ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Энциклопедия аномальных явлений

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: Царев Игорь: Энциклопедия аномальных явлений

щийся в критическую минуту спасительный резерв времени. А. Леонов и В.
Лебедев вспоминают: «Во время полета загорелся самолет. Летчик ката-
пультировался, два других члена экипажа не смогли выбраться из неуправ-
ляемого самолета и погибли… Пилот перед катапультированием подал сиг-
нал оставить самолет, однако, по его заявлению, не получил ответа, хотя
ждал несколько минут. Фактически же промежуток времени между моментом
команды и моментом катапультирования составлял лишь несколько секунд»…
На любом аэродроме вам расскажут множество подобных историй; на меди-
цинском языке они давно уже именуются «необъяснимой потерей ориентации
во времени», однако лишь недавно их стали рассматривать и как физическое
явление. Выходит, что организм ЧЕЛОВЕКА может влиять на Время! Разумеет-
ся, рано говорить о неизученном механизме такого воздействия; известно
лишь, что изменение (чаще всего — замедление) времени происходит вблизи
«смертельно испугавшихся» людей. Воистину: остановись, мгновение, ты…
ужасно!!!
Солдат Федор Николаевич Филатов, родом из Балашова, за мгновенье
взрыва пережил несколько томительных минут, словно завороженный наблю-
дая, как по стальному корпусу снаряда бегут огненные трещины, металл
трескается, и медленно, «как во сне», разлетаются осколки (данное им в
годы 2-й мировой войны описание в точности соответствовало более поздним
скоростным видеозаписям).
Похожий рассказ услышать пришлось от одного бывалого альпиниста. Мол-
ния в горах попала ему в руку, и он с ужасом видел, как электрический
разряд медленно обугливает мышцы, отделяет кожу от тканей… Ощущение
было таким, словно «под кожу загнали сотни ежей».
Не менее удивительны рассказы солдат, заглянувших смерти в глаза уже
в наше время: «Когда на моих глазах шальной снаряд превратил возницу
вместе с конем и повозкой буквально в пыль, для меня время полностью ос-
тановилось, сколько я просидел без движения — 20, 30, 60 минут — не
знаю»(летчик А. Маркуша); «…Я так залюбовался красивым полетом летящей
прямо в меня пули, что даже увернуться не догадался, хотя времени для
этого у меня было предостаточно!» (капитан Н.З.); «…Черный ствол руч-
ного пулемета, стрелявший в меня с 5 метров, мне показался очень
большим, даже огромным; время остановилось, наступила полная тишина, я
просто успел не спеша отойти в сторону, и пули прошли левее.» (сержант
В.Ч., 1984); «…Душман выстрелил мне в голову, самого выстрела не слы-
шал, но ясно видел, как медленно росло облако порохового газа возле его
ружья и как разрывная пуля высекла осколки из камня.» (рядовой А.К.,
1986)…
Эти солдаты спасались от пуль как бы по-волшебству, но, видимо, пра-
вилам поведения в экстремальных условиях можно и обучать. Во всяком слу-
чае именно так и поступают последователи некоторых единоборств. Извест-
но, например, что когда в 1940 году расстреливали наркома внутренних дел
Н. И. Ежова, тот метался в тесной камере так, что ни одна пуля в него не
попадала!…
Инженер Ю. Росциус тщательно расследовал произошедший в 1977 году
случай, когда падающий двигатель комбайна едва не раздавил человека.
Расчеты подтвердили: счастливчик никак не мог увернуться от несущегося
на него агрегата весом в тонну, спасти его могло только чудо или нес-
колько лишних секунд (что, собственно, одно и то же)!
Десантник А. Конаков, падая в 1992 году с высоты 35 метров без пара-
шюта, утверждает, что сгруппироваться и правильно приземлиться он сумел
только благодаря неестественно растянутому времени…
Газета «Пропеллер» в 1992 году расследовала и хронометрировала пока-
зания другого парашютиста, который так описывал один из своих прыжков в
1988 году: «До линии высоковольтных передач оставался всего метр и от-
вернуть от нее, казалось, было невозможно. Но внезапно мой спуск прекра-
тился, я повис в воздухе, едва не касаясь ногами смертоносных проводов.
Странно! Посмотрел наверх — нет, купол парашюта ни за что не зацепился,
все, что его держит, это воздух! Краем глаза заметил бегущих по полю лю-
дей, они тоже застыли на одном месте и как бы повисли в воздухе! Тут я
вспомнил все, чему меня учили, с силой натянул несколько строп и… па-
рашют повело в сторону от проводов! Приземления не помню, люди, которые
подбежали, потом говорили, что я несколько минут просидел с открытыми
глазами, ни на какие вопросы не отвечал…»
Раймонд Моуди в своей знаменитой книге «Жизнь после жизни» рассказы-
вает, сто люди (или их души) за 2 — 3 минуты клинической смерти пережи-
вают несколько часов удивительных приключений. Там же он приводит немало
свидетельств очевидцев, для которых время перед лицом смертельной опас-
ности растягивается. Оказывается, что проносящиеся в такие моменты перед
человеком воспоминания о своих близких не являются литературной выдум-
кой: «Я понял, что происходит, и страшно перепугался. И вот за то время,
пока грузовик несся юзом на мост, я передумал обо всем, что было в моей
жизни. Я просто видел какие-то картины… совершенно как в жизни. Внача-
ле я вспомнил, как я шел за моим отцом по берегу ручья, мне тогда было 2
года. Как у меня сломалась новенькая красная машинка, которую мне пода-
рили на Рождество, когда мне было 5 лет. Как я плакал, когда первый раз
пошел в школу, и слезы капали на яркий желтый плащ, который мне купила
мать. Я понемногу вспомнил о каждом из классов начальной школы, всех
учителей и кое-что из того, что мы учили в каждом классе. Затем последо-
вали юношеские годы, работа в бакалейной лавке, после чего память пере-
несла меня в ближайшее время… Все эти вещи и многое другое просто про-
носились в моем сознании, все это произошло очень быстро, буквально за
доли секунды, Потом все прекратилось, и я стоял рядом и смотрел на гру-
зовик… Он был совершенно разбит, но я не получил никаких ранений, я
выпрыгнул из кабины через раму ветрового стекла… Могу вспомнить все
виденное, но это заняло бы не менее пятнадцати минут. Но тогда это прои-
зошло мгновенно, менее чем за одну секунду».
Действительно, обычные шоссейные дороги опасности таят не меньше, а
порой и больше, чем воздушные трассы. По количеству погибших автомо-
бильный транспорт в силу своей массовости прочно удерживает первое мес-
то, поэтому неудивительно, что и обычные шоферы нередко сталкиваются в
критических ситуациях с необъяснимыми явлениями: «…Я помню каждую ме-
лочь, каждое мгновение… Лопнуло колесо, автомобиль внезапно бросило с
дороги, он ударился в забор. Я отчетливо помню, как медленно ломались
штакетины, как одна из них вдруг выгнулась и пробила лобовое стекло, как
раз напротив водителя. Ее острый конец был направлен ему в грудь. Я

обомлела… Однако мой 16-летний сын Боб резко нагнулся и острый кол
прошил насквозь сиденье!» (мать и сын Вилеры, 1992, Ковентри, Англия).
Александр Никодимович Басов также едва не попал в автомобильную ка-
тастрофу вблизи Москвы в 1975 году: «Скорость — около 80 км/час. Объез-
жаем возвышенность, и вдруг прямо перед нами, посреди дороги, резко за-
тормозил «Москвич»… И вот я спокойно сижу и наблюдаю, что происходит.
Очень плавно, как в замедленном кино, капот машины стал поворачивать…
Все происходит страшно медленно. Но поворачиваю голову к водителю и
удивляюсь — руки его быстро, стремительно вращают баранку! Меня поразил
этот контраст. Капот машины уже поворачивает в другую сторону. Вот сей-
час ударим «Москвич» — мысль течет в нормальном времени. Но наша машина
проплывает в нескольких сантиметрах от легковушки и замирает, став попе-
рек дороги. Сколько мы с водителем стояли неподвижно, я не знаю. То, что
я описал, заняло 58 — 60 секунд. На самом деле это были считанные мгно-
вения»…
Г. Снедкова в августе 1992 года возвращалась в Москву из отпуска. Ни-
чего не предвещало беды, трасса была ровной и полупустой, как вдруг: «С
«Жигулями» что-то произошло, нас бросило с дороги, машина несколько раз
перевернулась на откосе… Может это и литературная метафора, а может и
мое субъективное впечатление, но тех мгновений для нас всех просто не
существовало. Машина катилась меньше, чем один миг, нормальное восприя-
тие времени к нам вернулось чуть позже…»
Продолжает наше повествование Виталий Ч.: «В 1970 году мы с дедом
возвращались домой. Он уже перешел дорогу, меня что-то задержало, и дед
Степан сделал мне рукой знак остановиться… Я уже почти добежал до не-
го, как вдруг заметил, что с ноги сорвался мой босоножек. Все произошло
чисто автоматически — я просто развернулся, добежал до середины дороги,
поднял его и вернулся, при этом понимая, какую непростительную, смер-
тельно опасную глупость совершаю. На бегу краем глаза я заметил, что
легковой автомобиль остановился, но едва я отбежал в сторону, он,
по-прежнему на большой скорости, просвистел мимо. Выходит, все произошло
очень быстро, настолько быстро, что дед даже не заметил, как я возвра-
щался…»
Горькими воспоминаниями делится Галина Носик: «Падала с велосипеда я
очень долго, легковая машина остановилась передо мной как вкопанная и
стояла так все время, пока я летела до земли. Боли я не почувствовала,
хотя и поняла, что лопнула кость руки; себя все время видела как бы со
стороны. А машина вновь рванула с места …визжа тормозами. Вот так,
непрерывно тормозя, она остановилась только через 20 — 30 метров. Отклю-
чилась я только после этого…»
Чем сильнее подкрадывающийся к человеку страх, тем больше растягива-
ются мгновения, предоставляя «лишние» секунды для принятия спасительных
решений, Потом, конечно, организм расслабляется, время в нем после уско-
рения сначала замедляется и лишь затем приходит в норму. Вспомните, пос-
ле того, как опасность минует, люди пребывают в шоке, не реагируют ни на
что, т.е. как бы выпадают из нашего обычного времени. Сначала за одно
«страшное» мгновение живут минуту, затем минуту «шока» ощущают как одно
мгновение своей жизни!
Последствия при этом могут быть самыми невероятными: часы на руках
очевидцев «вдруг» начинают спешить; находящиеся рядом люди, даже не до-
гадывающиеся об опасности, также неожиданно для них самих начинают ви-
деть «замедленное кино»; у находящихся на грани смерти увеличивается не
только быстрота, но и сила мышц! Последнее утверждение придется уточнить
— мышцы не становятся сильнее, просто их работа происходит за больший
промежуток времени; увеличивается импульс силы, причем во столько же
раз, во сколько растягивается время. Теперь становится понятным, почему,
спасаясь от волков, люди иногда забираются вверх по совершенно гладким
стволам деревьев; отчего, увидев медведя, можно с места перепрыгнуть че-
рез высокий забор; что помогает на пожаре вытаскивать массивные вещи или
выносить с поля боя «неподъемных» раненых. Примеры можно продолжить:
альпинист, спасая товарища, сдвинул огромный валун; старушка, спасаясь
от огня, подняла огромный сундук, который впоследствии с трудом сумели
оторвать от земли два дюжих пожарника; в гибнущем самолете заклинило пе-
даль, летчик перед лицом смерти сделал просто невероятное усилие и сре-
зал педалью заклинивший болт!
Бывает и наоборот, когда опасность близка, но еще не наступила, Время
не растягивается, а сжимается. Словно бы организму необходим резерв не-
использованного Времени. Так, на всякий случай!.. Летом 1974 года в Кир-
гизии, в тянь-шаньских горах Сергей Ратников едва не свалился в про-
пасть. Помог брат, по мнению Сергея, он «мгновенно» преодолел несколько
десятков метров и протянул руку…
Легенда гласит, что помимо десяти заповедей Моисея (каждая из которых
представляют собой либо тысячелетнюю человеческую мудрость, либо подс-
казку Свыше: «Не убий!»; «Не укради!»; «Не прелюбодействуй!»…) сущест-
вовала когда-то и одиннадцатая — «Не бойся!». Данный совет, однако, не
прижился во времена, когда невежественных людей поверить в Бога мог зас-
тавить только страх (перед карами небесными). Теперь Человечество при-
выкло до всего доходить своим умом, физики ищут доказательства существо-
вания Космического Разума, а философы обосновывают священные заповеди.
Что касается совета не бояться, то и здесь присутствует разумное зерно.
Если скрупулезно выискивать причины всех наших несчастий, то можно сде-
лать вывод: в большинстве случаев ЧЕЛОВЕК БОЛЕЕТ ИЗ-ЗА ЛЕНИ И НЕВЕЖЕСТ-
ВА, А УМИРАЕТ ИЗ-ЗА СТРАХА И ПОКОРНОСТИ СУДЬБЕ! Т.е. не парализующий во-
лю страх спасал во всех перечисленных случаях людей, а именно противо-
действие страху и стремление выйти живым из стрессовой ситуации (если
хотите, называйте это «желанием жить»). СТРЕСС «ПРЕССУЕТ» ВРЕМЯ, все ос-
тальное — зависит от действий человека!
Можно ли проверить это, ведь для чистоты эксперимента испытуемому не-
обходимо выполнение двух условий: «очень хотеть жить» и «искренне испу-
гаться»? В Академии авиационной и космической медицины, куда пришлось
обратиться для проверки данной гипотезы, выход из положения нашли быстро
— сильнейший стресс даже тренированные испытатели получают при движении
на центрифугах с большими ускорениями (до 9 G!). И что же? Стали подт-
верждаться не только явления замедления времени, увеличения «силы», «шо-
ковое ускорение времени», но и другие, не менее фантастичные предположе-
ния! Например, о том, что «перед лицом смерти» человек видит свое тело
СО СТОРОНЫ и вспоминает, помимо воли, все страницы своей жизни…
Что-то здесь не так, — скажете вы, — Природа подарила нам великолеп-
ные способности, которыми мы можем воспользоваться иногда раз в жизни.
Мы не разу за десятки лет не то что «тренировать», даже «включать» не
пробуем эту свою неведомую способность. За такое время в бездействии лю-
бой орган атрофируется. Пролежавшие всего год на койке больные уже зано-
во учатся ходить, а тут речь идет о способности перемещаться не по ка-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *