ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

присягой подтвердить непричастность «крестного отца» к тому или иному
преступлению.
Эти люди прекрасно понимали, какая страшная кара их ожидает, если они
скажут хоть одно слово против безжалостного главаря мафии.

Пятый из тринадцати

Когда в 1990 году Готти наконец был схвачен, специальные подразделе-
ния ФБР, приложившие столько усилий к разоблачению главы преступной
«семьи», были уверены, что на этот раз правосудие свершится.
«Тефлоновый Дон» был обвинен во многих преступлениях, включая
убийство в 1985 году Пола Кастеллано — главаря «семьи» Гамбино, совер-
шенное с целью захвата контроля над этой мафиозной организацией. В то
время как врачи пытались спасти жизнь Кастеллано, Джон Готти был приве-
ден к присяге в качестве нового босса. Но «недолго музыка играла»: Готти
снова удалось вывернуться. Служителям Фемиды было от чего прийти в уны-
ние.
Кто же он, Джон Готти, поднявшийся на высшую ступеньку преступной ие-
рархии?
Родился будущий главарь мафии 27 октября 1940 года. Он был пятым ре-
бенком в бедной семье выходцев из Италии Джона и Фанни Готта, где росло
тринадцать детей. Семья ютилась в небольшом домишке в Бронксе — одном из
самых неспокойных районов Нью-Йорка. Готти так невзлюбил Бронкс, что
впоследствии категорически отказался включить этот район в сферу своего
влияния.
Джон Готти с детства усвоил, что сила гораздо полезнее знаний. Его
отец, еще ребенком прибывший в Америку из Неаполя, работал мусорщиком по
шестнадцать часов в сутки, но семья бедствовала. Джон считал, что трудо-
вой путь к успеху — это для дураков, а он должен взять все, что захочет,
иным способом.
Когда Джону было двенадцать, родители переехали в Браунсвипл — часть
Бруклина, в которой преобладали итальянцы и где кипели этнические страс-
ти. Несколько десятков уличных банд систематически сводили здесь счеты
друг с другом. Сильный, мускулистый Готти еще подростком получил кличку
«Крепкий кулак». В шестнадцать он возглавил банду сверстников, которой
все опасались.
15 мая 1957 года Готти впервые попал под арест, но депо было прекра-
щено из-за отсутствия улик.
Большинство закадычных дружков Готти были настоящими головорезами,
привыкшими околачиваться в небольших клубах, популярных у итальянцев.
Готти был частым посетителем клуба, которым руководил Кармино Фатико,
в то время капо, или капитан, в мафиозной «семье», возглавляемой Альбер-
том Анастазией.
В клубе Фатико целыми днями слонялись самодовольные, крикливо одетые
мафиози с полными карманами денег. Здесь они были окружены тем подобост-
растием, которое очень импонировало Готти и которое он позже узаконит у
себя в клане.
В шестнадцать лет Джон бросил школу в Бруклине и работал сначала гла-
дильщиком, потом помощником водителя грузовика. Но его больше привлекало
общение с «крутыми» парнями в мафиозных клубах. Подростку льстило то,
что бывалые мужчины внимательно слушают его рассказы о налетах и драках.
Готти часто отирался на скачках, выполняя мелкие поручения местных
гангстеров.
В семнадцать лет он открыл свой криминальный счет, получив условный
срок за кражу.
В 1959 году Джон днем работал на швейной фабрике, а ночью продолжал
заниматься преступным промыслом. Где-то в это время он встретил Викторию
ди Джордже, изящную темноволосую женщину с классическими чертами, и был
покорен ее неброской красотой и мягкими манерами.

Солдат «семьи» Гамбино

Несмотря на возражения родителей, Виктория вышла замуж за Готти в ап-
реле 1960 года, и год спустя у них появился первый ребенок — Анжела.
В это же время Готти был принят в ряды гангстеров в качестве «солда-
та» в преступную «семью» Гамбино. Здесь он и встретился с Сальваторе
Гравано по кличке «Сэмми-Бык».
Тридцать лет Джон Готти тянул за собой «Сэмми-Быка». У них были схо-
жие судьбы, однако Сэмми не стремился к громкой славе. Его вполне устра-
ивала роль заместителя босса. Сэмми так слепо верил своему шефу, что
позднее признался на суде: «Джон Готти был моим хозяином» а я его соба-
кой. Когда он говорил «фас», «кусай».
Однако в конце концов все поменялось: собака укусила хозяина.
Пока Готти рос от ранга к рангу, Король гангстеров Альберт Анастазия
терял популярность. Он окружил себя не слишком преданными людьми, каждый
из которых видел себя высшим руководителем клана. Когда глава гангстерс-
кого синдиката решил изменить ход событий, было уже поздно: убийца был
сам застрелен головорезами Карло Гамбино.
После того как Анастазию прикончили в парикмахерской на Манхэттене,
боссом клана становится Гамбино. Он потребовал подчинения от «солдат»,
которые раньше работали на Анастазию.
Оценив перспективы, Готти поклялся в преданности сицилийцу, который
теперь стал могущественным «крестным отцом».
Вскоре Готти уволился со швейной фабрики и нанялся в транспортную
фирму. Эта работа давала возможность бывать на складах и таким образом
«готовить почву» для будущих захватов. По ночам он и Сэмми слонялись по
барам и ресторанам, добывая информацию о прибыльных грузах для перевоз-
ки. Полученные сведения передавались капо — Кармино Фатико.
Капо в мафиозной структуре командовал группой «солдат» в 250 человек.
Они давали клятву верности «семье», под защитой которой действовали.
В это время Готти получил кличку «Чарли-Фургон», так как в его обя-
занности входило похищение грузовиков для специальных заданий.
А еще Готти вместе с Сэмми контролировал владельцев гаражей, где уг-
нанные автомобили разбирались, а затем снова собирались из разных частей
и перепродавались.

Восхождение к власти

А между тем личная жизнь Джона Готти дала трещину. Хотя к тому време-
ни в семье родилось еще двое детей — Виктория и Джон, бесконечные ночные
отлучки главы семейства привели к разладу между супругами.
За кражу автомобиля Готти попал в тюрьму на двадцать дней: удиви-
тельно, но факт — загребающий многие тысячи долларов мафиози не чурался
обыкновенного воровства. В 1966 году его вновь осудили на четыре месяца
за попытку кражи, и на этот раз он потерял работу в компании по перевоз-
ке грузов, где добывал обширную информацию для налетчиков Гамбино.
Готти мечтал обладать такой же безграничной властью, какую имел новый
глава синдиката Кармино Фатико.
Теперь его ближайшим другом был Сальваторе. Среди гангстеров о Сэмми
ходали легенды, например такая. Когда однажды Сэмми сидел дома, к нему
подбежала собака, держа в пасти оторванную человеческую кисть. Эта рука
принадлежала члену его собственной «семьи», который когда-то перебежал
боссу дорогу. Сэмми «пришил» нарушителя гангстерского этикета и сбросил
труп в мусорную яму, где собака подобрала в отходах понравившуюся ей
кость.
Готта не питал слабости к вину, не волочился за женщинами, работал по
восемнадцать часов в сутки. Единственным его увлечением в «нерабочее»
время были азартные игры. Эта страсть заставляла гангстера постоянно ис-
кать деньги, снова и снова браться за грязную работу для банды, зани-
маться вымогательством и другим нечистоплотным бизнесом.
Вскоре ФБР расставило ловушку на Готти и нескольких его сообщников в
нью-йоркском аэропорту Кеннеди: они ограбили склад с женской одеждой на
сумму более семи тысяч долларов. Джон Готти был приговорен к трем годам
тюрьмы, а тюрьма — хорошая школа для любого гангстера.
Пока Готти отбывал наказание, его непосредственный шеф Кармино пере-
вел штаб-квартиру банды из восточного Нью-Йорка в мрачное помещение клу-
ба, который вскоре стал известен всему преступному миру под названием
«Бергин».
Традиционный порядок среди мафиозных кланов в Нью-Йорке не изменился.
Избранные ветви — «семьи» Гамбино, Боннано, Дженовезе и Коломбо — полу-
чали от преступной деятельности огромные, никем не контролируемые прибы-
ли. Все, кто пытался сопротивляться, безжалостно уничтожались либо дово-
дились до разорения.
Структура этих преступных вооруженных сообществ была той же, какой
она сложилась в начале века: босс, его заместитель, советник, который
передает необходимые инструкции капо, отвечающему за «солдат» в своих
командах, и, наконец, исполнители кровавых приказов главарей — «солда-
ты».
«Семья» Гамбино включала свыше двадцати команд. В каждой из них было
определенное число сообщников, деливших свою добычу с капо. Капо, в свою
очередь, направлял прибыль трем высшим лидерам «семьи».

Экзамен на преданность

В 1972 году, после трех лет тюрьмы, Джон Готти, которому исполнился
тридцать один год, получил повышение. Он отсидел свой срок «честно», ни-
кого не выдав, так что заместитель босса Аньело Делакроче поручил бывше-
му налетчику работу капо бергинской команды.
Делакроче покровительствовал Готти еще до того, как тот попал в
тюрьму. Заместителя босса всегда поражали его холодный расчет и прекло-
нение перед традициями «Коза ностры».
Готти сконцентрировался на рэкете в среде «белых воротничков» — мел-
ких служащих государственных учреждений и частных фирм. Его интересовали
заключаемые контракты, незаконно полученные деньги, индустрия развлече-
ний.
Испытанием на верность клану было для Готти поручение самого дона
Гамбино. Стареющий «крестный отец» пребывал в печали — похитили и убили
его племянника Эммануэля. Гамбино обещал капо Джону Готти стремительное
продвижение по службе, если тот выследит убийцу и отомстит за жизнь
мальчика.

Месть «Коза Ностры»

Готти с жаром взялся за дело. Моментально были расставлены сети из
уличных заправил и мелких гангстеров, то есть тех, кто берется за самые
грязные дела.
Вскоре Готти уже знал точное имя убийцы. Им оказался некий Джеймс
Макбратни. Остальное, как говорится, было делом техники.
Когда Готти с сообщниками внезапно появился в одном из баров на Стей-
ген-Айленде, Макбратни сидел там один и мирно потягивал виски. Гангстер
подошел к нему и достал визитку — как выяснилось впоследствии, это было
фальшивое удостоверение детектива нью-йоркской полиции. Завязалась ссо-
ра. Необходимо было представить дело так, словно Готти убил соперника,
защищая собственную жизнь.
Макбратни понял, в какую он попал переделку, и попытался выхватить
пистолет. Но Готти опередил его. Короткоствольный полицейский револьвер
мгновенно выплюнул в лицо жертвы смертоносную пулю.
Однако в баре было слишком много свидетелей. Готти и его старый друг
Анджело Руджеро были вскоре арестованы. Им предъявили обвинение в пред-
намеренном убийстве.
Но Гамбино нанял для Готти и его сообщника самого искусного из
нью-йоркских адвокатов Джона Кона. Тот с жаром доказывал на суде, что
Готти действовал в пределах необходимой обороны. Кроме того, Кон заклю-
чил «джентльменское соглашение» с окружным прокурором. В обмен на смяг-
чение приговора гангстеры пошли на кое-какие уступки, и в результате оба
отделались незначительным сроком.
Подкупив охрану тюрьмы, Готти несколько раз выбирался из камеры,
встречался с женой, обедал с дружками в ресторане и регулярно угощался
итальянской пиццей. Делалось все это под видом консультаций у частного
терапевта в Бруклине.
В 1976 году умер «крестный отец» Карло Гамбино. Согласно практике
наследования, занять его место должен был Делакроче — заместитель босса
и наставник Готти. Но перед смертью Гамбино отошел от традиций мафии и
назначил боссом своего двоюродного брата — Кастеллано. Тот вручил Делак-
роче «утешительный приз», разрешив ему остаться заместителем босса, в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *