ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

в июне 1940 года с неожиданным звонком из военного ведомства. Ему пред-
ложили работу в секции «Д», во вновь сформированном отделе МИ-6, которо-
му ставилась задача осуществлять подрывные акции в Европе. На новую ра-
боту сосватал его Гай Берджесс.
Работа в МИ-5 была направлена на обеспечение безопасности в стране.
МИ-6 нацеливалась на сбор разведданных за рубежом. К тому времени, когда
там появился Филби, Гай Берджесс уже в полную силу работал на своих
советских хозяев.
Шифровальщики советского посольства день и ночь кодировали огромное
количество материалов для передачи в Москву.
Филби начал шпионскую деятельность, послав в Москву списки агентов,
коды и параметры радиоволн, взятые из центральных архивов разведки.
Работая в разведке, Блант познакомился с русскими шпионами по атомным
разработкам — доктором Клаусом Фоксом и доктором Аланом Наин Мэй. Нес-
мотря на их очевидные симпатии к коммунизму, обоих не отстранили от ра-
боты над атомной бомбой. Блант заверил ученых в своей поддержке.
Примерно в это время Блант принял новое назначение — он стал инспек-
тором королевской картинной галереи. Это позволило ему войти в высший
свет Англии.
В 1944 году Маклин был назначен начальником канцелярии английского
посольства в Вашингтоне. Один из первых звонков он сделал в советское
консульство, чтобы установить контакты с новым руководителем. У Маклина
было много информации для русской разведки. На стол русских легла пере-
писка между Рузвельтом и Черчиллем, содержащая проекты военных планов и
послевоенной политики.
После войны Маклина назначили секретарем комитета, занимавшегося
классификацией информации по работе над атомной бомбой в США и Англии.
Тем временем Филби получил повышение: его назначили начальником «сек-
ции 9», контролирующей шпионскую деятельность против СССР. Отныне НКВД,
а затем КГБ знал о каждой планируемой англичанами шпионской акции.

Угроза разоблачения

Огромное количество информации, которой четверка обеспечивала советс-
кую разведку и контрразведку, неумолимо вело к появлению подозрений. И
действительно, первыми забеспокоились американцы: «Почему русские знают
обо всем, что мы собираемся делать?»
Впрочем, был один уникальный случай, угрожавший раскрыть Филби. В ав-
густе 1945 года английская разведка получила сообщение, что сотрудник
КГБ Константин Волков хочет перебежать в Англию. Он обещал сообщить име-
на трех британских шпионов, работающих на Советы в министерстве иност-
ранных дел и разведывательных службах. К счастью для Филби, это дело пе-
редали лично в его руки.
Когда Филби прибыл в Турцию, где планировалась встреча с русским пе-
ребежчиком, Волков там не появился. Вскоре его обнаружили в Москве — с
пулей в затылке. Много позже Филби цинично объяснил: «На карту была пос-
тавлена одна голова — Волкова или моя».
После войны Берджесс перешел в министерство иностранных дел и стал
личным помощником Гектора Мак-Нейла, заместителя министра иностранных
дел в лейбористском правительстве.
Но жизнь в постоянном напряжении сильно повлияла как на него, так и
на Маклина — они начали пить. Маклина послали в Каир, но и это не оста-
новило пьянок. После одного из ночных загулов Маклина отозвали назад в
Англию.
К 1950 году Берджесс оказался в ужасном состоянии. В докладной записке
о нем говорилось: «Чем быстрее мы избавимся от этого отвратительного че-
ловека, тем лучше будет для нас». Куда бы Берджесс ни поехал, везде он
напивался и затевал пьяные драки.
Любопытно, что Берджесс без устали яростно критиковал британскую по-
литику. Но, тем не менее, это не помешало ему в августе 1950 года полу-
чить назначение в Вашингтон на должность первого секретаря посольства.
Там он встретился с Филби, который стал офицером связи с ЦРУ.
Но петля на шее шпионской группы затягивалась. Филби уже предупредил
Берджесса о необходимости крайней осторожности. В Вашингтоне он взял Гая
под свою «крышу». Для Берджесса это был последний шанс уцелеть.

Побег на восток

К 1951 году Филби, благодаря своему высокому положению в разведке,
уже знал, что Маклина вот-вот раскроют. Но он не подозревал, что амери-
канцы также обложили и его, и Берджесса.
Маклина необходимо было предупредить, дать ему возможность бежать.
Если его возьмут, то, безусловно, заставят заговорить, поэтому Маклин
превратился в головную боль для всех. Филби назначил Берджесса связным,
но тот не мог вернуться в Британию без официальной причины. Тогда он за-
теял несколько серьезных скандалов, и разгневанный посол приказал отпра-
вить Берджесса домой.
Бланг, имевший контакты в МИ-5, сообщил Гаю точное время, когда «Поч-
товый голубь» — такова была кодовая кличка Маклина — будет взят под
стражу.
Берджесс предубедил Маклина. Объявив, что они уезжают в отпуск, оба в
тот же вечер сели на паром во Францию. С тех пор ни одного из них в Бри-
тании больше не видели. Следующее публичное появление Берджесса и Макли-
на произошло в 1956 году на параде в Москве, где их чествовали как геро-
ев борьбы за коммунизм.
До сих пор неизвестно, почему Берджесс убежал вместе с Маклином. Их
поспешное бегство прозвучало для двух оставшихся кембриджских шпионов
как погребальная музыка.

Под перекрестным огнем

Всего лишь несколько часов понадобилось властям, чтобы неожиданное
исчезновение Берджесса и Маклина связать с Филби. Глава МИ-6 тут же
отозвал его назад в Лондон. Филби повел себя нагло, ему удалось как-то

свалить всю вину на бежавшего Берджесса. Неразоблаченному тайному агенту
разрешили уйти в отставку. Прощальное рукопожатие скрепили тысячи фунтов
стерлингов — «за заслуги».
Увольнение Филби вызвало в рядах МИ-6 настоящий хаос. Десять сотруд-
ников службы были вынуждены уйти в отставку — не за то, что их подозре-
вали в тайном шпионаже, а за то, что они не смогли предотвратить шпио-
наж.
В 1955 году правительство наконец опубликовало долгожданный отчет,
посвященный исчезновению Берджесса и Маклина. Это была сплошная клоуна-
да. Один член парламента охарактеризовал отчет как «оскорбление разве-
дорганов страны».
Но для Филби самый страшный момент наступил тогда, когда член парла-
мента Маркус Липтон сделал парламентский запрос. Раздраженный дея-
тельностью МИ-5, он спросил премьера сэра Э1ггони Идена: «Вы решили
скрыть весь урон, нанесенный сомнительной деятельностью Гарольда Филби?»
В ответ на это министр иностранных дел Гарольд Макмиллан сообщил парла-
менту выводы расследования, проведенного службами министерства: «У меня
нет никаких оснований обвинять Филби в предательстве интересов своей
страны».
Филби торжествовал и в ознаменование победы провел пресс-конференцию.
«Я никогда не был коммунистом», — заявил он.
На основании этих высказываний МИ-6 снова начал использовать Филби в
качестве агента. В ту пору он работал репортером газеты «Обсервер» на
Ближнем Востоке снова начал подкармливать секретной информацией советс-
кие разведывательные службы.

Ловушка захлопывается

Но Филби не ушел от разоблачения. Отдел МИ-5 по-прежнему утверждал,
что Филби — «крот», и эти слова окончательно подтвердились, когда из
России в Англию внезапно перебежал сотрудник КГБ Анатолий Голицын. Он
без колебаний назвал Филби третьим человеком в «кембриджской четверке».
В январе 1963 года старый друг Филби разведчик Николас Эллиот летит
на Ближний Восток, чтобы разобраться в новых фактах, связанных с тайной
деятельностью маститого журналиста.
«Ты использовал меня много лет, сказал он Филби, — и теперь я узнаю от
тебя всю правду, даже если мне придется вытягивать ее из тебя.
Генеральный прокурор сэр Джон Гобсон согласился предоставить шпиону
определенные гарантии безопасности в обмен на полное и чистосердечное
признание.
Филби рассказал, как его завербовали и обучили, подробно описал свою
работу в качестве двойного агента. Но назвать связи и подписать письмен-
ное признание отказался.
Эллиот вернулся в Англию за дальнейшими инструкциями, а Филби сбежал
в СССР. Верховный Совет предоставил ему политическое убежище, Филби по-
лучил советское гражданство и работу в КГБ.

«Крот» в Бэкингемском дворце

После побега Филби в Англии остался только Энтони Блант. Он работал в
тесном контакте с Берджессом и теперь боялся, что тот, находясь в безо-
пасности в Москве.
К тому времени, когда Блант предстал перед следователем Уильямом
Скардоном, его уже допрашивали одиннадцать раз. После того как ему га-
рантировали определенные скидки по приговору во всем сознался.
Несмотря на признание в шпионской деятельности, Бланта оставили на
должности старшего инспектора королевской картинной галереи.
Четырнадцать лет спустя, когда правда о «кембриджской четверке» вышла
наружу, премьер-министр Маргарет Тэтчер вынуждена была заявить: «В апре-
ле 1964 года сэр Энтони Блант сообщил в органы безопасности, что он ре-
гулярно передавал информацию русским, работая в разведке…» Вскоре пос-
ле этого заявления представитель Бэкингемского дворца объявил, что Блант
лишен рыцарского звания.
Наконец-то «крот», окопавшийся в Бэкингемском дворце, был вытянут на
солнышко. Семь лет спустя он умер, обесчещенный и отвергнутый даже своим
постоянным партнером-гомосексуалистом.
Берджесс умер раньше, в 1963 году, разбитый болезнями и спившийся.
Маклин умер почти одновременно с Блантом. Филби до конца работал на КГБ.
Он шутил, что только две вещи не может простить Британии — шрамы, по-
лученные во время игры в крикет, и мармелад. Но в 1982 году на русском
грузовом судне, ставшем на якорь у побережья Суссжса на мостике была за-
мечена сутулая фигура с биноклем в руках. Это был Филби, решивший в пос-
ледами раз взглянуть на Родину.
Он умер в Москве в мае 1988 года и был похоронен со всеми воинскими
почестями на кладбище в Кунцево.

ТЕНЕРИФЕ: Трагедия на земле

1977 год. В один из туманных дней два огромных воздушных лайнера
столкнулись на единственной взлетно-посадочной полосе маленького аэро-
порта на Канарских островах. В результате погибли около шестисот чело-
век. Это была самая ужасная авиакатастрофа в истории авиации.

Пилот американской авиакомпании «Пан Ам» Виктор Грабс осторожно вел
свой «Боинг-747» вдоль взлетной полосы в аэропорту Лос-Родеос, ожидая
команды на взлет. Когда гигантский самолет приблизился к месту старта,
он едва поверил тому, что увидел из пилотской кабины. На расстоянии при-
мерно в 350 ярдов сверкнули огни другого «боинга», принадлежащего гол-
ландской компании КЛМ, внезапно вынырнувшего из тумана.
Сначала капитан Грабс и его экипаж сочли, что второй самолет просто
стоит на месте.
Но по мере того как огни сверкали все ярче, пилота пронзила ужасная
мысль, что голландский самолет со скоростью 160 миль в час направляется
прямо на них.
«Мы все еще на взлетной полосе! — закричал Грабс диспетчерам. — Что он
делает? Он угробит нас всех!»
Второй пилот Роберт Брэг закричал: «Уходи в сторону! Уходи с полосы!»
Капитан Грабс резко свернул влево, уходя с полосы на зеленый газон,
но опоздал на несколько секунд. Лайнер КЛМ пропорол своим крылом правый
борт «боинга» «Пан Ам». Почти мгновенно взлетно-посадочная полоса покры-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *