ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

релета из Европы в Америку.
Огромный и величавый, «Гинденбург» играл в авиации такую же роль, как
могучий «Титаник» в судоходстве. Но по жестокой иронии судьбы, «Гинден-
бург» тоже был обречен на гибель.
В мае 1937 года, достигнув военно-морской базы Лэйкхерст в Нью-Джерси,
огромный воздушный лайнер взорвался, превратившись в колоссальный огнен-
ный шар. Пламя уничтожило 198 тысяч кубических метров быстровоспламеняю-
щегося водорода, которым была заполнена внутренняя камера корабля. Через
тридцать две секунды после взрыва «Гинденбург», более чем в два раза
превышавший по длине футбольное поле, напоминал фантастический обуглен-
ный скелет из изогнутого металла. В смертельной агонии этот монстр унес
с собой тридцать шесть человеческих жизней.
Что же произошло? Случайность? Небрежность? Саботаж? Даже сегодня,
более полувека спустя, это остается загадкой.

Флагманский корабль Гитлера

Трагическое событие произошло спустя два года после завершения всех
работ по созданию «Гинденбурга» и менее чем через двенадцать месяцев
после первого испытательного полета. Символизируя возрождение «третьего
рейха», дирижабль рассматривался как национальное богатство, как самый
большой и самый дорогой летательный аппарат, построенный когда-либо ру-
ками человека. Гитлер рассматривал его как неопровержимое доказательство
превосходства арийской расы. Однако для создателей дирижабль означал
нечто большее, чем рекламный символ нацистской Германии. Это было наибо-
лее безопасное средство дня воздухоплавания, оснащенное самыми современ-
ными навигационными приборами и оборудованием.
Меры безопасности на дирижабле были намного строже, чем на других су-
дах. Команда надевала антистатическую верхнюю одежду и обувь на пенько-
вой подошве. Все на борту, включая пассажиров, перед посадкой были обя-
заны сдавать спички, зажигалки и электрические фонарики.
Механизмы, обеспечивающие безопасность дирижабля, хорошо сочетались с
великолепием многочисленных технических приспособлений, включая тихие и
удобные помещения. В баре подавали «изюминку» — охлажденный коктейль
«Гинденбург». Самые искусные повара Германии готовили еду и подавали ее
на голубом, покрытом позолотой фарфоре. Чтобы пассажиры не скучали, на
борту находилось специально сконструированное легкое пианино.
Однако большинство путешественников предпочитало проводить время в
куполе, оборудованном большими окнами, или в комнате для наблюдений,
расположенной в нижней части корабля.

Взрыв

Когда 6 мая 1937 года воздушный гигант проплыл над Манхэттеном, каза-
лось, что все идет как обычно. Из открытых окон обзорного помещения пас-
сажиры махали руками, приветствуя репортеров и фотографов, забравшихся
на верхнюю площадку самого высокого здания Нью-Йорка.
«Гинденбург» благополучно долетел до военно-морской базы Лэйкхерст и
начал снижаться, завершая одиннадцатый трансатлантический рейс. В это
время и произошла трагедия. Спустя несколько секунд после спуска при-
чальных концов над головами зевак, пришедших полюбоваться гигантским ко-
раблем, прогрохотал адский взрыв. Он был слышен на расстоянии пятнадцати
миль.
Известный журналист Герберт Моррисон, который вел на всю Америку ра-
диорепортаж о прибытии «Гинденбурга», дал самое точное описание катаст-
рофы.
Когда огромный дирижабль снизился, он начал: «Веревки уже спущены, и
их держат люди на поле. Задние моторы продолжают работать и сдерживают
корабль, чтобы… Господи, он вспыхнул! Это ужасно! Пламя поднялось в
небо на пятьсот футов…»
Затем, проглотив горький ком, Герберт Моррисон заставил себя продол-
жить: «Я никогда не видел ничего более страшного. Это самая ужасная ка-
тастрофа в мире! Все пассажиры погибли! Я не могу в это поверить!»
На глазах у репортеров и других объятых ужасом свидетелей «Гинден-
бург» быстро превращался в кромешный ад: огонь получал непрерывную под-
питку из огромных трюмов в брюхе корабля, заполненных водородом.
Пассажиры и члены команды в панике выпрыгивали вниз через окна и две-
ри, надеясь спастись от огня. Корабль кренился и дрожал. Тошнотворно за-
пахло горелым мясом, послышались жуткие крики умирающих…
Но даже в этих трагических обстоятельствах нашлись люди, которые не
потеряли присутствия духа. Несмотря на возникшее столпотворение, капитан
«Гинденбурга» Макс Прусс, опытнейший пилот, делал все, чтобы удержать
корабль, не дать ему камнем рухнуть на землю.
Благодаря мужеству и самообладанию капитана спаслись не только он сам
и команда, но и шестьдесят два пассажира.

Вопросы без ответов

Что привело самый, казалось бы, безопасный транспортный корабль в за-
падню смерти?
Пока репортер и заинтересованные граждане искали ответ на этот воп-
рос, была создана официальная комиссия для расследования катастрофы и
объяснения причины возникновения пожара.
Поначалу комиссия сосредоточила свои усилия на выявлении возможного
саботажа — статус «Гинденбурга» как рекламного символа ненавистного
«третьего рейха» допускал такую вероятность. Однако вскоре версия с са-
ботажем была полностью исключена.
Тогда комиссия изучила другие возможные многочисленные причины, вклю-
чая утечку газа через клапаны, статические разряды и искрение двигате-
лей. Но ни одна из этих версий не получила официального подтверждения.
В конце концов, несмотря на протесты общественности, дело о крушении
«Гинденбурга» было закрыто. Восемь долгих лет пролежало оно в архивах, и
только после окончания второй мировой войны выяснилось, что прикрыли
расследование сами нацисты.

Стало известно, что командующий военно-воздушными силами Герман Ге-
ринг, которого называли преемником Гитлера, приказал комиссии слишком не
углубляться в версию с саботажем.
Взрыв «Гинденбурга» и без того поколебал авторитет немецкой техники в
мире. Установи комиссия, что в катастрофе корабля повинен какой-то сабо-
тажник, арийская гордость не вынесла бы второго удара.
Примерно через тридцать пять лет снова всплыла версия преднамеренного
взрыва лайнера.
Майкл Макдональд Муни в своей книге о гибели гигантского дирижабля
заявил, что катастрофа произошла совсем не случайно. Она была запланиро-
вана и осуществлена молодым человеком — антифашистом. Исследователь наз-
вал Эриха Спеля, двадцатичетырехлетнего светловолосого голубоглазого
техника по сборке самолетов, который погиб в огне.
Он также предположил, что официальные органы Америки и Германии сог-
ласились прикрыть дело, так как не хотели разжигать «международный инци-
дент».
Хотя никто и никогда не мог доказать, что «Гинденбург» — жертва ди-
версии, одно можно сказать с уверенностью: трагедия дирижабля стала фи-
налом эры, когда роскошь оценивалась так же высоко, как и скорость.
Немедленно после катастрофы Германия приостановила все работы по
дальнейшему проектированию и строительству дирижаблей.
Исключение сделали только для близнеца «Гинденбурга», получившего
название «Граф Цеппелин II». Этот дирижабль был достроен, но стать рей-
совым кораблем ему так и не довелось. Его использовали для проведения
шпионских операций против Британии.
Интересно, что и взорвавшийся «Гинденбург» послужил военным целям
Германии. Останки корабля, которым когда-то гордилась нация, были собра-
ны и отправлены на родину, чтобы обрести вторую жизнь.
После этой катастрофы Гитлер больше в дирижабли не верил. Через неко-
торое время они были отданы на слом.

СЕВЕСО: Ядовитое облако

В июле 1976 года маленький итальянский городок Севесо стал жертвой
ужасной катастрофы, произошедшей на местном химическом заводе. В атмос-
феру вырвалось смертоносное облако ядовитого газа. Его разрушительные
последствия окажут воздействие на жизнь многих поколений горожан.

Многие годы после катастрофы Севесо был городом-призраком. Покинутый
людьми, он выглядел словно декорация к какому-то фантастическому фильму.
Как за Берлинской стеной, за щитами с надписями об экологическом
бедствии укрылись дома, магазины, рестораны, школы… «Зараженный район
— не въезжать!» — гласили надписи на пяти языках. Безвольно повисли те-
лефонные провода: ни туда, ни оттуда больше никто не звонил.
Некогда оживленный и красивый городок превратился в мертвую зону. Се-
весо стали называть итальянской Хиросимой.
Случилось это 10 июня 1976 года. Взрыв на принадлежащем Швейцарии хи-
мическом заводе выбросил в атмосферу облако диоксина — одного из самых
страшных ядов, известных человеку. Облако повисло над промышленным при-
городом, а затем яд стал оседать на дома и сады. У тысяч людей начались
приступы тошноты, ослабло зрение, развивалась болезнь глаз, при которой
очертания предметов казались расплывчатыми и зыбкими.
Как и при Чернобыльской катастрофе, которая произошла позже, челове-
ческая ошибка обернулась для ничего не подозревающих жителей Севесо
бедствием планетарного масштаба.
Диоксин — сопутствующий продукт при производстве трихлорфенола, кото-
рый используется для изготовления дезодорантов и мыла. Если развести в
воде всего лишь четыре унции (около 90 миллиграммов) этого вещества, то
этого будет достаточно, чтобы умертвить 8 миллионов человек. В тот чер-
ный летний день на свободу вырвался демон, способный убить 100 миллио-
нов. Нужны многие годы, чтобы оценить все последствия отравления почвы,
определить, сколько бед оно еще принесет будущим поколениям людей.

Первые симптомы

До катастрофы в Севесо было семнадцать тысяч жителей. Живописный го-
родок, лежащий у подножия зеленых холмов в долине реки По в окружении
зеленых полей и лесов, привлекал многочисленных туристов из Милана.
На химическом заводе, где работали многие местные жители, механик Ви-
ро Романи заканчивал обедать. Был субботний день, и завод практически не
работал. Сто пятьдесят человек отдыхали у себя дома, а десять ремонтни-
ков занимались профилактическим осмотром оборудования.
Здесь находилось вспомогательное производство одной из самых больших
в мире фармацевтических компаний Хоффман — Ля-Рош.
В этот день химический реактор завода был заглушен. Но Виро Романи и
его товарищи, сидевшие за чашкой кофе в столовой, вдруг услышали громкий
хлопок, за которым последовал жуткий пронзительный свист. Рабочие выбе-
жали наружу и увидели, как через предохранительные клапаны, установлен-
ные в верхней части аппарата, под огромным давлением вырывается смерто-
носный газ диоксин.
В течение нескольких минут с неба, словно снег, густо сыпались части-
цы химиката, а воздух наполнился едким запахом хлорина. Рабочие открыли
аварийные краны, и в реактор хлынула холодная вода. Но в это время уже
сформировавшееся облако медленно поплыло над сельской местностью, отп-
равляясь в свое зловещее путешествие. Людей, сидевших под навесами улич-
ных кафе или готовящихся к обеду дома, вдруг охватили приступы кашля. Из
глаз посыпались слезы. Позже, когда облако ушло, все стали жаловаться на
головные боли и тошноту. Тягучий и едкий запах висел в воздухе.

Почему это случилось?

Сразу же после взрыва представители администрации завода начали уста-
навливать причину аварии. Первый вывод: в предыдущие дни температура хи-
мической реакции была несколько завышена, а инструкция по режиму охлаж-
дения не выдерживалась.
Чтобы решить проблему безопасности, большинство компаний, пользуясь
типовыми предохранительными клапанами, такими же как и на заводе в Севе-
со, дублируют их на огромные запасные емкости. Эти емкости принимают при
авариях смертельный яд, не давая ему вырваться в атмосферу. Но в Севесо
таких запасных емкостей не было, а предохранительный клапан не только

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *