ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

под властью президента Рамона Кастильо. Антиправительственный заговор
возглавили армейские офицеры, объединенные в тайное общество «Молодые
орлы». Среди них был и полковник Перон. Ашифашистская позиция президента
раздражала военных, среди которых было немало офицеров итальянского про-
исхождения, боготворивших Муссолини.
Во время переворота Перон служил в военном ведомстве и считался одним
из самых ярых профашистски настроенных офицеров. Новыми властями он был
назначен на высокий пост в министерстве труда, созданном военной хунтой.
Рабочее движение в Аргентине традиционно контролировалось профсоюза-
ми. Перон решил слить рабочих в один военизированный союз, где бы гос-
подствовали тоталитарные порядки, которыми он восхищался во время поезд-
ки в нацистскую Германию и фашистскую Италию.
Перон использовал все свое обаяние, чтобы привлечь на свою сторону
руководителей профсоюзов, создать в глазах рабочих имидж «старшего бра-
та», который стремится облегчить их экономическое и социальное положе-
ние.
Несколько месяцев назад этих же людей он называл коммунистическими
подонками и отбросами общества. Но накануне выборов нужно было получить
от народа мандат доверия, а Перон был уверен, что лесть — лучший способ
добыть голоса избирателей.
Он добился того, чтобы переговоры о зарплате между рабочими и предп-
ринимателями проходили через его ведомство. Перону это было выгодно,
взятки от профсоюзных боссов и владельцев предприятий тайно переправля-
лись на его банковский счет в Швейцарии.
Перон ввел оплачиваемые отпуска, доплаты к Рождеству и другие льготы.
В то время как трудящиеся приветствовали эти краткосрочные меры, предп-
риниматели роптали из-за потери рычагов управления, а профсоюзы послушно
следовали правительственной политике. И те и другие были жертвами попы-
ток Хуана Перона ввести режим военной диктатуры, основанный на поддержке
масс.
По мере того как в Европе рушились диктаторские режимы, которыми так
восхищались аргентинские военные, в стране разрасталось движение в защи-
ту демократии. В августе 1945 года было отменено чрезвычайное положение,
введенное во время войны. В следующем месяце по улицам аргентинской сто-
лицы прошла полумиллионная демонстрация. Население требовало соблюдения
прав человека. Это испугало правительство и вызвало волну арестов. А
когда среди самих военных возникли разногласия и мнение многих из них
совпало с позицией рабочих, Перон решил, что настало время подняться на
вершину власти. Он выступил по радио, призывая рабочих к решительным
действиям». Этот смелый, но демагогический призыв закончился арестом по
обвинению в призыве к общественным беспорядкам и заключением будущего
президента под стражу.
Когда Перона арестовывали, его любовница Эва Дуарте свирепо дралась с
солдатами, выкрикивая ругательства, в то время как сам полковник не ока-
зывал сопротивления. Эва устроила митинг в поддержку Перона, прибегнув к
помощи профсоюзов, которые он опекал. Беспорядки на улицах Буэнос-Айреса
продолжались двое суток. В конце концов военные уступили, и Перон был
отпущен. Политический статус опального полковника повысился как никогда.
Поняв, что его мечтам о неофашистской рабочей милиции не суждено
сбыться, Хуан Перон ушел в отставку и выступил в качестве лидера новой
рабочей партии.
Первым шагом Перона на пути к диктатуре была ликвидация профсоюзов
обувщиков и текстильщиков, которые не захотели подчиниться тоталитарным
принципам организации профсоюзного движения.
В течение полугода со строптивыми руководителями рабочего движения
было покончено, и поверженных лидеров выслали из страны.
Чтобы получить кредит доверия на предстоящих президентских выборах,
Перону нужна была также победа над католической иерархией, особенно если
учесть, что церковь публично осуждала его связь с Эвой Дуарте. Он раз-
велся со своей женой, надеясь жениться на Эвите, которая была моложе его
на 24 года. В 1945 году Перону наконец удалось убедить церковь, которая
в то время не признавала разводы, сделать для него исключение и благос-
ловить брак с Эвитой.
В 1946 году Перон осуществил свою мечту на президентских выборах в
Аргентине. В борьбе за власть он заручился поддержкой рабочих. Страна
была готова принять нового лидера. Он пришел к власти на волне больших
ожиданий и надежд. Богатая природными ресурсами Аргентина использовала
войну, которая бушевала далеко от ее границ, для укрепления своей эконо-
мики. Бизнес процветал, и в банках накопились огромные суммы денег.
«Несомненно, Перон чрезвычайно плохо управлял системой, — писал анг-
лийский историк Фернс в своем фундаментальном исследовании «Аргентина». —
Как капризный ребенок, он хотел иметь все сразу. Он показал себя неспо-
собным делать выбор и устанавливать приоритеты, которые необходимы для
функционирования любой экономической системы. Он убеждал общество пове-
рить в скорое и полное процветание. Но никто не мог предположить, что же
ожидает страну в действительности».
В материалах по исследованию Аргентины Джоном Симпсоном и Джейн Бен-
нет сказано: «Все это было своеобразной формой благотворительности Перо-
на. Он заставил рабочий класс почувствовать собственное достоинство и
свое значение в национальной жизни Аргентины. Задача состояла не в том,
чтобы дать власть рабочему классу, а чтобы подкупить его и передать
власть Перону».
Извращенные идеи социализма привязывали рабочих и предпринимателей к
тоталитарному государству, которое открыто попирало демократию. Перон
тратил огромные суммы государственных денег на национализацию пришедших
в упадок железных дорог. Он стал мастером обещаний, которые никогда не
выполнялись, любимцем рабочих, которые никогда не получали положенного
от государства. Стремясь подкупить социальные низы, Перон установил для
них щедрые льготы. Все это позднее привело Аргентину к экономическому
краху, последствия которого не изжиты до сих пор.
К 1949 году пероновские планы съела инфляция. Начались выступления
вконец обнищавших трудящихся. Перон отреагировал резко, арестовывая дис-
сидентов, преследуя церковников. Был принят драконовский закон, по кото-
рому за оскорбление президента и государственных служащих следовало
серьезное наказание. Газеты, критиковавшие Перона и Эвиту, были закрыты.
Например, влиятельная и некогда популярная «Ла пренса» была превраще-
на в рупор прирученных правительственных профсоюзов.

Эва в эти годы активно изымала деньги у бизнесменов и землевла-
дельцев, вкладывая огромные средства в то, что было названо крупнейшим в
истории «взяточным» фондом. Он использовался для подкупа влиятельных лиц
и проведения широко разрекламированных благотворительных кампаний. Эва
действительно помогала строить школы и обучать детей, кормила голодных и
открывала убежища для бездомных. Однако огромное количество собранных
денег распределялось людьми, которые отвечали только перед нею. Ее эмис-
сары разъезжали по всем фабрикам, цехам, строительным площадкам, чтобы
собрать взносы, которые требовала новая Клеопатра.
Предприятия, не внесшие средства добровольно, немедленно закрывались
как нерентабельные.
По оценкам экспертов, Эвита похитила из этого фонда 100 миллионов
долларов и поместила их на секретные счета в швейцарских банках.
Фонд, который создавался как общество, поддерживаемое добровольными
взносами, вскоре стал напоминать мафиозную организацию. Эва решительно
требовала платежей от каждого рабочего, который получал повышение, от
каждого предпринимателя, который заявлял, что ему необходима госу-
дарственная поддержка. Каждый возможный источник финансирования был ос-
новательно «выдоен», так что широковещательные признания супруги прези-
дента в любви к «простым людям» оказались не более чем мифом.
Это не была нежная и грациозная женщина, какой она старалась казаться
окружающим. «Первая леди» уверенно опиралась на мощь армии и полиции.
Расходуемые ею суммы были напрямую связаны с интересами и потребностями
диктаторского режима.

Больше денег, меньше любви

Автор книги «Эва Перон» Джон Барнс говорит, что после ее смерти сле-
дователи нашли 14 миллионов долларов в деньгах и драгоценностях, о кото-
рых она просто забыла. Несомненно, большая их часть была похищена из так
называемого «фонда Эвы Перон».
«Любовь народа питает меня», — изливалась Эвита перед журналистами, в
то время как огромные суммы непроверенных и неучтенных денег поступали
на ее банковские счета. Целые государственные учреждения работали чуть
ли не сутками, чтобы поддерживать «фонд» этими невидимыми деньгами. На
правительственном уровне президент страны подкупал политиков, чтобы они
направляли миллионы долларов из общественных фондов в ее организацию. До
настоящего времени никто не знает точно, сколько Пероны украли у Арген-
тины. Но сумма исчисляется сотнями миллионов долларов.
Эва была столь же алчна, сколь и тщеславна. Газеты, которые не уделя-
ли должного внимания ее пышным балам и высоким гостям, неожиданно обна-
руживали, что запасы бумаги истощились и пополнить их нечем. Завоевав
дешевую популярность среди социальных низов, она так и не была принята в
высшем обществе.
Месть супруги президента снобистской элиты не знала границ. Однажды
она щедро заплатила торговцу рыбой за то, чтобы он расположился около
известного аристократического клуба в Буэнос-Айресе и торговал здесь в
течение всего жаркого лета. А когда некий профсоюзный босс имел неосто-
рожность где-то сказать, что Эвите лучше бы распоряжаться на кухне, чем
лезть в политику, «первая леди» приказала арестовать вольнодумца и вну-
шить ему уважение к властям с помощью электрического тока.
Другой «еретик» по имени Виктор Белардо был арестован, потому что за-
явил в радиоинтервью о своем согласии отдать все сбережения на благотво-
рительные нужды при условии, что они не будут поглощены «фондом Эвиты».
Пероны аккумулировали многие миллионы от доходов, получаемых за им-
портно-экспортные лицензии. Предприниматели буквально осыпали их взятка-
ми, чтобы иметь возможность торговать с внешним миром.
Эва была непревзойденным организатором саморекламы. Однажды супруга
президента пригласила женщин с детьми со всей страны, чтобы юные арген-
тинцы получили от нее подарки: дескать, для Эвы все дети — ее дети. По-
лиции пришлось потом разгонять многотысячную толпу, и по меньшей мере
две матери вернулись домой без своих детей, погибших в давке.
В 1951 году политическая власть Хуана и Эвиты пошатнулась, но лозунг,
выдвинутый Пероном и обращенный к рабочим: «Живи сейчас — плати позже», —
еще обеспечивал им поддержку части аргентинского общества. Однако на вы-
борах 1951 года, когда Перон предложил избрать вице-президентом свою же-
ну, обоих ждало разочарование. Несмотря на то, что многие еще верили в
благодеяния Эвиты, это все-таки было слишком. Мысль о том, что властолю-
бивая красотка может официально стать вторым лицом в государстве, броса-
ла в дрожь военных, чьей поддержкой так дорожил президент. Не устраивал
такой расклад сил и трудящихся. На стенах появился издевательский ло-
зунг: «Да здравствует Перон-вдовец!» Другие произведения «настенной жи-
вописи» изображали Эвиту в обнаженном виде, шагающую, подобно Гулливеру,
сквозь массы лилипутов. Хуан Перон уступил давлению церкви и военных, и
имя его жены не появилось в избирательных бюллетенях.
Незадолго до очередных президентских выборов, которые Перон боялся
проиграть, была предпринята еще одна попытка военного переворота, подав-
ленная диктатором. Победа на октябрьских выборах была ему обеспечена. И
действительно, Перон получил 62 процента голосов — значительно больше,
чем в 1946 году. Народ все еще верил в обещанное тоталитарным режимом
«светлое будущее».
В следующем году первое действие национальной драмы неожиданно завер-
шилось печальным событием: Эвита умерла от рака. Ей было всего тридцать
три года. Накануне супруга президента совершила кругосветное путешест-
вие, привлекая сердца и умы жителей разных континентов к своей стране.
Тем не менее безвременная смерть предотвратила падение ее популярности в
глазах сограждан. Уйдя из жизни, Эвита осталась в памяти своих разорен-
ных почитателей прекрасной дамой в мехах и бриллиантах, а не властолюби-
вой женой диктатора, который не без ее помощи лишил свой народ бо-
гатства, привел нацию на край банкротства, заставлял невинные жертвы
стонать под пытками в грязных тюрьмах.
Вскоре экономическое положение в стране резко ухудшилось. Король ста-
новился голым в глазах его прежних поклонников, вынужденных нести на се-
бе бремя инфляции и усиливающегося террора со стороны тайной полиции.
Более того, католическая церковь — традиционный источник и вдохновитель
благотворительности в стране — почувствовала ухудшение ситуации, потеряв
место в обществе из-за «фонда» Эвигы Перон. Университетские кафедры по-
полнялись полуграмотными недоучками, которые получали престижные долж-
ности от коррумпированных чиновников за взятки. Отряды личной гвардии
Перона разграбили богатейшую национальную библиотеку и музей изобрази-
тельного искусства в Буэнос-Айресе, откуда уникальные экспонаты перекоче-
вали в домашнюю коллекцию диктатора.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *