ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

Комментировать

LIB.com.ua [электронная библиотека]: : Энциклопедия мировых сенсаций XX — столетия

рестностям в поисках тех, кому удалось спрятаться. Один из солдат, Хайнц
Барт, был французом по происхождению, но надел эсэсовскую форму.
Теперь, размахивая автоматом, он выкрикивал испуганным жителям: «Се-
годня прольется кровь!»
На глазах у жителей Орадура немцы с помощью гранат и взрывчатки взор-
вали все двести пятьдесят четыре дома в деревне.
Пятнадцатилетнему Роже Гофрену чудом удалось спастись.
«Я предложил двоим старшим сестрам спрятаться вместе со мной, — объяс-
нял мальчик позднее, — но они отказались. Я чувствовал, что боши решили в
тот день уничтожить нас».

Бойня в церкви

Белая ракета, взвившаяся в небо, была для Кана условным сигналом о
том, что жители деревни собраны в церкви.
И началась расправа.
Немощных стариков и инвалидов, которые не могли дойти до места каз-
ни, расстреливали на месте. Те, кто пытался спастись бегством, были ско-
шены очередями из пулеметов. Патронов для расправы фашисты не жалели.
Загнав в церковь более четырехсот пятидесяти женщин и детей, немцы
подожгли мощные заряды, испускавшие ядовитые клубы черного дыма. Нес-
частные люди стали задыхаться. Затем солдаты начали швырять в окна гра-
наты. Когда отгремели взрывы, эсэсовцы открыли двери и стали поливать
охваченное пожаром помещение пулеметным огнем. Пламя поглотило тех, кого
еще не успели сразить пули, осколки гранат и обломки рухнувших стен.
Двести мужчин, запертых в сарае, были расстреляны из пулеметов.
Дикман в сопровождении двух представителей местной полиции начал вы-
бивать показания из подозреваемых в сотрудничестве с партизанами, тре-
буя, чтобы они указали ему, где спрятано золото.
Эсэсовец на месте расстреливал тех, кто отказывался отвечать.
Жану Дарту, раненному в обе ноги, чудом удалось остаться в живых.
Спаслись еще четверо, в том числе женщина, которая, получив несколько
ранений, все же выпрыгнула из окна церкви, расположенного над алтарем.
Она спряталась в огороде, где ее, чуть живую, и нашли на следующий день.

Отголоски трагедии

Дикман был вне себя от бешенства: расправа началась раньше, чем он
успел основательно допросить жителей об исчезнувшем золоте. Остаток дня
эсэсовец пьянствовал в одном из уцелевших домов на окраине Орадура.
Вечером, когда огонь еще продолжал гулять по руинам, горе-вояка, едва
держась на ногах, явился к генералу Ламмердингу и доложил, что ему не
удалось разыскать пропажу.
Сегодня Орадур — мертвое селение в развалинах, не тронутых с того
злополучного дня.
В маленьком музее, который стал местом поклонения праху безвинных
жертв, выставлены сломанные очки, любовные письма, бутылки с недопитым
вином — нехитрые, но щемящие детали простой сельской жизни, оборванной
пулеметными очередями.
Многие тела так сильно обгорели, что опознать их было невозможно, и
их похоронили в братских могилах там, где они приняли смерть.
Шестьсот сорок два человека погибли из-за награбленного золота, о ко-
тором они ничего не знали.
Английский бизнесмен Робин Макнесс утверждает, что ему известна
дальнейшая судьба пропавшего золота. Он написал книгу «Орадур: бойня и
ее последствия».
Многие ведущие историки, и среди них специалист по французскому Соп-
ротивлению во время второй мировой войны доктор Фут, считают, что эта
книга содержит достоверный рассказ о событиях в Орадуре.
Макнесс столкнулся с орадурской историей случайно, через много лет
после войны.
В 1982 году англичанин встретился с тем самым Раулем, который, по его
словам, когда-то зарыл золото на месте засады. Теперь бывший партизан
занимался контрабандным вывозом золота из Франции в Швейцарию. Француз
рассказал Макнессу свою историю, изложив подробности засады на дороге и
объяснив, почему немцы выбрали Орадур своей жертвой. Он утверждал, что
историки ошибались, предполагая, что оккупанты сожгли деревню в отместку
за помощь ее жителей партизанам.
Рауль также сообщил, что он забрал спрятанное золото и потратил часть
его, чтобы начать собственное дело. Теперь француз собирался переправить
оставшуюся часть своих сокровищ в один из швейцарских банков.
По словам Макнесса, он согласился помочь Раулю, но сделка сорвалась,
так как англичанина задержали на французской таможне. В его машине нашли
контрабандный груз на сумму двадцать тысяч фунтов стерлингов.
Макнесс был приговорен к двадцати одному месяцу тюрьмы и принять
участие в операции, затеянной Раулем, не смог.

Нераскрытая тайна

После освобождения из тюрьмы Макнесс несколько лет изучал подробнос-
ти истории, рассказанной Раулем: «Я не знаю точно, о чем говорили гене-
рал Ламмердинг и майор Дикман в субботу 10 июня 1944 года, — заключил он,
— но если версия Рауля достоверна, а ничто не убеждает меня в обратном,
то мы с ним являемся единственными живыми свидетелями, посвященными в
тайну событий того ужасного дня.
Видимо, Ламмердинг сообщил Дикману во время их встречи, что ему стало
известно о засаде от солдата, бежавшего с места стычки с партизанами.
Солдатам спецподразделений было строго приказано докладывать о каких-
либо происшествиях только офицерам, имеющим непосредственное отношение к
проводимой операции, то есть майорам Дикману и Кампфе или генералу Лам-
мердингу».
Главные действующие лица этой драмы мертвы и при жизни никому не отк-
рыли свою тайну.
Но из рассказанного Макнессом можно сделать определенный вывод, что

жители Орадура пали безвинными жертвами алчного нацистского генерала и
его приспешников.
Впрочем, история с золотом до сих пор остается версией, которую при-
ходится принимать на веру без каких-либо доказательств. Больше никто не
смог ни подтвердить ее, ни опровергнуть.
Сожженный и расстрелянный Орадур навсегда остался памятником жертвам
фашизма. И сегодня он напоминает людям об опасности коричневой чумы, ед-
ва не поглотившей человечество.

УИЛЬЯМ КЕЛЛЛИ: Трагедия Сонгми

В середине 60-х годов Соединенные Штаты направили необученных новоб-
ранцев сражаться во вьетнамских джунглях. Их методы усмирения не раз
принимали форму безумия. Одной из жертв стала деревня Сонгми.

Америка вступила в войну с Вьетнамом в разгар идеологической борьбы
между двумя системами — капитализмом и коммунизмом. Тысячи молодых аме-
риканцев были посланы навстречу гибели в дремучие джунгли, кишащие змея-
ми. Они проливали свою кровь в местах с непроизносимыми названиями от
рук людей с невыговариваемыми именами. Но, как утверждали их командиры,
доблестные солдаты армии США выполняли свой долг, достойный памяти вели-
ких предков — благородных воинов Паттона, Макартура и Эйзенхауэра. Они
не устраивали ям-ловушек, утыканных заостренными бамбуковыми кольями, не
мучили военнопленных, заставляя их под пытками сознаваться в своих «во-
енных преступлениях», — судьба многих американцев, попавших в плен. Но
все утверждения о благородной миссии американских войск во Вьетнаме были
похоронены 16 марта 1968 года в крошечной деревушке Сонгми, расположен-
ной на восточном побережье Южно-Китайского моря.
В этот день рота «Чарли» из состава 11-й пехотной бригады ворвалась в
беззащитную деревню на прибрежной равнине и хладнокровно уничтожила око-
ло пятисот ее жителей — мужчин, женщин и детей. В холодной отрешенности,
перемежавшейся с приступами слепой ярости, каратели в форме американской
армии учинили кровавую расправу над мирным населением вьетнамской дерев-
ни. Эту смертельную оргию можно сравнить по жестокости с варварскими ак-
циями СС в СССР и Польше во время второй мировой войны. Стариков сбрасы-
вали во рвы и закалывали штыками, беременным женщинам вспарывали животы,
а тех, кто пытался выбраться из этого ада, швыряли обратно на кучи мерт-
вых тел…
Коллективное безумие, охватившее роту «Чарли», так и осталось загад-
кой. Тем более что за это преступление был наказан только лейтенант
Уильям Келли, если три дня пребывания в тюрьме можно считать наказанием.
Он был освобожден после рассмотрения дела президентом США. Множество раз
это кровопролитие обсуждалось с привлечением его непосредственных участ-
ников, представителей тыловых штабов и американской общественности. Бо-
лее чем любой другой эпизод той войны, трагедия Сонгми стала символом
безумия, обнажив обстоятельства, при которых обычные, вполне добропоря-
дочные молодые люди под психологическим прессом войны превращаются в
кровожадных варваров. На полях вокруг Сонгми были жестоко растоптаны
традиционные американские идеалы добра и справедливости.
На землю, заселенную в основном сельскими жителями, пришла беспощад-
ная война с ее современной технологией уничтожения. Американцы обрушили
на них напалм, фосфорные бомбы, дефолианты и другие чудовищные средства
поражения. И вьетнамцы недоумевали: чем они навлекли на себя такой гнев
чужеземцев?
Но Сонгми, да и все другие деревни Вьетнама рассматривались амери-
канским военным командованием как партизанские базы бойцов-вьетконгов-
цев, которые с помощью крестьян не без успеха противостояли самой мощной
державе мира. Разочарование, вызванное трудностями ведения боевых
действий против невидимой и неуловимой армии Хо Ши Мина, перерастало у
американских военачальников в труднообъяснимую жестокость. Они начали
применять тактику «выжженной земли». Когда рота «Чарли» вступила в Сонг-
ми, семьдесят процентов деревень в провинции Куангнгай в результате та-
кой политики были стерты с лица земли, но ведь милосердие никогда и не
было обязательным атрибутом войны.
Вот что тогда говорил по этому поводу один из американских пехотин-
цев: «Мы называли их коротышками, узкоглазыми, недоделками, придумывали
им другие презрительные клички. Вьетконговцы для нас не были людьми. Мы
никогда не относились к ним как к людям. Они были для нас чем-то
абстрактным, тварями, которые хотели убить нас, и мы просто убивали их
первыми. Это касалось всех, от малолеток до стариков. Вот что сделал с
нами Вьетнам».

Личный счет убитых врагов

Другой солдат, морской пехотинец Филипп Капуто, говорил, что хотя
приказы уничтожать гражданское население и не были писаны черным по бе-
лому, главнокомандующий американскими войсками во Вьетнаме Уильям Уэст-
морленд настойчиво и постоянно требовал от своих солдат убивать как мож-
но больше. Капуто вспоминает: «Стратегия обескровливания противника,
проводимая генералом Уэстморлендом, здорово влияла на наши действия. По-
беды и поражения определялись простым арифметическим подсчетом потерь
противника, индивидуальный успех или неуспех солдат — личным счетом уби-
тых врагов. Начальство требовало от командиров как можно больше трупов и
крови, а те в свою очередь давили на солдат. Поэтому неудивительно, что
у некоторых из нас выработались презрительное, наплевательское отношение
к человеческой жизни и склонность к убийству».
Рота «Чарли» вступила в Сонгми именно с таким настроением.
Первоначально это подразделение было укомплектовано ста пятьюдесятью
самыми обычными американскими парнями из тех, кому судьба уготовила кро-
вавый экзамен.
В августе 1967 года, во время боевой подготовки в одном из американс-
ких учебных центров, солдат предупредили, что в любой момент они могут
быть переброшены во Вьетнам. Люди вроде лейтенанта Уильяма Келли, кото-
рый до призыва в армию не имел определенной профессии, с удовольствием
предвкушали это событие.
У себя на родине рота «Чарли» снискала репутацию незаурядного подраз-
деления. Она отлично действовала на учениях в условиях, приближенных к
джунглям, и воинское мастерство личного состава оценивалось весьма высо-
ко.
Некоторые опасения вызывали разве что состояние дисциплины да личные
качества отдельных солдат. Один из них, Майкл Бернхардт, прошел подго-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *