СТИХИ

«Чужая земля» 1992

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Наутилус Помпилиус: «Чужая земля» 1992

Не слова, не смеха, не крика.
Я впадал то в восторг, то в испуг.
Без плача, без вздоха, без шума,
Входил он в начертанный круг
И, как в шелк, обернув меня в трепет,
И вдруг, показав мне глаза,
Осыпал меня теплым пеплом
И вышел в просторную дверь.

Не покидай меня,
Даже если ты чистый бес!
Или бери с собой,
Или останься здесь.
Не покидай меня!

В распахнутых окнах под ветром
Метались ночные жуки.
И тяжесть их кованных крыльев
Тянуло меня за собой.
И я звал без надежды, без страха,
Но голос звучал, как чужой.
Я кричал словно черная птица
В одеждах покрытых золой.

Не покидай меня,
Даже если ты чистый бес!
Или бери с собой,
Или останься здесь.
Не покидай меня!

5. Чужая земля.

Когда я проснусь — снова буду один
Под серым небом провинции.
Уже зажгутся огни, словно лужи — глаза,
Словно капли в воде — все погасшие звезды
Лежат, лежат на тинистом дне.
Эта ночь, эта ночь
Плотнее плюшевых штор,
Страшней чугунных оград.
Я вижу только себя,
Везде встречаю свой взгляд.

Прощай, чужая земля,
Но нам здесь больше нельзя.
Мы стали легче тумана,
Мы стали чище дождя.
Мы вновь вернемся сюда,
Но кто нам скажет тогда:
«Прощай, чужая земля,
Прощай!»

Возможно мы уже спускались с небес
И перерождались не раз.
Какая горькая память — память о том,
О том, что будет потом.
Но шины шепчут в ночи
Утешительный бред.
Я слышу крик в темноте,
Возможно это сигнал.

Прощай, чужая земля,
Но нам здесь больше нельзя.
Мы стали легче тумана,
Мы стали чище дождя.
Мы вновь вернемся сюда,
Но кто нам скажет тогда:
«Прощай, чужая земля,
Прощай!»

6. Андрей.

С причала рыбачил апостол Андрей,
А спаситель ходил по воде.
И Андрей доставал из воды пескарей,
А спаситель — погибших людей.
И Андрей закричал — «Я покину причал,
Если ты мне откроешь секрет.»
И спаситель ответил — «Спокойно, Андрей,
Никакого секрета здесь нет.»

«Видишь там на горе возвышается крест.
Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем,
А когда надоест, возвращайся назад,
Гулять по воде, гулять по воде,
Гулять по воде со мной.»

«Но, учитель, на касках блистают рога,
Черный ворон кружит над крестом.
Объясни мне сейчас, пожалей дурака,

А распятье оставь на потом.»
Онемел спаситель и топнул в сердцах
По водной глади ногой:
«Ты верно дурак,» и Андрей, в слезах,
Побрел с пескарями домой.

«Видишь там на горе возвышается крест.
Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем,
А когда надоест, возвращайся назад,
Гулять по воде, гулять по воде,
Гулять по воде со мной.»

«Видишь там на горе возвышается крест.
Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем,
А когда надоест, возвращайся назад,
Гулять по воде, гулять по воде,
Гулять по воде со мной.»

7. ? Они не войдут.

Я созрел душой для светлых,
Светлых и прозрачных дней.
Стал взор мой бел,
Как монашеская постель.

Я несу свой огонь не таясь,
Не боясь от него сгореть.
Но послушай, как страшно звучит,
Стучится в окно метель.

Каждый клубок пурги,
Этой пурги — живой.
Свет фонарей отражен
Окнами злобных глаз.
Бесы зовут наружу,
В стужу уйти с пургой.
Туда, где мертва вода,
Туда, где дурманит газ.

Белые стены — храните, спасите нас.
Без глаз, которых согласны.
Без слов, которых, без рта.
Молчанье мое — заклинанье мое,
Темнота моя — больная сестра.
Пока я жив, пока я жив,
Они не войдут сюда, они не войдут сюда,
Они не войдут сюда, они не войдут сюда.

Бесы просят служить,
Но я не служу никому.
Даже себе, даже тебе,
Даже тому, чья власть.
Если он еще жив,
То я не служу и ему.
Я украл ровно столько огня,
Чтобы больше его не красть.

Бесы грохочут по крыше,
На крышах такая ночь.
Длинная ночь для того,
Для того, кто не может ждать.
Но она улетит быстрее,
Быстрее, чем птица, прочь.
Если б я точно не знал,
Я бы не стал гадать.

Белые стены — храните, спасите нас.
Без глаз, которых согласны.
Без слов, которых, без рта.
Молчанье мое — заклинанье мое,
Темнота моя — больная сестра.
Пока я жив, пока я жив,
Они не войдут сюда, они не войдут сюда,
Они не войдут сюда, они не войдут сюда.

[….]

Я созрел душой для светлых,
Светлых и прозрачных дней.
Стал взор мой бел,
Как монашеская постель.

8. ? Змей морской.

Стану я, стану я,
Я змеем морским.
Буду я охранять все ковчеги
От китов буду я.

Косить желтым глазом, косить желтым глазом,
Глядеть на купанья детей буду я.
Буду длинным и гибкий,
И слишком уж страшный,
Так, чтоб быть опасным.
Морской змей, морской
Буду я.

Страницы: 1 2 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *