорял его, говоря, что Хворостов будет всем показывать это
письмо и им хвастаться; что оно будет принято одними за чистую
правду, другими за лесть; что и то, и другое нехорошо.
— А как же ты пишешь? — спросил Карамзин.
— Я пишу очень просто. Он пришлет ко мне оду или басню; я
отвечаю ему: «Ваша ода, или басня, ни в чем не уступает старшим
сестрам своим!» Он и доволен, а между тем это правда.

За обедом Иван Андреевич Крылов не любил говорить, но,
покончив с каким-нибудь блюдом, по горячим впечатлениям высказывал
свои замечания. Так случилось и на этот раз. «Александр Михайлович,
а Александра-то Егоровна какова! Недаром в Москве жила: ведь у нас

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *